ФЭНДОМ


Cчитаю этот рассказ переходным в своём творчестве между некачественными пробами пера и чем-то стоящим. Eсли хотите узреть более достойное творчество, то рекомендую, например, «Cталкеров родной школы».

Сталкасин — мой новый рассказ по вселенной S.T.A.L.K.E.R. и не только по ней. Этот рассказ уже не входит в мини-сборник «Байки Монолита», в который входили все мои предыдущие рассказы, но зато он особенный. В чём же его особенность — увидите в аннотации, если ещё не догадались из названия.

Примечания

  • Для лучшего понимания рассказа желательно иметь хотя бы базовое представление о вселенной Assassin's Creed.
  • Действия рассказа происходят в апреле 2014 года.
  • Прежде, чем комментировать, желательно дочитать до конца.

Аннотация:

Во всём мире испокон веков идёт вечное противостояние двух кланов: «тамплиеров» и «ассасинов», и, пожалуй, единственным местом, до которого ещё не добрались ни те, ни другие, была Зона. Но вот, крупные отряды «тамплиеров» стали проникать в Зону с целью установить контроль над ней. Этого нельзя было допустить, и для устранения «тамплиерской» угрозы в Зону был отправлен ассасин-ветеран по кличке Егерь. Какие сюрпризы он сможет преподнести Зоне, а какие преподнесёт ему она? Станет ли он вырезать всех, кто стоит у него на пути, или же будет пробираться скрытно? Сможет ли избавить Зону и сталкеров от наглых захватчиков?


Сталкасин

Вот уже много веков длится бесконечная война двух огромных и влиятельных кланов: «тамплиеров» и «ассасинов» – первые хотят установить в мире свои порядки, а вторые стараются не дать им этого сделать. Война, пусть и негласно, идёт практически повсюду, и, пожалуй, единственным местом, где не было ни тех, ни других, оставалась Зона. Оставалась до недавнего времени… Неизвестно, как давно «тамплиеры» положили глаз на Зону, но туда они не совались, по крайней мере, крупными отрядами. Однако, кажется, план проникновения туда они прорабатывали давно.

В 2014 году вследствие массовых беспорядков на Украине «тамплиерам» удалось захватить власть в стране. Почти сразу же сталкеры стали говорить, будто бы со стороны Кордона стали приходить хорошо экипированные отряды с нехарактерным ни для одной группировки снаряжением.  Причём они без проблем проходили армейские блокпосты: военные их даже не останавливали. Однако за пределами Зоны никто не знал об этом – «тамплиеры» отвлекали внимание всех от неё, устраивая ежедневные перестрелки на востоке страны.

Хотя простые люди не замечали происходящего в Зоне, клан «ассасинов» не дремал. Очень быстро они узнали о том, что «тамплиеры», похоже, собираются установить контроль над Зоной, что могло бы дать им огромные возможности для свершения замыслов мирового масштаба. Этого нельзя было допустить, и хотя никто из «ассасинов» не бывал в Зоне и не имел навыки выживания там, помешать «тамплиерам» вызвался один доброволец, ассасин-ветеран, а отныне ещё и сталкер по кличке Егерь.

После долгих напутствий и консультаций, Егеря доставили к окраине Зоны.

– Дальше тебе придётся двигать самому.

– Я понял. – Ответил Егерь и стал пробираться к находящемуся поблизости армейскому блокпосту.

Stalkassin

Егерь

Стоило бы описать снаряжение Егеря: на тело у него был надет лёгкий бронежилет, наподобие сталкерского, с накинутым поверх него тонким камуфляжным плащом, скрывающим ассасина на фоне окружающей среды. К плащу был прикреплён капюшон с концом, загнутым в виде орлиного клюва, а также кожаный пояс, за который был заткнут пистолет. Что интересно, пистолет был не огнестрельный, а пневматический, на жестяных патронах-дротиках, с ручным накачиванием воздуха. Хотя такое оружие могло показаться простой «пукалкой», на самом деле пистолет бил достаточно точно и мощно, а кроме того, абсолютно бесшумно. Наконец, снаряжение Егеря дополняли два выдвижных клинка, спрятанных под рукавами – это был неотъемный атрибут «ассасинов».

Перебегая от куста к кусту, Егерь подобрался почти вплотную к забору. На крыше дома, прямо за забором, дежурил часовой, который даже не заподозрил, что у него под носом спрятался ассасин. Вынув пистолет и накачав в него до упора воздуха, Егерь вложил патрон-дротик, смазанный усыпляющим веществом, и стал ждать. Наконец, военный повернулся лицом. «Отлично, шлема нет» – ассасин спустил курок, и жестяной дротик бесшумно вылетел из ствола и попал часовому в лоб. Уже через полминуты часовой захрапел на своём посту. Обезвредив вояку, Егерь перемахнул через забор и вскарабкался на крышу дома. Обычный сталкер никогда в жизни бы не смог так просто залезть на здание, но для ассасина это – плёвое дело. На крыше Егерь подобрал уроненный часовым автомат и принялся обыскивать его самого. «Так, что тут у нас… Колбаса, патроны, граната – пригодится. Ого, а это что, смартфон? Заряда маловато… Всё равно возьму». Перезарядив подобранный укороченный АК и повесив его на плечо, он распихал остальную добычу по карманам и принялся осматривать территорию. Внизу бродило много солдат, а у стены дома, на котором стоял Егерь, лежал выброшенный военными матрас. От блокпоста дальше шла дорога, по бокам которой плотно росли кусты. Недолго думая, ассасин соскочил с крыши, приземлился на матрас и рванул к ближайшему кусту. От него – к другому, и так дальше, пока не удалился от военных на достаточное расстояние.

Теперь можно было больше не прятаться, и Егерь вышел на дорогу. Поднявшись на холм, он сразу увидел слева от себя несколько домов, между которыми ходили люди, – целую деревню. Тогда он решил подкрасться поближе, чтобы разобрать, кто это. Прислонившись к стене одного из домов и выглядывая из-за угла, ассасин стал слушать разговоры и заодно осматривать людей. Посреди деревни был разведён костёр, около которого сидело пять сталкеров, травивших  друг другу анекдоты. Почти все они были одеты в куртки, у кого-то были пистолеты, у одного-двух – охотничьи ружья, точнее, их обрезы. Оценив, что они не представляют угрозы, Егерь вышел из укрытия и пошёл к костру, предварительно вскинув автомат.

– Стой! Ствол прибери! – крикнул ему один из сталкеров, что не сидели у костра, а прохаживались по деревне.

Ассасин послушно повесил АК за спину.

– Ты кто? – продолжал всё тот же сталкер, заодно осматривая необычный наряд Егеря.

– Я? Я… новенький тут. В Зону только что пришёл.

– А чего ты так вырядился? Плащ камуфляжный – штука хорошая, но вот только не защитит тебя ни от чего. Ладно, коли ты новенький, присаживайся у костра, мы тебя основам выживания в Зоне научим. Сами-то мы хоть тоже далеко не ветераны, но самое важное знаем.

Егерь не заставил себя упрашивать, присел возле костра, и хотел было приняться изучать отобранный у военного смартфон, как кто-то завёл с ним беседу:

– Тебя как зовут?

– Егерь я.

– Егерь? Это типа охотника, что ли? И за что ты такое прозвище получил?

– Да как-то подрабатывал в лесном охотничьем хозяйстве, с тех пор прозвище и закрепилось.

– Ясно. А ты тут новенький, говоришь?

– Ага.

– Тогда вот что тебе скажу. В Зоне есть три главных опасности: враждебные сталкеры, мутанты и аномалии. С первой, думаю, что делать объяснять не надо – или не лезь к недружелюбным сталкерам, или просто стреляй. Вторая немного посерьёзней – тут, на Кордоне, мутанты сильные ещё не завелись, но вот дальше в Зоне можно много разных с необычными способностями встретить. В них сразу стреляй, не думая, ведь если не ты их, то они тебя. А вот третья опасность самая страшная – аномалии победить невозможно, их можно только обходить. Чтобы обнаружить их, используют болты – просто кидают перед собой.

– Понятно. А где можно болты взять?

– Да вон у Сидоровича купи, барыги здешнего. Болты, пожалуй, единственная вещь, которую он продаёт по себестоимости.

