ФЭНДОМ


Колокольный звон обложка

О рассказе также можно прочесть здесь.

Примечание: рассказ является частью серии «Тысяча-И-Одна».

Колокольный звон


« Любопытство бывает самым коварным убийцей… »
— В.А. Чернов
— {{{2}}}
— {{{автормал}}}

Темно-серые, медленно плывущие низко над землей грозовые тучи темными пятнами выделялись на сером небе. Сухо потрескивал костер. Из подвала доносился храп спящего со спокойной душой сталкера. Сидящий у костра Витя Тысяча-И-Одна затянулся своей «Примой» без фильтра и выпустил еще одну струйку дыма. Байкал плотнее закутался в свою телогрейку, стараясь скрыться от дыма, клубами витающего под потолком.

Витя выпустил струю дыма в опасной близости от Байкала, и тот спрятал лицо в воротник, изо всех сил сдерживая душащий его кашель.

— Слышь, Хриплый! — сказал Витя. Байкал недоуменно поднял голову и поморщился. Он еще не привык к новому прозвищу...

— Хриплый! А ты слышал историю про Колокольный звон? — спросил Витя, выпуская еще одну струйку дыма.

Байкал не выдержал и надрывно закашлялся, одновременно мотая головой.

— Чё, правда, не слышал? Ну, тогда слушай. Говорят, что в последнее время на Болотах стали происходить странные вещи. Вроде бы люди слышали ночью колокольный звон. Настоящий, церковный, как будто в Пасху перед Троице-Сергиевой лаврой оказался. Да только не пасхальный звон этот совсем, скорее, похоронный. С утра ведь некоторых недосчитывались. Днем народ ходил к церкви, да только ничего не нашли. А ночью те, кто внутри остался, исчезли. Один из сталкеров в то время отлить вышел, не решился осквернять церковь. Х-хе... религиозный был. Это-то его и спасло. Он рассказывал, что сначала резко погас костер, хотя парень сам пару минут назад подкладывал туда поленья. А потом изнутри донеслись отчаянные крики ужаса. Парень этот как был, с расстегнутыми штанами, рванул напролом куда глаза глядят. Добежал кое-как до хутора, так его чуть за зомбяка не приняли! Чуть не пристрелили. С тех пор парень этот заикаться страшно стал. А церковь по-прежнему каждую ночь на колоколах играет. Вот так-то, братцы-сталкеры...

И тут Байкал вспомнил про завтрашнюю встречу с одним из командиров «Тропников» — Метрономом, с которым сталкер договорился об устройстве встречи с легендарным Болотным Доктором. Это была надежда на излечение легких, на освобождение от приступов мучительного кашля. Напоминание в КПК стояло на завтра, Байкал хотел отправиться ранним утром. Однако что-то подсказывало сталкеру, что надо идти именно сейчас.

Байкал закашлялсяи встал на ноги.

— Хриплый! Ты куда? — обеспокоенным голосом спросил Витя.

— Выйду про... хр-р... ветрюсь. Наку... хр-р... рили тут... — ответил Байкал, выходя из ангара под серую пелену плачущего неба...

***

С громким всплеском армейский сапог с высокой шнуровкой впечатался в мягкую землю Болот. Ветер принес влажный воздух с запахом гнили, водорослей и мха.

Байкал в последний раз оглянулся и пошел вперед. Ветер разогнал тучи, так и не разразившиеся дождем, и теперь последние лучи садящегося солнца освещали распростершиеся перед взглядом сталкера Болота, окрашивая их в розовый, красный, оранжевый цвета. Над водой носились первые клочья тумана, похожего на вату. Отсюда на некогда прекрасную реку, превратившуюся в вязкую трясину, простирался великолепный вид, и казалось, что Болота можно пройти насквозь за полчаса.

Нога наступила на что-то твердое, сухо хрустнувшее под тяжелым армейским берцем, и сталкер, осмотрев окрестности, присел на корточки.

