ФЭНДОМ


Описание: Небольшой рассказ о сталкере, а точнее представителе группировки «Долг» — Барсуке, и о том какой иногда бывает жизнь. Не важно в Зоне или за её пределами. P.S. от автора: Вдохновение надолго покинуло меня с момента публикации здесь одной из моих работ, посему едва зародившуюся сноровку писать я, скорее всего, утерял. Но я всегда рад критике.

"Три выстрела"

Дождь громко бил по крыше металлического вагончика, стоявшего у забора из колючей проволоки, за которой, уже через пару сотен метров начиналась территория бара. Серое небо Зоны низко повисло над свалкой, от чего казалось, что до него можно дотянуться, взобравшись на ближайший холм радиоактивного мусора. Шум дождя перебивали разговоры долговцев, частью чьего блокпоста и являлся вагончик. Под навесом из маскировочной сетки, что, на удивление, почти не пропускал холодные капли дождя, сидели трое представителей местной, почти военной группировки «Долг». Они спокойно и непринужденно общались, будто и вовсе не находились в одном из самых опасных мест на земном шаре. Но может, такой настрой и к лучшему. По крайней мере, такой позиции придерживался командир этого отряда, кой стоял чуть поодаль, и курил сигарету, наслаждаясь каждым выдохом густого, табачного дыма. Мужчина, имеющий за своей спиной относительно много лет службы в долге, и достаточно много наград и похвал от начальства, считал процесс курения чем-то сродни обеду, и принимал его по своему графику — две сигареты в час. Сергей Николаевич, как его зовут, не был приклонных лет, наоборот был довольно молод по сравнению с большинством здешних обитателей, даже среди его отряда было несколько человек старше него более чем на пять лет, но тем не менее, многие Сергея уважали, а некоторые и побаивались. Вот только о самой жизни этого кареглазого, темноволосого и бородатого мужчины никто не знал.

Сам он только недавно вернулся из Большой земли, что само по себе странно, ведь получить шанс снова жить нормальной жизнью выпадает не каждый день. Да, он не единственный из здешних обитателей, кто после ухода из Зоны, в нормальный, безопасный мир, снова вернулся в её объятия, но что заставляет сталкеров это делать? Некоторые просто не могут нормально ужиться за её пределами, ибо привыкли постоянно видеть вокруг опасность, кой на Большой земле, практически, нет. От подобного может и крыша поехать, как говорится, бывали случаи. Кого-то манит эдакая романтика Зоны, что проявляется во всём: мутировавшем зверье, аномалиях, артефактах, атмосферах у костров или в лагерях сталкеров. Но таких представителей мало, не каждый готов рисковать своей шкурой ради того, чтобы получить эстетическое наслаждение от происходящего вокруг. Есть сталкеры, которых, по их словам, Зона зовёт к себе. Вот манит их и всё, они бессильны перед её зовом. А если пойти наперекор этой силе, то начинаются ломки, а то и ещё хуже. Мучения, говорят, ужасные, но бывали случаи, когда зов прекращался, и человек, восстановившись, продолжал жить, оставляя Зону лишь частью воспоминаний о прошлом. И последняя причина возвращений сюда – безысходность. Когда тебя ничего не держит там, на Большой земле, или наоборот отталкивает.


Вот, как раз таки, причина по которой Сергей вернулся была неизвестна, правда, и вернулся тот уже слегка другим человеком, как казалось его товарищу — Владимиру, или как его называл сам Сергей – Володе, что в это время лежал на старой пружинистой кровати внутри вагончика. Сергей, конечно, не соглашался с мнением друга, но более подробно углубляться в эту тему не хотел, и не позволял. Но вот небольшая тревога за Барсука – таким было прозвище Сергея, которое он не особо жаловал – у Владимира была. И причина беспокойствия была ясна, как летний день за периметром. Буквально неделю назад, его товарищ радостно прощался с бойцами долга, проставлялся в баре, и был счастлив тому, что покидает это гиблое место, а через пару дней вернулся, снова заняв должность командира отряда охраны территории, и как ни в чем ни бывало продолжил работать, лишь один раз немногословно пообщавшись с самим Владимиром. Да и сам он ранее был более весёлым и коммуникабельным, а сейчас почти постоянно молчит, ходя с каменным лицом. Что-то случилось там, на Большой земле, но что? Этого пока знать не дано, а может вовсе останется тайной лишь для самого Сергея. Не обращая внимания на разговоры части своего отряда, Барсук взял, висящий на шее бинокль, и в который раз за последние тридцать минут осмотрел окрестности. Из-за дождя видимость значительно снизилась, но послышавшийся вой слепцов вдали не давал покоя, и заставлял не терять бдительности, хоть опасности никакой и не представлял даже при самом неудачном раскладе. Убедившись, что всё относительно в порядке, капитан отряда направился внутрь вагончика, кинув, ещё тлеющий окурок под ноги.

Из под навеса доносились обрывки фраз, по которым можно было понять, что разговор идёт о представителях слабого пола – женщинах, коих мужики уже давно не видели. Одна из типичных тем для разговора, что начинается, зачастую, фразой: «Эх, бабу бы…» и сопровождается громким вздохом.