– И где его найти?

– В подвале, прямо за нашей Деревней новичков.

Окончив беседу, ассасин наконец достал смартфон и стал разбираться с интерфейсом. Заряда было чуть больше половины, но это оказался смартфон одной из тех фирм, продукты которых работают без перезарядки не меньше недели. Открыв карту, Егерь увидел отметки военных блокпостов и некоторых важных объектов в окрестности. Также, как оказалось, смартфон был подключен к виртуальному счёту, на котором было почти 2000 рублей. Обнаружив это, Егерь недолго думая направился в подвал, где должен был быть Сидорович, ведь его снаряжение и правда не особо годилось для Зоны, а к тому же торговец мог знать, где искать «тамплиеров».

Спустившись по ступеням в подвал, ассасин увидел бронированную дверь, которая автоматически перед ним отворилась. За дверью был прилавок, за которым сидел почти лысый и довольно упитанный мужик – похоже, это и был Сидорович.

– С чем пришёл? – монотонно поприветствовал он Егеря.

– Мне нужны две штуки: снаряжение и информация.

– Заплатишь – подгоню любую снарягу, а если узнать что хочешь, так спрашивай. Кстати, я вижу, ты без рюкзака, так купил бы его для начала. Если хабар раздобудешь – его же пихать куда-то надо, да?

– Дай-ка мне рюкзак, болтов мешочек, да патронов к «Калашу».

– Держи…

– Так, спасибо. А я вот что узнать-то хотел: не известно ли тебе что-то о вооружённых группах, что последним временем в Зону лезть стали?

– Ну, знаешь, у нас все группы сталкеров вооружённые. Хотя в последнее время, говорят, и впрямь с Большой земли стали хорошо экипированные отряды приходить и двигать вглубь Зоны. Причём, прикинь, вояки-то их не останавливают! И на спецназ они не похожи: одеты в тяжёлые и в то же время роскошные бронекостюмы, ну или плащи вроде твоего, только без капюшона. Ещё нашивки у них такие были, как у крестоносцев. Не они ли тебя интересуют?

– Да, точно, это они. Не знаешь, куда они двигали и где их искать?

– Не знаю, зачем они тебе, но я бы лезть к ним не советовал – уж больно недружелюбные они. Говорят, даже отряд любопытных сталкеров перестреляли. Но если они тебе и впрямь так нужны, то поспрашивай народ в Баре, все слухи если даже не оттуда идут, то туда точно доходят. Тамошние сталкеры должны наверняка знать, да и группы твои в ту сторону двигали.

– А как до Бара добраться?

– Сейчас покажу на КПК. Если на словах, то выйди из Деревни новичков на дорогу, и иди по ней на север до Свалки и дальше, пока до закрытых ворот, что бойцами «Долга» охраняются, не дойдёшь. Кстати, в такое путешествие тебе бы медикаменты не помешали. Не хочешь аптечек и антирадов прикупить? – Сидорович выложил на прилавок несколько типов аптечек и противорадиационные препараты.

Егерь почесал голову, поскольку не привык пользоваться медикаментами, а тем более антирадами. Однако, выслушав пояснения, как и для чего их применять, взял по одному виду каждой аптечки и штуки три противорадиационных препаратов, а заодно немного еды. Расплатившись, засунув всё в приобретённый рюкзак и поблагодарив торговца, ассасин вышел из подвала и отправился в путь.

    Выйдя на дорогу, Егерь двинул на север. Уже через две минуты пути откуда-то послышались пьяные песни и ругательства, поэтому он на всякий случай свернул на обочину и стал пробираться, прячась за деревьями. Перед глазами ассасина возвышался полуобрушенный железнодорожный мост, под которым дежурило несколько человек в спортивных штанах и куртках с пистолетами-пулемётами наперевес. Сразу стало понятно, что показываться им на глаза бессмысленно, а потому Егерь двинул слегка в сторону, затем взбежал на железнодорожную насыпь и перемахнул через огораживавший её забор. Минув блокпост бандитов, он снова вышел на дорогу. Вдруг откуда-то из кустов выскочил здоровенный кабан и с рыком помчался на ассасина. Егерь не успел даже снять с плеча автомат, но рефлекторно сжал кулаки, от чего выдвинулись два клинка, скрытых под рукавами. Кабан налетел на острие клинка, как медведь на рогатину, и хотя своей массой чуть не повалил Егеря с ног, больше уже не представлял угрозы. Ассасин задвинул клинки, пошёл дальше, и через треть часа уже был на границе Свалки.

Прямо за воротами, которые условно отделяли Кордон от Свалки, стояли бандиты, перекрыв единственный путь. Ассасин вовремя их заметил, и спрятался за лежавшим на земле железобетонным блоком, чтобы оценить ситуацию. Вооружены враги были плохо, но их было много, и связываться с ними в открытую было опасно. Обминуть бандитов тоже было нельзя: за ними, как назло, не было достаточно густых зарослей, и они могли, заметив Егеря, обстрелять со спины. Егерь стал ждать. Когда бандиты на что-то отвлеклись, он быстро выскочил из укрытия и прислонился к толстому дереву, прямо под носом у одного из них. Ассасин покашлял. Двое бандитов пошли на звук, и как только они зашли за дерево, он вонзил в них по клинку. Остальные заподозрили неладное, но было поздно: им под ноги полетела граната, а затем и накрыла автоматная очередь. Разобравшись с преградой, Егерь обыскал побеждённых бандитов, тем самым компенсировав потраченные патроны и гранату, а также раздобыв пару лишних медикаментов и еды. Затем он, на всякий случай, убрал трупы с дороги и отправился дальше.

Впереди раскинулся необычный вид: справа был небольшой лес, макушки деревьев которого были залиты солнцем, слева располагалось множество брошенных машин, от «Запорожцев» до БТРов, а впереди виднелись огромные кучи мусора, на склонах которых что-то поблёскивало. Откуда-то слышалась прерывистая стрельба, вдали даже был виден огонь, оставляемый пулями. По привычке своей, Егерь стал продвигаться ближе к лесу, чтобы его не увидели, кто не надо. Тут из глубины леса послышался собачий рык, а вскоре и выбежало с полдюжины собак. Ассасин старался лишний раз не драться с животными, а потому решил отвлечь собак, кинув им палку колбасы. Собаки действительно отвлеклись, и ему хватило времени, чтобы отбежать подальше. Вскоре лес закончился, и Егерю опять пришлось выйти на дорогу. Уже через пять метров вдруг возле ассасина послышался какой-то треск. Оказалось, это трещал смартфон, а точнее, встроенный в него счётчик Гейгера. Сообразив, в чём дело, Егерь сразу побежал, пока треск не прекратился. Затем вспомнил, что ему говорил Сидорович, достал из рюкзака антирад и сделал себе противорадиационный укол. Сейчас ассасин находился возле одной из тех мусорных куч, что загораживали горизонт наблюдателям со стороны Кордона. На склоне кучи стоял сталкер, в одной руке державший какой-то измерительный прибор, а в другой – бутылку водки, из которой он иногда отхлёбывал. Здравый смысл не давал Егерю идти к нему, но любопытство взяло верх, и Егерь крикнул:

– Эй, а что ты делаешь?

– Артефакты ищу. – ответил сталкер на куче.

– А бутылка тебе зачем?

– А это чтоб радиация не брала!

Ассасин почесал голову, и хотел было идти дальше, но тут припомнил рассказы, что сталкеры у костра травили. Он сообразил, что тоже было бы неплохо поискать артефактов, ведь говорили, что они могут немало стоить. На этой куче уже почти ничего не было, но на соседней всё ещё что-то блестело, вероятно, это и были те самые артефакты. Егерь подошёл к ней, поплевал на руки, и стал взбираться по склону. Вскоре он добрался до одной из «блестяшек» и схватил её. Не желая задерживаться на куче, он быстро запихнул артефакт в рюкзак и начал спускаться вниз. Одновременно ассасин почувствовал необычайный прилив сил ко всему телу: казалось, он мог бы почти без усталости пробежать несколькокилометровый кросс.  Вдруг Егеря стало что-то затягивать, как будто в водоворот, с каждой секундой всё сильнее и сильнее. Не понимая, что происходит, он всё же стал сопротивляться этому, но почти безуспешно. Поняв, что это бесполезно, он сжал кулаки, тем самым выдвинув клинки, и резко воткнул их в землю. Затем, опираясь на них, со всей силы рванул вперёд, да так, что вырвался из «водоворота» и укатился вниз на дорогу.