В землю была вмята снайперская винтовка. Изделие «Винторез». Некогда вороненые, металлические части винтовки покрылись рыжеватым налетом ржавчины. Желтый пластик приклада частично разложился и покрылся черными пятнами. Оптика перекосилась, передняя часть сверкала острыми краями разбитой линзы.

Байкал осторожно убрал ногу в сторону, уже зная, что это хрустнуло. Это был магазин. Латунные цилиндрики патронов поблескивали в последних лучах заката.

Сталкер поднялся, недовольно покачивая головой. Такое хорошее оружие... было. В армии он однажды держал такую винтовку в руках. Почти невесомая, она казалась пневматической игрушкой в сравнении с автоматами Калашникова и Никонова, лежавшими на стойке рядом. Во время выстрелов были слышны лишь пощелкивания срабатывающей автоматики, и казалось, что винтовка не стреляет, ведь отдачи почти не было. Однако бумажная мишень в ста метрах исправно покрывалась черными точечками.

Байкал прошел меж двух вагонов, один из которых был поврежден. «Воронка», появившаяся буквально под вагоном, оторвала довольно большую часть обшивки.

Неожиданно откуда-то слева послышался рык. Байкал замер, сильно сжав Сайгу. Сами собой нахлынули воспоминания...

***

2012 год, Подземелья «Агропрома»

До ушей Байкала донесся страшный рев, эхом разносившийся по подземельям, и идущий впереди солдат-срочник замер, пораженный ужасом. Эхо замолкло, раздробившись на маленькие кусочки.

Спереди, куда ушел авангард, долетел страшный крик ужаса, беспорядочные автоматные очереди. Затем все стихло. Бойцы взяли оружие наизготовку и рассредоточились по помещению.

Спереди раздалось громкое сопение. Байкал увидел капли крови, появляющиеся из ниоткуда и капающие на пол. Остальные тоже заметили это. Кто-то из бойцов истошно заорал и зажал спусковой крючок. Автомат быстро увело вверх, но первые несколько пуль попали в мутанта, выбив фонтанчики крови и плоти.

Монстр дико заревел и появился. Это был двухметровый гуманоид с лысой головой. Вместо челюсти под головой болталось четыре щупальца, по которым стекала кровь. С когтей капали алые капли. Глаза налились красным.

Кровосос сделал рывок, ухватил лопатообразными лапами ближайшего бойца и с размаху бросил его на стену, откуда торчала острая арматура. Крик ужаса смешался с криком боли и резко прекратился. Опомнившись, военные открыли огонь по мутанту. Кровосос заорал и попытался исчезнуть, однако множественные раны не дали ему этого сделать. Еще более разъярившись, мутант бросился прямо на нескольких бойцов, сбившихся в кучку в углу помещения.

Байкал нажал на спуск, и его АН-94 послушно вздрогнул. Морда кровососа брызнула алым, одно из щупалец отлетело в сторону. Кровосос дико взревел, его повело в сторону. Когтистая лапа пролетела по широкой дуге и, промахнувшись по шее, с треском вспорола рукав камуфляжа, сбивая военного с ног. Левую руку пронзила острая боль, по кисти побежали горячие струйки. Байкал отшатнулся и уперся спиной в стену, медленно сползая по ней вниз.

Кровосос, преодолевая внезапно возникшее из-за потери одного из щупалец головокружение, развернулся и снова бросился в атаку. Превозмогая боль, Байкал поднял автомат правой рукой и произвел сдвоенный выстрел. Боек автомата сухо щелкнул, сообщая об опустевшем магазине. Лапа кровососа с хрустом ударила по шее бойца рядом и резко дернулась назад, вытаскивая солдата в центр помещения.

Рука Байкала нашарила в подсумке магазин. Военный выверенным движением подсоединил магазин к автомату, лежащему на коленях, передернул затвор, положил автомат на сгиб левого локтя автомат и нажал на курок. Голова мутанта окрасилась красным, кровосос пошатнулся, зацепился левой ногой за правую и с грохотом упал на пол, скрипя когтями по металлическому полу в предсмертной агонии. Левая рука, поврежденная монстром, ныла тупой болью. Байкал обессиленно оперся спиной о стену помещения, опустевшим взглядом пытаясь пробить кроваво-красную пелену, застившую глаза.