Помимо кровати внутри вагончика стояли ящики с боеприпасами и кое-какой провизией. У заколоченного окна стоял стол, а точнее пустая бочка из под топлива, и доска на ней. На условном столе горела керосиновая лампа, света от которой едва хватало на освещение половины помещения. В дальних углах стояли старые, деревянные, слегка трухлявые, но более менее крепкие ящики, что служили здесь табуретками. Рядом с ними лежал свёрнутый матрас. За столом сидел, тихо посапывая и что-то изучая в своём кпк, новенький – Степан. Правда "новеньким" он был в самой группировке, а в Зоне он уже несколько лет, вот только большую часть этого времени он подрабатывал у Бармена, и лишь изредка покидал територию бара, чтобы поживиться не столь редкими артефактами. Парень на вид лет двадцати-двадцати пяти, не более, «зелёный» ещё совсем. Прислали его на блокпост недавно, буквально пару дней назад. Сам по себе парень неплохой, среднего, даже чуть массивного телосложения, с оружием справляться тоже может, все уже убедились в этом, когда спустя несколько часов после его прихода, стая слепых псов слишком близко подобралась к блокпосту. Степан лично убил пару тройку тварей, за что и получил одобрительное похлопывание по плечу от Барсука. Но было в этом новичке одно качество, которое не нравилось ни командиру отряда, ни его товарищу Володе — излишняя любопытность. Уж очень много вопросов он задавал, когда появлялась возможность поговорить. От чего создавалось впечатление, что головой этот парень ещё не достиг и совершеннолетия, так сказать. За свою любопытность он уже несколько раз получал словесный выговор от Владимира, который пытался его перевоспитать таким образом.


Барсук, войдя внутрь вагончика, немного постоял на месте, осмотревшись вокруг, как будто здесь могло что-то изменится, и направился к дальнему углу, где устроился на одном из ящиков. После чего достал из кармана пачку сигарет и закурил. Володя, лежащий на кровати, посмотрел на товарища и перевернулся на другой бок.


— Сергей, — новичек спрятал свой кпк в карман, и перевел взгляд на командира.

— Да? — ответил тот, не отрывая взгляда от пола, на который падал пепел сигареты.


— А правда, что Вы недавно были там, ну, за периметром? — в глазах парня загорелся огонёк интереса, кой требовал в виде топлива новую информацию.

— Стёпа… — прошипел Володя, давая понять, что тот опять задаёт много вопросов.

— Что? — слегка испуганно ответил парень. — Мне просто интересно.

— Правда. — спокойно промолвил Барсук, выдыхая струю дыма.


— И как там? — да, новичек разумом был словно ребенок, которому интересно прям всё вокруг. Это уже не понравилось и самому Барсуку, но он не подал виду.

— А ты что, не был там никогда, или ты родился в Зоне? — слегка презрительно и насмешливо капитан окинул взглядом новобранца, и бросил окурок на пол, наступив на него ботинком.

— Да нет, был конечно, — Стёпа поймав взгляд Сергея, почесал затылок и улыбнулся. — Но давно это было, года четыре назад, если не ошибаюсь. Не помню как там, вся эта Зона уже настолько походу въелась в голову, что постепенно стирает память. — поняв, что повел себя немного глупо, новичек опустил голову.

— Ярко там, красочно, а главное безопасно и спокойно. — саркастически ответил Сергей, достав ещё одну сигарету и, щёлкнув зажигалкой, закурил. Желания продолжать эту тему у него не было совсем. Лежащий на кровати Володя, услышав этот щелчок сквозь дремоту, отметил про себя, что его товарищ начал слишком часто курить.

— А почему вы тогда вернулись сюда? — слегка обиженным и злым голосом спросил Стёпа, подымая взгляд на командира. Лицо Барсука вмиг поменялось: едва заметная ухмылка ушла, а взгляд стал ещё холодней. Руки начали немного дрожать, благо этого не заметил ни новичок, внимательно следивший за Сергеем, ни Володя, что после последнего вопроса Стёпы решил подняться. Зубы стиснули сигаретный фильтр во рту, а рука медленно потянулась к нагрудному карману. От туда долговец вытащил небольшую фотографию, на кою он смотрел пару мгновений, после чего дрожь в руках ушла вовсе, а зубы отпустили фильтр, и Сергей выдохнул.

— Что это за фотография? — не дождавшись ответа, снова спросил Стёпа. Он не понимал, что это уже было излишним. Владимир скрипнул зубами, пытаясь сдержаться и не ударить новенького. Он понимал, что Барсук уже на грани, жаль до Стёпы это не доходило. В вагончике настигла гробовая тишина, было слышно лишь шум дождя, даже долговцы, сидящие под навесом затихли. Докурив сигарету, Барсук тут же достал ещё одну, и спрятал фотографию обратно в карман.

— Ладно, я отойду на пару минут, воздухом подышать, так сказать. — прервал паузу Сергей, поднявшись и направившись к выходу, оставив у ящиков своё ружье.