«Ух, блин!» – оправившись и отряхнув пыль, Егерь сообразил, что, похоже, это была аномалия, и впредь стоит быть поаккуратнее. Затем он достал добытый артефакт и принялся его рассматривать. Артефакт представлял собой голубого цвета шар, размером с теннисный мяч, вокруг которого был электрический ореол, временами разбрасывающий искры. Находясь рядом со сталкером, этот шар придавал ему сил, а при держании в руках слегка покалывал слабыми электроразрядами. Засунув добычу назад в рюкзак, Егерь пустился по дороге дальше бегом, желая испытать, насколько мобильнее будет он с этой штуковиной. Но бежать пришлось недолго: вскоре ассасин остановился в паре метров от заставы, охраняемой бойцами какой-то группировки в чёрно-красных костюмах. За заставой находились закрытые ворота, возле которых стоял вагон с изображённым на нём щитом и надписью «Долг». Вероятно, это была та застава, о которой говорил Сидорович – за ней должна быть дорога в Бар. Егерь подошёл к воротам и хотел было открыть их, но двое солдат, сторожащих их, не дали ему этого сделать.

– Это дорога на Бар? – спросил он.

– Да.

– Пройти можно?

– Нет. Если хочешь дальше – плати. 3000 рублей, или артефакт на эти деньги.

У Егеря не было столько денег, ведь он потратил почти все у Сидоровича, а отдавать такой с трудом добытый артефакт он не хотел. Другой дороги он тоже не знал, а попасть в Бар ассасину было необходимо. Любые попытки уговорить долговцев пропустить за так, или за какое-нибудь поручение быстро сошли на нет – солдаты были непреклонны, даже стали угрожать ассасину, если он не отвалит. Егеря это стало злить. Посмотрев по сторонам, он увидел, что ворота в данный момент находятся вне поля зрения остальных долговцев. Бойцы уже направили на ассасина автоматы, чтобы прогнать его, но он сжал кулаки, резко рванул вперёд и мгновенно уложил охранников своими клинками. Затем он наскоро обыскал их и, найдя ключ, отпёр ворота, спрятал за ними трупы и, проскочив сквозь ворота, снова их закрыл.

Как и планировалось, никто ничего не заметил, и Егерь спокойно пошёл дальше. Дорога дальше заворачивала за холм, но на повороте ассасин вдруг заметил проскакивающие по воздуху электрические разряды и услышал их треск. Уже попав в аномалию один раз, он не желал попасть в неё снова, а потому решил проверить дорогу болтами. И не зря: только болт влетел в зону электроразрядов, как все они разом разрядились, будто десятки молний, и чуть не ослепили Егеря. Мало того, одна молния ударила в его рюкзак, хотя он и находился метрах в семи от аномалии. Секунд пять электричество больше не появлялось, но потом опять по воздуху стали проскакивать одиночные разряды. Сообразив, что делать, Егерь сделал шаг назад, кинул ещё один болт, а потом со всей скоростью рванул вперёд – благо, найденный артефакт помог ему в этом рывке. Как быстро ассасин не пробежал, одна молния всё равно опять попала в его рюкзак, причём именно в то место, где находился артефакт. Похоже, он притягивал к себе электричество. Как бы то ни было, электроразряд не повредил Егерю – плащ и лёгкий бронежилет его погасили.

Идти дальше предстояло по прямой, аномалий на пути уже видно не было, а на горизонте виднелся какой-то заводской комплекс, правда, нерабочий. По обе стороны от дороги тянулись неширокие поросшие травой поля, ограниченные местами погнутым и проржавевшим железным забором. По траве изредка кто-то пробегал, похоже, это были одинокие собаки. На идущего мимо них сталкера они почти не реагировали, только рычали. Пройдя с полкилометра по дороге, Егерь перепрыгнул через небольшой ров и остановился возле ДЗОТа. Оттуда вышел сталкер в необычном костюме с замкнутой системой дыхания и махнул ему, чтобы Егерь зашёл в ДЗОТ. Внутри посередине стоял стол, за которым сидело двое долговцев и сталкер и играли в карты. Ещё один долговец стоял у небольшого отверстия в стене, к которому был приставлен пулемёт. Картёжники отвлеклись от игры и завели разговор с Егерем:

– Что, в Бар направляешься?

– Да.

– Тогда тебе ждать придётся.

– Почему это? Очередь в Бар, что ли?

– Да нет, просто минут сорок назад территорию вот этого завода закрыли на дезинфекцию. И, соответственно, в Бар ты не пройдёшь, пока дезинфекцию не окончат.

– И сколько это длиться будет?

– Точно неизвестно, зависит от того, сюда всякой грязи сталкеры на башмаках нанесли. Хотя, наверное, часа через полтора завод уже откроют.

– А сам-то Бар работает?

– Работает, но говорю же, что не пройдёшь ты туда. Лучше сядь с нами, поиграй в «Дурака», время быстро пролетит. Можешь, конечно, и на воздухе ждать, только выйди на небо посмотри: дождь быть может.

– Да нет, спасибо, я уж сам как-нибудь найду, чем заняться.

– Ну, как знаешь. Тогда до встречи.

– Бывайте.

Егерь вышел на улицу. Ждать больше часа у него не было желания, к тому же он спешил добыть нужную ему информацию. Посмотрев по сторонам, ассасин стал продумывать, как же попасть в Бар поскорее. Рассчитав приблизительный план действий, он взобрался на бетонный забор, а с него – на крышу какого-то заводского ангара. В крыше местами были дыры, так что можно было понаблюдать за дезинфекцией внутри. Зрелище было забавное: с полдюжины долговцев, кто со шваброй, кто с ведром, кто с пульверизатором, драили полы и нижнюю часть стен. Смотреть на это можно было долго, но Егерь не стал задерживаться и пошёл на другую сторону крыши. Оттуда было видно самое сердце бывшего завода – несколько зданий с трубами и окружающий их двор-улицу. На земле тоже проводили дезинфекцию – туда-сюда бегало множество сталкеров с мётлами. Пытаясь найти Бар, Егерь стал осматривать территорию, и наконец, его взгляд остановился на большой табличке «Бар 100 рентген». Под табличкой была открытая дверь, похоже, вход в Бар. Ассасин стал искать способ спуститься с крыши и, наконец, нашёл его: посреди улицы сталкеры смели кучу мусора – неплохое место для приземления. Тогда Егерь подошёл к краю крыши, бросил вниз свой рюкзак, а затем и сам оттолкнулся и прыгнул. Надо сказать, «ассасинов» учили совершать необыкновенные и изящные прыжки с высоты: сначала ассасин прыгал, как будто из самолёта с парашютом, потом в полёте переворачивался на спину и так приземлялся в воду или какое-то мягкое место, вроде кучи листьев или, как в данном случае, – в кучу мусора. Такой прыжок называли «прыжком веры» – его и совершил Егерь. Приземлившись, он подобрал свой рюкзак и, как ни в чём не бывало, вошёл в Бар.

Бар находился в полуподвальном помещении, освещённом несколькими довольно яркими лампами, и был довольно просторен, хотя, кажется, если бы там было даже вдвое больше людей, уже стало бы не очень уютно. Большинство сталкеров были заняты работами на улице, и здесь остались лишь завсегдатаи либо же совсем новые посетители, вроде Егеря. Он, недолго думая, сразу направился к бармену, которого, кстати, судя по разговорам, так и звали – Бармен. Бармен слегка удивился, как новый посетитель попал в Бар во время дезинфекции, но не стал спрашивать его об этом, а напротив, предложил что-нибудь купить. Однако Егеря в первую очередь интересовала информация о «тамплиерах», и он спросил:

– Говорят, с окраины Зоны к центру стали приходить неопознанные вооружённые отряды. Мне за информацией о них сюда направиться посоветовали. Знаешь что-нибудь по этой теме?