***

Рев повторился, и Байкал сильнее сжал карабин.

Кровосос проявился у противоположного конца искореженного аномалией вагона. Судя по бледному окрасу, мутант был совсем молодым.

Монстр трубно взревел и бросился на сталкера, казавшегося беззащитным перед физической силой мутанта. Байкал вскинул Сайгу и выстрелил. Пуля хищной пираньей метнулась к мутанту и выгрызла из его перевитого мыщцами тела небольшой кусочек, разбрызгивая кровь. Мутант болезненно заорал, сбавляя скорость, и Байкал нажал на курок еще дважды, посылая кучочки свинца навстречу монстру. Одна пуля пролетела мимо, вторая попала. Кровосос, получив еще одно ранение, резко свернул в сторону, входя в режим невидимости.

Байкал напряженно повел стволом за шевелящейся в такт быстрым шагам мутанта невысокой серо-зеленой травой. Шевеление травы стало приближаться, послышалось громкое сопение мутанта. Байкал выстрелил.

Кровосос получил еще одну пулю, обиженно заревел и бросился вперед, надеясь достать сталкера в лоб. Байкал произвел еще два выстрела. Одно из щупалец отлетело в сторону, перебитое пулей. Кровосос покачнулся, но молодой крепкий организм выдержал повреждения, и мутант снова выровнялся, еще более ускоряясь. Байкал резко перекатился назад и вправо. Ремень Сайги резко натянулся, а затем змеей соскользнул вниз, сопровождаемый странным хлопком и треском рвущейся ткани. Байкал окончил перекат переходом в позицию для стрельбы с колена, выдернул ПМ из кобуры и четырежды выстрелил по мутанту. Колено левой ноги брызнуло алым. Кровосос болезненно заревел, нога подогнулась, и мутант, упав, покатился по земле в сторону «воронки».

Пистолет в руках Байкала дважды вздрогнул. Первая пуля выбила фонтанчик земли рядом с телом стремительно катящегося по земле мутанта. Вторая вонзилась в покатый череп чудовища. Кровосос резко дернулся, руки мутанта напряглись, вгрызаясь в землю мощными когтями. Тело уже мертвого мутанта остановилось в считанных сантиметрах от аномалии. Левая рука кровососа, попавшая в зону действия «воронки», вытянулась в сторону аномалии. Захрустели кости и рвущиеся ткани, а затем предплечье исчезло в «Воронке». Из обрывка руки хлынула кровь. Байкал поднялся с колена и, на ходу перезарядив пистолет, подошел к ремню карабина, едва выделявшемуся в серо-зеленой пожухлой траве.

Концы ремня распушились обрывками нити. Видимо, ткань не выдержала напора аномалии и порвалась, оставив Сайгу в аномалии.

Байкал встал с корточек и решительным шагом направился в сторону Болот, небо над которыми стремительно затягивалось тучами. Не заметил он силуэта сталкера, стоящего на одном из окружающих Болота холмов...

***

Байкал уже который час шел по этому гребаному лабиринту. Солнце давно село, а тучи, вновь серым пологом раскинувшиеся над территорией, бывшей некогда прибрежной зоной прекрасной реки, закрывали Луну и звезды, лишая землю последних крох света.

С холма Болота казались небольшими, неуловимо прекрасными, скрывающими в себе какую-то тайну. Однако сейчас перед Байкалом предстала обратная сторона медали. Уже который час в бледном пятне садящегося налобника мелькала однообразная картина. Камыши в рост человека сменялись на протоки вонючей воды, зеленоватой из-за многочисленных мелких водорослей. Мостик из старых, почерневших от времени, но все еще крепких досок — и снова камыши…

Байкал перешел по бревну очередную протоку, зеленевшую в бледном свете садящегося налобника. И как только сталкеры «Чистого неба» здесь ориентировались? Это же совершенно невозможно! Хотя кто знает, может, все эти россказни про «Чистое небо» — байки от начала до конца. Да и на легенду про Болотного доктора он зря поддался. Хотя чего уж теперь горевать...