— Давай, будем ждать. — изобразив излишнюю дружелюбность, Володя отметил про себя ещё одну странность в поведении товарища, ибо раньше тот никогда не отдавал подобных отчётов, и с оружием почти никогда не расставался. Как только спина командира скрылась за дверным проёмом, Владимир поднялся и дал подзатыльник Стёпе:

— Тебе сколько раз говорили не лезть со своими расспросами, а уж тем более к нему, — он указал рукой в сторону дверного проема. — Видишь человеку и так хреново. Новичок попытался подняться, но рука Володи упала ему на плечо:

— Сядь.

— Та я же это, — начал запинаться, покраснев от злости Стёпа. — Интересно просто. — Интересно ему. — фыркнул долговец и убрал руку с плеча. — Как таких вообще в «Долг» берут, не понимаю. Взяв свой, лежащий на кровати АК, Владимир вышел наружу. Вдохнув свежий запах дождя с нотками кислотных испарений из аномалии холодец, поле которых находилось на юге свалки, он оглянулся вокруг, но товарища не увидел.

— Отлить наверное пошел, — промолвил он тихо, и вернулся обратно в вагончик. Новичок сидел, опустив голову и снова уткнувшись в кпк. Володя облокотил автомат об край кровати, а сам сел на нее и, расстегнув куртку, достал из внутреннего кармана небольшую флягу. Отвинтив крышку, он сделал несколько глотков, и занюхал всё это дело рукавом. Громко выдохнув, Володя протянул флягу Стёпе:

— Будешь? — на что, тот отрицательно покачал головой, ведь спиртное он не любил вовсе. — Ну как хочешь. — долговец спрятал флягу обратно. Он уже собирался снова лечь, дабы все таки поспать, но неподалеку прозвучали выстрелы, коих было три. Скорее всего, стреляли из пистолета — отметил про себя Володя, выбегая из вагончика. Долговцы, что все это время сидел под навесом вмиг взметнулись, схватившись за автоматы.

— Где стреляли? — крикнул Владимир, оглядываясь.

— В стороне зелёного яра, но туда буквально пару минут назад пошел Барсук. — спокойно ответил один из долговцев, вглядываясь в глубь свалки. — Может пёс забрёл, а тот отстрелялся? Версия была бы вполне реальной, но три выстрела не хватет для того, чтобы убить слепую собаку, даже для отпугивания требуется почти вся обойма. А что если он поздно начал отстреливаться?

— Оставайтесь здесь, а я пойду проверю. Никто не стал спорить с Володей, даже новичок молча занял позицию у дороги. Тем временем, Владимир был уже на полпути к зелёному яру — месту неподалеку от вагончика, которое постоянно покрыто зелёной травой, что является редкостью в Зоне, ибо вся трава здесь приобрела почти серый цвет. Держа автомат навскидку, будучи готовым в любой момент открыть огонь, долговец обогнул небольшой холм. Дождь усиливался, земля под ногами проседала, но он лишь ускорил шаг. Добравшись до яра Владимир на миг замер на месте, после чего рванул вперед, упав на колени через пару метров. На траве лежал, с пулевым отверстием в голове, Сергей. Рядом с ним уже была небольшая лужица крови. Рука так и осталась сжимать рукоять пистолета у виска. В другой же руке была фотография. Взяв её Владимир рассмотрел Сергея, держащего на руках маленькую девочку, и обнимающего какую-то женщину, скорее всего жену. На фотографии было два следа от пуль — первые два выстрела, а на обратной стороне слегка размытая надпись: «Мы тебя ждём»…

ЭПИЛОГ

Осеннее небо нависло над городом. Солнце все ещё по-летнему грело прохожих. Единственное, что указывало на предзимнее время года — дата в календаре. Вокруг всё было умиротворённо и спокойно, лишь у одной из многоэтажек толпились люди, стояли машины полиции и службы скорой помощи. Все что-то громко обсуждали, кто-то плакал, кто-то возмущался, махая руками в сторону правоохранителей.

— Извините, можно пройти? — мужчина, с полными пакетами в руках пытался протиснуться через толпу к дому.

— Молодой человек, сюда нельзя. — его остановил человек в полицейской форме.

— Но я здесь живу. — возмутился мужчина.

— Погодите, — полицейский посмотрел в протокол, в поисках чего-то. — Вы Борцов Сергей Николаевич?

— Да, это я. — тревожно ответил тот. — Пройдёмте. Мужчина направился вслед за полицейским, улавливая странные взгляды людей вокруг, некоторые женщины плакали, от чего у него самого сердце начало биться в бешенном ритме. Войдя в подъезд, представитель правоохранительных органов прикрыл дверь и обратился к Сергею: — Наталья Викторовна Борцова ваша жена? — Да, — он попытался ещё что-то сказать, но полицейский перебил его.

— А Екатерина… — Моя дочь, — сразу выкрикнул мужчина. — Что случилось?

— Они погибли, — опустив глаза ответил полицейский. — Задохнулись от газа, которым наполнилась квартира из-за утечки… Но мужчина уже не слушал его, он упал на колени, обронив пакеты из которых выпали продукты и игрушки...

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.