– Это те, что с красными крестами на комбинезонах? Сталкеры их в шутку «крестоносцами» нарекли, но только никто из наших лезть к ним не хочет – уж больно стрёмные типы. А вот «Долг» они не на шутку насторожили – долговцы решили всерьёз заняться этими «крестоносцами».

– Ага, видел я, как они друг с другом сцепились на Дикой территории. – Подключился к разговору кто-то из посетителей Бара. – Долговцы с пол-отряда своих потеряли, а эти чудики ушли. И чего они тут забыли?

– В общем, –  Продолжал Бармен – если хочешь узнать, что долгари на «крестоносцев» нарыли, то стоило бы смотаться к ихнему командованию, что прямо здесь, возле Бара расположено. Но только кого попало они к себе не пустят, а информацию разглашать и подавно не захотят. Единственный шанс – украсть какие документы с их базы, но это дохлый номер.

– Посмотрим.

– Не советовал бы лезть к «Долгу», но если полезешь, то хоть шумихи не наделай! А то такие разборки начнутся, что у меня клиентов потом пару дней не будет. Кстати, если узнаешь что, то поделись инфой – этими «крестоносцами» уже не один сталкер интересовался, а я за данные мог бы заплатить.

– Ладно… Слушай, есть что выпить? Только безалкогольное желательно – в горле пересохло.

– Энергетик есть. С тебя 20 рублей.

Егерь заплатил за питьё, присел на свободный стул, выпил одним залпом всю банку, ещё немного поотдыхал и потом собирался было выходить из бара, как к нему прицепился какой-то завсегдатай, пьяный, как говориться, «в дупель»:

– Эй, слышь, ты меня… Ик! Ты меня уважаешь?!

– Я уважаю всех, кроме трусов, пьяниц и предателей.

– Чё ты сказал?! Так ты… Ик! Меня не уважаешь?! А ну, отвечай!

– Я всё сказал.

– Шо?! Ну, погоди ты, ща я тебя проучу!

Завсегдатай-пьяница вскочил из-за стола, закатил рукава и направился к ассасину. Егерь с лёгкостью отбил несколько взмахов кулаков, и тогда пьяница со всей силы замахнулся бутылкой и хотел огреть Егеря по голове. Но не тут-то было: Егерь отскочил в сторону, перехватил руку разбуянившегося сталкера и ударил его самого об стену. Однако пьянчуга не успокоился и, попытавшись снова налететь на ассасина, ловким движением ассасинской руки сам оказался в полёте. После его не особо-то мягкого приземления, Егерь поставил ногу ему на живот, демонстративно отобрал его рюкзак и победно произнёс: «Меньше пить надо. Тогда и снаряга в целости останется». Затем, под одобрительный свист сталкеров, которых этой пьяница, вестимо, уже достал, ассасин удалился из Бара.

На улице уже накрапывал дождь, небо плотно затянуло тёмными тучами, и то, что ещё не полило, как из ведра, было просто удивительно. Егерь не стал пережидать плохую погоду, напротив, он решил скорее решить дела с долговской документацией, пока стены ещё сильно не намокли, чтобы, в случае чего, на базу «Долга» можно было пробираться по крышам. Найти местоположение базы было проще простого: сразу за Баром был блокпост, с одной стороны ограниченный ангаром, а с другой – каким-то домом, за которым находилось здание с изображённым на нём огромным щитом – таким же, как и на блокпосте на Свалке. Несомненно, это и была база, а здание, на котором изобразили щит – главное здание, где и могла быть документация. Ассасин не стал даже пробовать договориться с солдатами на блокпосте – уж больно хорошо он запомнил «приветливость» охранников на Свалке. Посмотрев по сторонам, Егерь сразу заприметил пристроенную к краю ангара башню, на которую, кстати, даже вела лестница, правда, находящаяся под присмотром сторожей. Но забраться по стене для ассасина – дело плёвое. Зайдя за угол, где его не было видно, Егерь поплевал на руки, подошёл к какому-то окну, подпрыгнул, ухватился за подоконник, подтянулся, встав на него ногами, а затем снова подпрыгнул и ухватился уже за край крыши. Забравшись на крышу, ассасин подошёл к башне и, предварительно оценив ситуацию внизу на блокпосте, ухватился за лестницу и спокойно залез наверх. С площадки на башне можно было как на ладони разглядеть базу «Долга» да, впрочем, и большую часть территории завода. Вне зданий на базе почти не было солдат, вероятно, все они оканчивали генеральную уборку окружающей территории. Здания располагались почти вплотную друг к другу, так что без особых напрягов можно было перескочить с крыши ангара на другую, а оттуда – на главное здание. Мало того, в крыше того самого главздания, похоже, была пробоина, слегка прикрытая дырявым брезентом.

Ситуация складывалась как нельзя лучше, и Егерь начал спускаться с башни, а затем спрыгнул на ангар. Оттуда он перескочил на соседний ангар, пониже, а с него вскарабкался на главное здание. Подкравшись к дыре и аккуратно приоткрыв брезент, ассасин стал рассматривать комнату внутри. Почти в аккурат под дырой был стол, на котором лежало несколько стопок бумаг и документов, а немного дальше, спиной к нему, стояло двое долговцев в тяжёлой броне с внешним каркасом – экзоскелетом. Наконец, ещё дальше, у другого стола сидел какой-то человек, судя по погонам – генерал. Двое солдат в броне, видно, были его личными телохранителями. Больше в комнате не было видно никого, поэтому сейчас был идеальный момент для кражи документов. Егерь стал раздумывать, как их лучше «скомунизить» и, наконец, кое-что выдумал. Понятное дело, что прыгать в дыру было, мягко говоря, рискованно, но вот каким-то образом спуститься туда, затем аккуратно вернувшись назад, было бы неплохо. Верёвки с собой у ассасина не было, но рядом проходили какие-то провода. Резать их было рискованно, но, как говорится, кто не рискует – тот водки не пьёт. Егерь натянул на левую руку рукав и, осторожно обхватив провод, выдвинул правый клинок и принялся его резать. Когда металлический клинок проре́зал и так уже прохудившуюся изоляцию, начали появляться искры, а когда он отрезал больше половины толщины, то сам стал проводить ток. Наконец, один конец провода был отрезан – Егерь аккуратно взял его и стал отмерять нужную длину. Одновременно вдруг резко замолчал громкоговоритель, располагавшийся на башне и постоянно вещавший призывы вступить в «Долг», на которые уже никто давно не обращал внимания. Отмеряв приблизительно десять метров (длиннее бы не вышло – провод просто нависал над улицей), ассасин снова отрезал его, сложил вдвое, а после привязал к непонятному штырю в паре метров от дырки в крыше.

Неожиданно, кто-то из охранников на блокпосте принялся взбираться на башню – разбираться с громкоговорителем, по-видимому. Времени стало в обрез, ведь с башни было легко заметить Егеря, впрочем, он и так спешил из-за непогоды. Вновь отодвинув брезент, закрывавший дыру, ассасин заглянул внутрь и увидел, что ничего не поменялось: генерал с телохранителями так и были одни и так и не наблюдали за документацией. Тогда Егерь опустил в дырку импровизированный канат из провода и принялся спускаться вниз головой. Как назло, то ли от перепада давления, то ли от чего, ему вдруг захотелось чихнуть, и чтоб себя не выдать, он зажал нос рукой. Опустившись на достаточно близкое расстояние, ассасин-воришка отпустил обе руки, крепко зажав провод между ног, и стал тихонько сгребать бумаги в одну кучу. Сделав это, он схватил их, зажал под мышкой, снова ухватился руками за провод и, уже перевернувшись головой вверх, стал вылазить назад. Оказавшись снова на крыше, Егерь увидел, что долговец, полезший чинить громкоговоритель, был настолько увлечён и озадачен сложившейся проблемой, что вряд ли бы увидел ассасина, но не желая испытывать судьбу, последний быстренько смотал канат из провода, запихнул его и документы в рюкзак и в полуприсяди пробежал к краю крыши, на котором затем повис на обеих руках. Оценив, что до земли не высоко и что внизу никого лишнего нет, Егерь спокойно спрыгнул и медленным шагом направился снова в Бар, словно ничего и не происходило. Почти перед самым входом, ассасин вдруг на секунду остановился, а затем резко свернул за угол, где его никто не видел, достал их рюкзака выкраденные бумаги и принялся их проглядывать, чтобы случайно не показать чего лишнего Бармену. Всего бумаг было три пачки да ещё несколько отдельных листов. В первой пачке была информация о личном составе группировки, поставках снаряжения и прочей малоинтересной, но ценной ерунде – кажется, кто-то мог бы за это выложить немало денег. Вторая стопка содержала архивы приказов и текущие задачи, одной из которых была цель с пометкой особой важности «перехватить отряды "крестоносцев" на подступах к объекту X16», однако никакой подробной информации об оных и об объекте в папке не было. Наконец, третья стопка документов содержала данные разведки, в частности, раздел добытой информации про другие группировки – это было то, что было нужно Егерю. Помимо этого, на отдельных бумажках были какие-то довольно подробные карты, в том числе карта центральной Зоны, а также несколько личных записок и рапортов генералу. Посчитав, что карты могут ему пригодиться, Егерь запрятал их обратно в рюкзак, а остальное прикрыл плащом и так вошёл в Бар.