Камыши впереди, освещенные бледным светом садящегося фонаря-налобника, слабо зашевелились. Байкал сильнее сжал рукоятку своего наградного ПМ с надписью «Байкалову В.Е. за отличную службу»…

***

2012 год. Окраины Радара

— Байкал, Шорох, в авангард! — зашипела рация голосом командира. Байкал крепче сжал свой «Абакан» и ускорил шаг, обгоняя отряд.

Их подразделение было одним из участников операции по захвату Выжигателя после того, как его излучение неожиданно исчезло. Вертолет вляпался над Мертвым лесом, однако выживший пилот сумел посадить машину относительно аккуратно, и жертв среди десанта почти удалось избежать. Однако теперь они опаздывают к месту боя, откуда доносилась постепенно затухающая канонада.

Истошный вопль «Мутанты!!!» идущего в арьергарде Мангала разорвал мирное шипение эфира. А затем сзади ударил залп автоматов.

Байкал перекатился за ствол широкого дерева, скрывший его от недобрых глаз, которые могли сейчас сверлить ему спину, и поднял прицел автомата на уровень глаз, выцеливая собак в месиве рукопашной.

Палец надавил на спуск, и автомат в руках послушно вздрогнул, посылая в псевдопса очередь из двух патронов. И тут же — еще одну. Первая очередь вспорола мутанту бок, заставив его споткнуться и покатиться по земле, вторая пробила череп, завершая начатое.

Байкал чуть сместил ствол и дал две очереди в два патрона, сбивая с ног собаку, отскочившую от одного из бойцов. Произвел еще одну очередь, сбив собаку с уже не сопротивляющегося Мангала.

Раскатистый выстрел из СВД пронесся по опушке, уходя вглубь леса. Шорох коротко вскрикнул и выгнулся, падая лицом на рыжие иголки, толстым слоем покрывшие землю. Тут же заработало несколько автоматов, и бойцы задергались, получая очереди. Несколько бойцов укрылись за препятствиями. Это были монолитовцы, напавшие с тыла.

Байкал высунулся, осматривая местность вокруг вертолета через прорезь прицела. Дал короткую очередь, сбивая с ног бойца в грязно-белом с коричневыми вставками камуфляже. Прокричал в гарнитуру:

— Мы здесь не продержимся! Надо отступать! Повторяю, отступаем!

Дав еще одну очередь, Байкал перекатился в сторону и рванул в лес. Один из бойцов вскочил из-за трупа здоровенного кобеля псевдопса и бросился в сторону, беспорядочно отстреливаясь. Серия небольших отверстий перечеркнула ему спину, а заодно — и жизнь. Предсмертный хрип перемешался с шипением эфира.

Байкал перепрыгнул упавшее деревце с давно облетевшими ветвями и припустил еще сильнее, пытаясь укрыться в подлеске.

Что-то толкнуло в спину, Байкал попытался удержаться на ногах, но они неожиданно оказались ватными, не слушались мозга. По спине побежало что-то горячее. А затем наступила темнота…

***

2013 год. Расположение 1-го батальона военных сталкеров

— Лейтенант Байкалов, выйти из строя!

Байкал сделал шаг вперед, поморщившись от боли в правом легком. Три пули оттуда достали, чудо вообще, что выжил...

— За отличную службу лейтенант Байкалов Виктор Евграфович награждается именным пистолетом и внеочередным званием капитана!

— Спа... хр-р... сибо... — пробормотал Байкал, но тут же опомнился: — Слу... хр-р... жу Украине! — и хрипло закашлялся, содрогаясь от боли в легких...

***

Байкал мысленно помотал головой, отгоняя неприятные воспоминания. Виноватых в неудавшейся операции тогда нашли в высшем эшелоне. А выживших после операции по захвату Выжигателя бойцов к награде приставили, благо их не больше десяти осталось.

Камыши вновь шевельнулись. Палец на спусковом крючке напрягся, готовый в любой момент дожать спуск и произвести выстрел.

