ФЭНДОМ


« Добра тебе, сталкер! И вновь я. И вновь не про Зону.

В том, другом, но до жути похожем, мире эта легенда рассказывается у теплых костров на Базаре. Эту легенду рассказывают новым путникам или детям. Жаль, что никто в нее не верит. Я рассказываю ее вам, сталкеры. Почему? Потому что вы видели многое. Потому что вы можете в это поверить. Усаживайтесь у костра поудобнее. Сегодня я начну новый рассказ..

»
— {{{автор}}}
— {{{2}}}
— {{{автормал}}}


Вы когда-нибудь забредали в подземелья Города? В метро? Да? Тогда вы знаете, как там веет страхом, сыростью и смертью. Как там каждый шорох втрое опаснее, чем на поверхности. Вы знаете, что там зевать не стоит, знаете, что нужно не просто оглядываться назад, желательно иметь пару дополнительных глаз на затылке. А еще вы должны знать, что помимо основных тоннелей, путей метро, есть и выходы в другие коридоры. Выходы в коридоры, в которых жили люди до выхода на поверхность или до того момента, как их выжили мутанты. Вот сегодня речь пойдет об этих коридорах, точнее говоря, о сети коридоров. Хотя нет, речь пойдет не только о них. В сети коридоров проживает самый худший «дух» всего Города, он появляется лишь один день в году. Он появляется на первое апреля. Да-да, раньше этот праздник был в почете, раньше такой день был полон радости и веселья, шуток, но не сейчас. Сейчас каждый день наполнен кровью, как своей, так и чужой, каждый день мы выживаем. И тогда уже далеко не до всевозможных шуток над другими людьми. За такое могут и пристрелить. Что, впрочем, и случилось с нашим «духом»…                            

                                                                         ***


Шурик никогда и не был обычным парнем. В детстве он часто старался радовать других детей, хотел, чтобы они улыбались, но, видимо, то, что, казалось, должно радовать детей, их далеко не радовало. Он мастерил, да-да, в возрасте малом (лет 7-10) он мог уже мастерить что-либо из деревянных брусков, которые приносили ему родители. Машинки, бронетехника, все это он делал, оглядываясь на книги, для мальчишек и цветы, мишки для девчонок. Но их это не забавляло. Нет, игрушки они забирали, но не улыбались. А если и улыбались, то только с этакой хитрецой, задумав что-то плохое. Но это было не сложно угадать, что же могут делать дети с ребенком, что не похож на них? Только избить. Но когда его били, они улыбались, они радовались, смеялись, и Шурику приходилось выдавливать из себя грустную улыбку. Да, он смог добиться их улыбок, их смеха, но какой ценой. Приходя домой, мать с отцом замечали синяки. Если мать еще как-то жалела мальчика, то отец нет, он был просто в ярости. Он хотел, чтобы его ребенок рос настоящим мужчиной, а не каким-то сопляком, которого могут избить даже девочки. И тогда вновь начинались бои. В этот раз отец так учил его драться, но мальчик не особо этого хотел, он не жаждал драк, потому и не учился, за что получал знатных люлей. Чтобы ребенок хоть чем-нибудь занимался полезным, его отправили учиться к механику. За эту учебу Шурик взялся рьяно, с упорством и любовью. Что радовало не только родителей, но и самого механика, спившегося дядю Митю, в народе которого звали Митяем. Собственно, к годам 16 Шурик уже мог спокойно налаживать арбалеты, вставлять пластины хитиновые в одежду, а еще все возможные фигурки делать. Да, это хобби у него не пропало, впрочем, как и его желание радовать людей, только теперь фигурки были схожи с роботами из той, старой жизни, которая была до Последней Войны. Как он получал материалы? Не скажу, что просто. Для этого он разбирал био. Да-да, он разбирал боевых роботов. Конечно, он не рисковал связываться с био, которые были классом выше второго. Но уже сама разборка био приводила к слухам о том, что Шурик сумасшедший. Но, тем не менее, никто не переставал относить ему броню и оружие на починку или модернизацию. Так прошло еще года четыре. Именно эти года стали самыми сложными для Шурика. Сначала погиб отец, за ним, промаявшись с полтора месяца, ушла мать, повесила, а под конец Митяй спился. Его нашли, с синим лицом, в его пещере, рядом валялись бутылки с дешевым алкоголем. После этого жизнерадостный парень почувствовал себя одиноким, но улыбаться не перестал. И погрузился с головой в работу. Не было работы — продолжал мастерить механические игрушки, они просто заполнили все место в мастерской, которое освободили от бутылок и вещей Митяя. Единственная радость — детям нравились эти игрушки. Даже такого доброго и жизнерадостного человека, как Шурик, могут раздражать люди. И в нашем случае, таким человеком стал шаман, новый шаман их общины. О, как же этот шаман любил талдычить о своем Черве! А еще он любил упрекать Шурика в не веровании в этого Червя. Если честно, все было бы намного лучше, если бы парня не тыкали вечно носом в это. Но Шурик продолжал улыбаться, услужливо улыбаться. И вот, за этой улыбкой, за месяца два до первого апреля, родилась великолепная идея, как можно было разыграть шамана. Долго, очень долго Шурик собирал все возможные детали, да и вообще металл, но все же собрал. А дальше уже пошла ловкость рук и сообразительность. В принципе, ничего особо сложного, та же игрушка, правда, размером под два метра в высоту и под три в длину. Но ничего. И с этим Шурик справился. Все ради того, чтобы поднять на смех шамана. В ночь перед первым апрелем, последним его первым апрелем, он выкатил «Червя» в коридор. Да-да, его игрушка была на колесиках, и она выглядела, как металлический червь, с открытой пастью, из которой выглядывают ряды острых зубов. Он знал, что завтра утром шаман будет проходить здесь. Не помнил зачем, вроде какой-то церемонии, но проходить будет. Вспоминая об этом, Шурик ушел спать в свою пещеру. Как обычно он заснул с улыбкой, но в этот раз улыбка была не дружелюбна, а коварна.

Утро следующего дня выдалось очень крикливым и жестоким. Да, замысел Шурика удался. Стоило бы видеть лицо этого шамана, когда он увидел в темном тоннеле Червя. Того самого, которому покланялся, разбивая лоб до крови, призывая, чтобы каждый веровал в него. И тут. Неожиданность. Пространство тёмного тоннеля разорвал крик, полный страха. Это был крик шамана, который успел поседеть за пару секунд. Убежать он не мог, ноги не слушались его. Кажется, из-за этого же он и упал, и вскоре потерял сознание. Когда он очнулся, понял, что это была лишь глупая шутка, и даже понял чья, ведь ему уже успели сообщить, из чего же был сделан «Червь». И тут уже на лице шамана появилась улыбка. Это было последнее утро Шурика, вскоре, после того, как шаман очнулся, парня отвели в какой-то из ответвлений тоннеля, где и пристрелили, как ненужную собаку. Не слушая даже все отговорки, что это были лишь шутки, что больше такого не будет. Его застрелили.

                                                                           ***


Именно с тех пор что-то еще произошло в тоннеле, но теперь там всегда, каждый год в один и тот же день бродит этот призрак, стараясь напугать вас до смерти. И знаете. У него это всегда получается…


                                                                                                                                            © Хамелеон

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.