Как только ассасин вошёл, его сразу окликнул Бармен:

– Ну, как успехи?

– Дело сделано.

– Правда? Что ж, тогда пройдём в мою комнату, посмотрим результаты.

Бармен отворил дверь, ведущую за барную стойку, а затем вошёл в какую-то бронированную дверь и махнул рукой Егерю. Тот последовал за ним. Ассасин оказался в довольно просторной, светлой и уютной комнате со столом посередине и обставленной по всем сторонам шкафами. Комната, по-видимому, служила не только местом отдыха и тайных разговоров, но и хранилищем – в шкафах можно было увидеть различный товар, которым торговал Бармен, а под столом стоял большой сейф. Егерь с торговцем уселись за стол. Ассасин выложил на него пачки добытых бумаг, и они вместе принялись их изучать.

– Так, что тут… Данные о «Долге» мне не нужны, но я знаю людей, которым их можно продать за хорошую плату.

– Если эти люди за пределами этого завода, то я не собираюсь тратить на них время.

– Тебе повезло: один из тех, кого бы это могло заинтересовать, сейчас есть в Баре – увидишь его за самым крайним правым столом. Это сталкер, нанятый «Свободой» для шпионажа – за такую информацию он бы все деньги отдал.

– Что за «Свобода»?

– Заядлые враги «Долга». Ты не боись, если продашь документы их сталкеру, то долговцы вряд ли это просекут и охоту конкретно на тебя не откроют.

– Разберусь с этим. Давай дальше документы разбирать.

– Угу… Цели группировки… Можешь их продать тому же сталкеру, мне они тоже ни к чему. Хотя, стоп, тут есть кое-что полезное, я скопирую себе пару страниц. – Бармен достал свой КПК и сделал несколько фотографий.

– Тут есть строчка про «крестоносцев» и объект X16. Где это?

– А, это, наверное, лаборатория с аналогичным индексом. Довольно близко отсюда, могу показать на карте.

– Покажи. – Егерь вытащил смартфон, открыл на нём карту, а Бармен ввёл на ней несколько пометок.

– В общем, тут приблизительно лаборатория, а тут, рядом, учёные уже который год исследования ведут. Лучше посетить их сперва, они точнее скажут.

– Так, отлично. А вот третий набор документов, с данными разведки.

– О, здесь и про «крестоносцев» твоих должно быть, поглядим. Так…

Aquote1 Группировка – "Крестоносцы"

Разведка обнаружила регулярный приток в Зону через армейские блокпосты неопознанных боевых отрядов. Движутся на север, минуя наши блокпосты. Зафиксированы появления на объектах:

  1. Кордон – блокпосты №1, 3, 4
  2. Свалка – южная тропа
  3. Росток – западные поля
  4. Янтарь – X16

Последнее зафиксированное появление – возле объекта X16 (прим.: направлены отряды для перехвата). Оружие – штурмовые винтовки западного образца, снаряжение – неизвестные бронекостюмы, экзоскелеты и плащи. Отношение к другим группировкам – враждебное (прим.: атакуют первыми), предположительно нейтральны к военным. Прошлые попытки перехвата неудачны. Предположительное количество бойцов – 100-150. Лидер – неизвестен, предположительно находится вне Зоны. Отличительная черта группировки: бронежилеты синего цвета с красными крестами.

Предполагаемые планы группировки: проникновение на объект X16 с целью контроля над ним, возможны попытки захватить и другие аналогичные объекты (прим.: не допустить ни в коем случае).

Aquote2

В общем, выходит, что «крестоносцы» действуют сейчас где-то в районе лаборатории X16, причём, если станешь их искать, то можешь наткнуться на крупный долговский отряд. Похоже, их интересуют старые лаборатории… Смотри – странно ведь: X16 ещё год-два назад исследовали вдоль и поперёк и вынесли оттуда всё ценное. И что они там забыли?

– Это неважно. Важно, чтобы они сейчас были там, где написано. Интересно, как давно было «последнее зафиксированное появление»?

– Зная «Долг», могу поспорить, что не раньше, чем вчера, иначе бы они поставили примечание, что информация устарела. Слушай, не против, если я эту стопку бумаг себе оставлю? С компенсацией, естественно. Можешь сфотографировать их, если тебе нужно.

– А что за компенсация?

– Есть у меня классный долговский бронежилет, думаю, для встречи с «крестоносцами» он лишним не будет. Ещё могу накинуть денег штук пять.

– А бронник-то движения не сильно стесняет?

– Нет, это такая модель, что и защищает хорошо, и двигаться быстро позволяет, и даже к аномалиям стойка наравне со сталкерскими комбезами. Новая разработка.

– Отлично, мне бы это пригодилось.

Бармен встал из-за стола, пошарил по своим карманам, нашёл ключ, а затем с его помощью открыл подстольный сейф. Оттуда он вытащил чёрный комбинезон с красными бронепластинами и уже знакомым Егерю долговским щитом на спине. Недолго думая, ассасин снял свой плащ и лёгкий бронник, надел вместо него долговский, а потом снова накинул плащ. В комплекте с костюмом шёл неплохой боевой шлем, причём, напичканный электроникой – в частности, он позволял распознавать цели с помощью тепловизора, а также имел интегрированный ПНВ. Выдав обещанное, Бармен собирался вдобавок перечислить Егерю на счёт 5000 рублей, но тот остановил его, пожелав вместо денег получить лишних медикаментов и немного бронебойных патронов к «Калашу». В прочем, этого было только на половину денег, и тогда Бармен предложил обменять укороченный АК на полноценный, и ассасин согласился. Завершив сделку, Егерь вышел из барменской комнаты и отправился продавать другие документы сталкеру «Свободы». Найти его было бы нетрудно, даже не зная, где он находится – этот свободовский шпион хотя и был одет, как все сталкеры, постоянно нервничал и глядел по сторонам. Ассасин подошёл к нему и предложил купить документы «Долга». Свободовец сразу изменился в лице: сперва обрадовался, что то, что он пытался так долго добыть, само пришло к нему в руки, но потом, когда увидел на Егере долговский комбез, вдруг расстроился и перепугался.

– Ты кто вообще? – выдавил он сквозь зубы, одновременно на всякий случай вытягивая пистолет из кобуры.

Егерь сразу сообразил, что тому не понравилось, и ответил:

– Ты не боись, я не из «Долга».

– С чего мне тебя бояться, и с чего верить, что ты не долговец?

– Ибо если бы я был из «Долга», то давно бы тебя пристрелил, зная, что ты свободовский шпион.

– Я?!

– Не выпендривайся, давай-ка лучше говорить начистоту. Смотри: мне удалось стырить документы группировки, тебе они могут пригодиться. Сделка сама напрашивается.

Шпион начал понемногу успокаиваться, однако на всякий случай держал пистолет наготове.

– Ладно, допустим, я могу доставить эти документы, кому надо. Что ты хочешь за них?

– А что ты можешь предложить, кроме денег?

– Кроме денег?.. Есть у меня с собой парочка ценных артефактов, могу их разве что предложить.

– Пойдёт.

– Каких артефактов тебе? Антирадиационных, пулеотклоняющих, лечащих?

– Давай-ка лечащий и пулеотклоняющий.

– Так они радиоактивны.

– Тогда давай лечащий и тот, что выводит радиацию.