Из камышей выбралась крыса. Черная бусинка носа нервно задергалась, обнюхивая окрестности в поисках опасности. Глаза сфокусировались на силуэте человека с огненной палкой в руке, и крыса поспешно ретировалась обратно. Байкал злобно сплюнул ей вслед.

Фонарь мигнул в последний раз и с тихим шипением остывающего корпуса выключился. А в следующий миг уха сталкера коснулся странный звук. Настолько неуместный здесь, посреди Болот, что Байкал в первый миг решил, что у него помутнение рассудка.

Колокольный звон.

Колокольный звон2

Именно колокольный звон разлился над ночными Болотами, тревожа сон сталкеров.

Руки до боли сжали пистолет, практически бесполезный в темноте. Глаза изо всех сил напрягались, силясь увидеть что-либо в кромешной тьме ночи. А уши продолжали слушать звон колоколов. Звон, который никак, абсолютно никак не мог здесь быть. Однако вместе со страхом пришло любопытство. Желание узнать, что же там такое. Желание, которое может стать смертельным...

Байкал осторожно пошел в сторону звона. Глаза уже могли различать отдельные стебли камышей, однако полностью еще не освоились.

Нога ступила на старую доску, перекинутую через протоку, и она негромко скрипнула. Байкал лишь стиснул зубы. Сильнее сжимать пистолет уже не получалось.

Из-за облаков выглянула луна, освещая призрачным светом верхушки камышей. Ее свет белыми лучами пронизал темноту, распростершуюся над болотным лабиринтом.

Камыши неожиданно расступились, и перед сталкером выросла витая ограда кладбища. За кладбищем темным силуэтом возвышалась церковь. Укрытая проржавевшими листами металла крыша освещалась холодным светом Луны, нижняя часть терялась в ночном тумане. Колокольня с дырявой дощатой крышей, никогда не имевшая позолоты, мелко вибрировала, потревоженная колоколами. Колоколами, которых не было.

Байкал осторожно перелез через метровую кованую оградку и двинулся меж могил. Надгробья холодными камнями высвечивались в бледном свете Луны. Полустертые надписи поблескивали остатками серебрения. Витые ограды могил старым металлом чернели в белых холодных полосах света. Кое-где камни были разрушены, плиты, прикрывавшие могилу, расколоты.

Ближние к церкви могилы были затоплены болотной водой, и армейские берцы вязли в обманчиво твердой земле. У лестницы бокового входа вода доходила до колен, и каменные ступени лишь верхней ступенью выглядывали из черной в лунном свете воды.

Ноги медленно взошли по лестнице и остановились у входа. Рука сжала рукоятку пистолета. В ней притаилось восемь девятимиллиметровых «маслят», восемь смертоносных ос, готовых в любой момент вылететь из ствола. Сквозь гулкий набат колоколов в мозгу проявилась мысль: «Черт, ну и на фига я сюда прусь? Любопытство гребаное, как же ты меня достало...». А затем сталкер сделал очередной крадущийся шаг, входя в темноту церкви, пронизанную тонкими белыми потоками. Деревянный пол негромко скрипнул под ногами.

Четыре вспышки, сопровождающиеся негромкими хлопками выстрелов, на долю секунды отпечатали на сетчатке Вити Тысяча-И-Одна странную, угловатую тень. А затем зыбкую тишину Болот разорвал холодящий душу крик ужаса…

Эпилог

— ...а недавно, говорят, еще один сталкер туда поперся, Байкалом звали. Так он прямо ночью в церковь залез, да еще когда колокола играли. А у него еще и фонарь потух. Настоящий профессионал был, жалко парня... даже выстрелить успел. Четыре раза. Правда, непонятно, во что... вот так-то, братцы сталкеры.

Подпись3
13:02, августа 11, 2016

От автора

Огромное спасибо всем тем, кто помогал мне критикой во время написания рассказа. В частности, это Lt.Priboi и Maxim Lebedev. Земной вам поклон, друзья, товарищи, коллеги!

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.