– Только дай сперва просмотреть документы – вдруг ты меня надуть хочешь?

– Да вот, смотри: тут и про личный состав, и про поставки, и про прочую дребедень есть инфа.

– Хм… Вроде полезные данные, думаю, они того стоят. Значит, с меня два артефакта: «Пузырь» и «Колобок», пожалуй?

– Наверное.

– Значит, «Пузырь» есть у меня с собой. – Свободовский шпион снял с плеч рюкзак, запихнул туда купленные документы, а затем вынул какой-то контейнер. Открыв его, он показал находящееся внутри полупрозрачное зеленоватое образование, вокруг которого образовывалась слегка вязкая и приятно пахнущая субстанция.

– Это и есть «Пузырь»?

– Да, а вот эта субстанция и выводит радиацию. Значит, даю его тебе вместе с контейнером, если захочешь, можешь туда неиспользуемый артефакт положить – он его свойства погасит. А на счёт «Колобка», так тут, на территории завода, есть у меня нычка – ща скину координаты. Там, в обрезке трубы и найдёшь второй артефакт.

– Надеюсь, координаты правильные. Ладно, бывай.

Взяв оплату, Егерь направился к выходу. Возле выхода снова стоял тот самый пьяница, с которым ему недавно пришлось подраться, однако, увидев ассасина, он тут же забился в дальний угол. Выйдя на улицу, Егерь обнаружил, что спешил не зря: начинавшийся дождь уже перерос в целый ливень, однако возле самого выхода было сухо – закрывал козырёк. Ассасин стал думать, что делать с полученным артефактом: просто положить его в рюкзак было нельзя, иначе бы он запачкал всё выделяемой субстанцией, а спрятать в контейнер было обидно, ведь потеряется вся его антирадиационная польза. Осматривая своё снаряжение в поиске места, куда бы его прицепить, Егерь вдруг заметил на своём новом костюме две интегрированные сумки, прицепленные на уровне пояса. Поскольку запасные рожки к автомату и медикаменты он по привычке распихал в карманы, то сумки были пусты. В одну из них он и решил положить «Пузырь». Теперь надо было выдвигаться на Янтарь, невзирая на дождь, впрочем, он не был страшен Егерю: его камуфляжный плащ был ещё и непромокаем. На всякий случай накинув поверх шлема капюшон, ассасин выдвинулся в путь. Перед тем, как покидать завод, надо было забрать оплату из тайника – Егерь остановился возле отмеченной в смартфоне точки, но нигде рядом не мог увидеть обрезок трубы. Он уже думал, что его надули, но вдруг сообразил: тайник может быть с другой стороны забора. Недолго думая, ассасин перескочил через забор и приземлился как раз в полуметре от куска водопроводной трубы, внутри которой что-то светилось. Егерь запустил руку в трубу, как вдруг его окликнул какой-то сталкер, шлявшийся неподалёку:

– Эй, а ты чего делаешь?

– Я? Барахло с тайника забираю.

– Хе, ну забирай, забирай.

Свободовский шпион не обманул: Егерь вытащил из трубы артефакт, действительно напоминавший колобка, только колючего, и положил его во вторую сумку, болтавшуюся на поясе. Почти сразу он почувствовал, будто кровь в его теле задвигалась быстрее, от чего стало теплее. Перемахнув забор снова и оказавшись опять на дороге, Егерь выдвинулся дальше быстрым шагом. На выходе с территории завода его остановил командир очередного долговского блокпоста.

– Сталкер, ты на Дикую территорию собрался?

– На Янтарь.

– Значит, всё равно придётся через Дикую территорию идти. В общем, слушай: хотя эта территория уже давно не такая дикая, там и сталкеры, и наши отряды ходили, всё равно это одно из опаснейших мест Зоны. Наёмников и бандитов там уже практически нет, а вот аномалии никуда не делись, их даже больше стало. Можно, конечно, и артефакты поискать, но легко в «Электру» или «Жарку» с «Холодцом» вляпаться. А если ты ещё и на Янтарь собрался, то придётся через огненный туннель проскочить: в нём «Жарок» куча. Так вот, мой тебе совет: если не ищешь приключений на зад, то лучше на Дикую территорию не соваться.

– А как же тогда идти?

– Кое-кто недавно тропу на Янтарь мимо Дикой территории протоптал: как пройдёшь прямо метров двести, увидишь слева дыру в бетонном заборе – то обходной путь, через поля. Аномалий там вообще нет: они на открытой местности либо образуются огромными скоплениями, либо не появляются вообще. И хотя там в последнее время видели враждебные отряды, ты их за полкилометра узришь и сбежать успеешь.

– Что ж, спасибо за совет, думаю, пойду полями.

– Всегда пожалуйста.

Как и посоветовал долговец, Егерь прошёл метров двести прямо и остановился. Вокруг раскинулся широкий вид: повсюду располагалось множество урбанистических зданий, от непонятных бетонных построек и недостроев, до ангаров и гаражей. По-видимому, все эти здания были связаны с заводом, на территории которого располагался Бар, но, в отличие от тех мест, здесь было гораздо просторнее: казалось, тут можно было спокойно гонять на машине взад и вперёд, чего не скажешь об узких дорогах вокруг Бара, где если бы и проехал автомобиль, то разве что на минимальной скорости. Местность вокруг так и манила своей загадочностью и дикостью, видно, не зря эти просторы обозвали Дикой территорией. Однако ассасин не стал идти дальше, где, кажется, можно бы было как разжиться нехилой добычей, так и откинуть копыта, а внял совету и принялся искать глазами обещанную дыру в заборе. Ага, вот и она – Егерь аккуратно подошёл туда, просунул в дыру сперва руку, а затем голову и осмотрел окрестные поля. Поля были абсолютно пусты, в радиусе в треть километра не было видно не то, что ни одной живой души, а даже ни одного здания, высокого холма или оврага. Это был настоящий пустырь, даже не верилось, что там, за забором, всё было абсолютно иначе. Чтобы не сбиться с пути, Егерь проверил направление к Янтарю по GPS и стал идти, прижимаясь к бетонному забору – единственному напоминанию о цивилизации в этих пустынных полях. Здесь было на удивление спокойно, могло бы показаться, что это даже не Зона, если бы не редкие разряды аномалий, одинокие выстрелы и какие-то крики, временами доносившиеся с Дикой территории. Впервые за время пребывания в Зоне (хотя и пробыл он в ней совсем мало), Егерю не пришлось постоянно держать наготове автомат или хотя бы клинки и постоянно оглядываться по сторонам. Хотя нет, по сторонам он всё-таки оглядывался, но гораздо реже, чем даже на Кордоне. Полуторакилометровый путь до границы Дикой территории с Янтарём прошёл преспокойно, без малейших приключений, будто бы ассасин шёл вовсе не по зоновским полям, а по заброшенному военному полигону. Но вот бескрайние поля кончились, и Егерь оказался на высоченном холме, поросшем сверху травой, а на склонах – колючими кустарниками. Справа от него, между этим и другим таким же холмом находилась ложбина, по которой проходила дорога, очевидно, как раз ведущая к Янтарю. Ассасин сделал ещё несколько шагов, как вдруг истерично начал трещать его смартфон, точнее, счётчик Гейгера в нём. У Егеря уже выработались некоторые сталкерские инстинкты, а потому он без малейшего промедления подбежал к краю холма, прыгнул и ухватился за ветку растущего на склоне дерева, чтобы немедленно покинуть радиоактивную зону. Треск ослаб, но не прекратился, видно, дерево тоже умудрилось пропитаться радиацией. Тогда ассасин раскачался на ветке и отпустил её, таким образом прыгнув вперёд и перелетев асфальтированную дорогу. Однако приземляться на почву было хоть и мягче, но ненамного, благо, Егерь сгруппировался в воздухе и по приземлении отделался сильными ушибами и вывихом, но зато не сломал ног. Сразу после жёсткого приземления, ещё даже не вставая с земли, он нащупал в кармане антирад и вколол его себе. Затем ассасин немного отдышался, не столько от усталости, сколько от ошеломления и, вправив вывернутую ногу, кое-как подвёлся и поковылял по дороге. Но ковылять пришлось недолго: артефакт «Колобок», лежавший в поясной сумке, сразу принялся за дело, и уже через пять минут Егерь мог нормально идти и даже слегка бежать, не ощущая практически никакого дискомфорта. А между тем, Янтарь был всё ближе, и вот, наконец, ассасин остановился, чтобы рассмотреть окружающую местность.

Территория вокруг выглядела очень мрачно, то ли от особо тёмного цвета промокшей земли, то ли от ливня, который здесь иногда даже прерывался вспышками молний и раскатами грома, то ли от того и другого вместе. Егерь стоял на возвышенности на краю огромной долины, большую часть которой можно было отсюда разглядеть, как на ладони. Внизу местность была слегка заболочена, но, если бы не частые дожди, болота, вероятно, сами бы осушились. Склоны вокруг долины были на удивление гладкими и окружали её по правильной овальной форме, так что создавалось впечатление, что давным-давно здесь было какое-то крупное и относительно глубокое озеро. Растительность здесь была, соответственно, болотистая: всего несколько засохших деревьев, торчащих из земли, зато много редких мелких кустов и мох, которым поросла большая часть склонов и те самые деревья. Посреди всей этой долины располагался сравнительно небольшой, по форме напоминавший усечённую пирамиду, бункер, на крыше которого была нанесена разметка, вероятно, для посадки вертолёта. Наверное, это база учёных, о которых говорил Бармен, да, точно: судя по карте, это она и есть. Егерь сделал шаг в сторону бункера, но остановился: между ним и бункером было замечено какое-то движение. У ассасина не было бинокля, но его новый шлем позволял немного приблизить изображение. Воспользовавшись данной функцией, ему удалось разглядеть отряд (или стаю?) каких-то человекоподобных существ в противогазах, вроде бы и людей, но передвигающихся на четвереньках вприпрыжку. Обходить их было бы далековато, и Егерь, сняв с плеча и взведя автомат, двинул прямо. Заметив сталкера, существа огромными прыжками стали двигаться к нему, издавая зловещий рык – теперь было понятно, что это не люди, ведь человек не смог бы так прыгать и не стал бы рычать. Егерь практически без пользы выпустил с пол-обоймы патронов, так как твари двигались слишком быстро, чтобы нормально прицелиться, и были слишком живучи, чтобы сдохнуть от пары пуль. Патроне на двадцатом одно существо было устранено, но оставшиеся приближались всё ближе. Наконец, все они совершили десятиметровый прыжок в сторону Егеря, а одно из них – непосредственно на него. Егерь вовремя среагировал и пронзил налетевшего на него мутанта выдвижным клинком. Однако остальные, коих теперь было двое, обошли ассасина со спины. Уже сообразив, что автомат тут малополезен, он выхватил из-за пояса пневматический пистолет и принялся накачивать в него воздух, одновременно кружляя, чтобы не попасть под прямой удар мутантов. Один выстрел усыпляющим дротиком – и одной тварью меньше, второй выстрел – промах, ещё несколько секунд изворотов, третий выстрел – и вот мутанты побеждены. Не задерживаясь, ассасин сразу бегом направился к бункеру, благо, «Колобок» уже полностью залечил не так давно полученные ушибы.

Перед дверью научной базы Егерь остановился, соображая, как бы её открыть, однако она отворилась сама. Войдя, Егерь увидел довольно уютную и компактную обстановку: несколько шкафов, какие-то ящики и множество самых разнообразных приборов, назначение которых были известны, наверное, только самим учёным. Слева от входа располагалась комната с койками, на одной из которых лежал человек в лабораторном халате, вероятно, научный ассистент. Ассасин прошёл дальше и встал возле чего-то вроде импровизированного прилавка, к которому с обратной стороны как раз подходил другой учёный в таком же халате.

– Приветствую вас, молодой человек! Что вы хотели в нашем бункере?

– Приветствую. Вы ведь учёные, так?

– Да, мы учёные, но сейчас нас осталось только трое: я, то есть профессор Вепрянский, и два моих коллеги-ассистента. Ввиду этого, нам бы не помешали наёмные сталкеры. Не хотели бы на нас поработать?

– Вряд ли, я здесь за другим. Мне сказали, что вы можете подсказать, как попасть к объекту Х16.

– Лаборатория Х16? Ещё недавно мы её полностью контролировали, проводя там важнейшие исследования, однако недавно какая-то группировка выбила всех оттуда, положив большую часть наших исследователей! Ну не наглость ли?

– Это были «Крестоносцы»?

– Не знаю, как группировка называлась, но на комбинезонах у них действительно были красные кресты. Может быть. Мы бы могли показать дорогу в лабораторию, но там, наверное, находятся эти захватчики, а потому лезть туда опасно. Вот если бы вы согласились помочь нам, выбив их оттуда, тогда бы я отправил с вами двух своих помощников, и мы бы восстановили контроль лаборатории.

– А почему вам так нужна эта лаборатория?

– Скорее я должен спрашивать это у вас. Видите ли, раньше там проводили секретные эксперименты, и с тех пор там остались ценные данные и оборудование. Если документы уже все изучили, то оборудование оттуда не вынести, и нам приходится работать с ним на месте. Для учёных там целая поляна, но вот почему туда сталкеров, вроде вас тянет, ума не приложу.

– Ну, лично мне нужно расквитаться с группировкой, которая лабораторию захватила – у меня с ними личные счёты.

– Правда? Тогда ведь нам с вами по пути! Вы поможете нам истребить захватчиков, а мы сможем предоставить достойную награду.

– Так-так…

– Видите ли, когда нас выгнали из лаборатории, мы сконцентрировали внимание на изучении артефактов. Мы попытались использовать их для улучшения брони и оружия, что вышло довольно успешно. Например, можем усилить прочность и защиту костюма или мощность оружия с помощью гравитационных артефактов. Если у вас есть материал, мы бы смогли сделать ваше снаряжение непревзойдённым!

Егерь почесал голову, о чём-то думая, а потом скинул с плеч рюкзак и достал оттуда добытый на Свалке артефакт.

– Что бы вы могли сделать из этого артефакта?

– Из «Вспышки»? Бронежилет и огнестрельное оружие им не усилить, однако, кажется, я могу придумать кое-что с холодным оружием. У вас ведь есть нож?

– Ножа нет, есть вот это. – Егерь сжал правый кулак, выдвинув скрытый клинок.

– Эй, поосторожнее с лезвием!.. Если оставите мне его с артефактом часа на два, я смогу попробовать модифицировать его. Но за это я предлагаю вам отправиться с моими ассистентами в лабораторию.

– Маловато как-то за опасное дело, но идёт. Могу я пока побыть у вас в бункере, или, ещё лучше, вздремнуть? Время-то уже позднее.

– Пожалуйста, в отсеке слева есть свободная койка.

– Отлично. – Егерь хотел уже пойти спать, но вдруг кое-что вспомнил. – Слушайте, у вас тут столько оборудования… Не найдётся, часом, чем смартфон зарядить?

– Это легко, оставьте только его на время.

Егерь отдал профессору Вепрянскому артефакт, клинок и смартфон, а сам отправился в спальный отсек. Здесь спал всё тот же научный ассистент, которого он увидел, войдя в бункер, впрочем, это никак не могло помешать уставшему ассасину мгновенно заснуть на противоположной койке.

Пробудился Егерь только через пять с лишним часов, от лёгкого толчка в бок и чьего-то голоса. Открыв глаза, он увидел рядом с собой того самого ассистента, только одетого уже не в научный халат, а в какой-то специальный комбинезон.

– Подойдите к профессору, пожалуйста. – Сказал ассистент слегка повелительным тоном.

Егерь быстро вскочил с койки, накинул на одно плечо рюкзак и подошёл, куда его просили. Вепрянский, похоже, уже давно его ждал.

– Итак, надеюсь, вы не передумали зачищать лабораторию?

– Конечно нет, тем более за такую награду.

– Ах, да, награда… Так, вот для начала ваш смартфон, полностью заряженный. А вот и лезвие. Удалось сделать то, что и хотел, и даже немного больше: теперь в обычных условиях оно будет поражать электричеством, парализуя противника и выводя из строя электронику. Но это не всё: находясь поблизости с источником открытого тока, например, рядом с аномалией «Электра», вы сможете с его помощью выпускать молниеобразный электроразряд. Правда, для этого вам потребуется другой похожий кусок металла.

– Это не проблема – я имею второй клинок.

– Превосходно. Значит, для выпуска электроразряда им вы должны будете указывать в направлении источника тока, а вот этим, модифицированным – в направлении цели. Надеюсь, вам это поможет зачистить лабораторию, ведь там было замечено несколько «Электр». Правда, у меня есть и плохая новость: второй ассистент пропал где-то в округе и не выходит на связь уже второй час. Боюсь, придётся идти вам лишь с одним помощником, если только не отыщете по пути второго. Последний раз он был в двухсот метрах от базы, я показал на карте.

– Нда… Ладно, выдвигаемся?

– Конечно, коллега уже готов.

Егерь направился к выходу, где перекинулся парой слов с ассистентом (которого, как оказалось, звали Качиненко) и затем вместе с ним выдвинулся по направлению к Х16. Снаряжение у Качиненко было, может быть, отличным для всяческих исследований, но для данной цели практически непригодным: научный комбинезон с замкнутой системой дыхания, по его словам усиленный артефактами, а также пистолет, ничем не примечательный, кроме возможности стрелять короткими очередями, и нож. Ввиду этого, Егерь особо не полагался на помощника, даже шёл первым, правда, ориентируясь по подсказкам ассистента. По дороге они решили проверить место, где пропал второй учёный, однако там никого не было. Намётанный глаз Егеря заметил около кустов неподалёку что-то оранжевое, и Качиненко предположил, что это научный комбинезон. Так и оказалось: под кустом лежал тяжелораненый и полуживой учёный.

– Да это же наш второй помощник – Пасечков! Кажется, жив ещё. Сталкер, есть аптечка?

– Какая нужна?

– Желательно военная. Он, похоже, много крови потерял.

Егерь пошарил у себя в рюкзаке и вынул одну из купленных у Сидоровича аптечек. Взявшись за лечение, ребята через четверть часа сумели поставить ассистента Пасечкова на ноги, и хотя Егерь почти не умел лечить, один Качиненко вряд ли бы справился так быстро.

– Коллега, как вы? Сможете идти? И что произошло?

– Ух… Теперь нормально, спасибо. Вышел я, значит, ночью, чтобы обойти окрестности бункера, а заодно собрать немного местной растительности, а за мной снорк погнался! Прыгнул, повалил меня на землю, комбинезон когтями изорвал. Я вовремя пистолет выхватил, высадил пол-обоймы в него, и он убежал, но повреждения мне серьёзные успел нанести. Если б не вы, не знаю, сколько бы тут пролежал…

– Мы с вашим коллегой направляемся вычищать лабораторию. Пойдёте с нами?

– Я бы пошёл, но только моё снаряжение теперь ни на что не пригодно. Самочувствие ещё ладно, но вот комбинезон бы сменить… Кажется, кожанка и то бы лучше защищала.

– Вроде бы, у меня остался мой старый комбез. Глядите. – И Егерь достал из рюкзака лёгкий бронежилет, в котором он пришёл в Зону.

Пасечков с радостью заменил свой изношенный научный костюм на этот и, прихрамывая, двинулся за Егерем с Качиненко. Добравшись без особых проблем до входа в лабораторию, отряд остановился, а ассасин стал обговаривать с учёными план:

– Значит так, я иду первым, вы прикрываете тылы. Ни в коем случае не шуметь, подсказываете дорогу шёпотом. Если увидим противника или даже если он увидит нас, не стреляйте – предоставьте дело мне. Атаковать только если нас засекут сразу более трёх человек или по моей команде. В случае перестрелки особо не подставляйтесь, думаю, вы Вепрянскому живыми нужны. Всё ясно?

          Ассистенты одобрительно кивнули и вслед за Егерем стали медленным шагом спускаться в подземную лабораторию. Чем больше ребята углублялись под землю, тем тусклее становилось вокруг: лаборатория освещалась старыми жёлтыми лампочками, которые были не особо-то мощными и слабовато освещали путь. Учёные хотели включить фонари, но ассасин запретил им, сославшись на то, что «чем темнее вокруг, тем лучше нам, и напрасно привлекать внимание не стоит». Минув восемь лестничных ярусов, то есть спустившись на минус четвёртый этаж, ребята наконец оказались в довольно длинном и не особо более светлом коридоре, патрулируемом, кажется, «тамплиерским» бойцом. К счастью, сейчас он стоял спиной к ним, а потому Егерь воспользовался моментом и, выхватив свой пистолет, усыпил его снотворным дротиком. Хотя ассасину уже не раз приходилось сталкиваться с «тамплиерами», отправленные в Зону отряды были экипированы по-особенному, и Егерь с любопытством стал рассматривать снаряжение бойца. Этот, похоже, был самым простым солдатом, поскольку одет он был только в жёсткий плащ, вроде как усиленный бронепластинами, не носил шлема и на вооружении имел M4A1, далеко не самую крутую НАТОвскую пушку, которыми обычно вооружались элитные отряды клана. Оценив обстановку вокруг, Егерь решил снять трофеи с бойца, пока действие снотворного не закончилось – убивать его он не считал необходимым. Снятый плащ был отдан Пасечкову, а на винтовку запретендентовал Качиненко – ассасину эти вещи были не нужны, а вот какую-то америкосскую гранату, немного медикаментов и рацию он взял себе. Как ни странно, по рации не было слышно никаких переговоров, хотя она и была настроена на нужную частоту, может быть, работала в одностороннем режиме. Не задерживаясь больше, отряд Егеря направился вглубь лаборатории. Вокруг было на удивление тихо, ассистенты даже заметили, что не слышно почти никаких установок, обычно гудящих так, что дай дорогу. Противников тоже не было заметно, наверное, они находились в главном зале, и надеялись на уже усыплённого дежурного в случае опасности. К главному залу было всё ближе, и, наконец, по знаку Егеря учёные прижались к стене, а сам он стал выглядывать из-за угла, оценивая обстановку и заодно изучая «сердце» лаборатории. Главный зал имел несколько уровней, которые располагались по кругу вокруг непонятного устройства – огромной колбы с гигантским мозгом внутри. На каждом ярусе располагались какие-то пульты, предназначенные для управления этой установкой, и возле каждого из них была лестница на более высокий уровень. На первом и втором уровне никого не было видно, а что находилось на более высоких разглядеть было сложно. Пробираться дальше, на верхние ярусы, было крайне опасно, ведь с этажа выше нижние ярусы спокойно простреливались, но другого способа не было – как, впрочем, и другой дороги наверх. Тем не менее, более детально рассмотрев территорию, Егерь посчитал, что если держаться правильной стороны на каждом ярусе, можно оставаться закрытым от прямого огня благодаря установке в центре, будучи уязвимым только на лестницах между уровнями. Так подумав, ассасин просканировал местность тепловизором на шлеме и, убедившись, что в поле зрения нет людей, вместе с отрядом быстро стал продвигаться вперёд.

На действия отряда поначалу не было никакой реакции, то ли от того, что передвигались ребята максимально тихо, насколько возможно при такой скорости движения, то ли от того, что «тамплиеры» не предполагали, что к ним так легко вломятся. Однако, когда отряд добрался до третьего, предпоследнего яруса, этажом выше послышались чьи-то шаги. Егерь сразу жестом дал команду прижаться к краю и присесть, чтобы остаться незамеченными, а сам решил попробовать оценить количество противников по звукам. Шаги по железу слышны были чётко, и ходил явно один человек, причём спокойным шагом. «Неужели там больше никого? Может, остальные стоят неподвижно?» — задал Егерь сам себе вопрос, а затем стал в полуприсяди красться дальше. Учёные последовали за ним. Добравшись до лестницы, ассасин огляделся по сторонам, затем перекинул свой автомат через плечо так, чтобы с него можно было стрелять одной рукой, а в другую руку взял пистолет, предварительно зарядив его снотворным дротиком. Затем он дунул поочерёдно в каждую руку, потёр их одну о другую и через пару секунд мгновенно взбежал по ступеням. Быстрый взгляд по сторонам – справа трое «тамплиерских» бойцов, слева никого. Выстрел из пистолета, короткая очередь из «Калаша» — один противник обезврежен, другой подранен. Последовали ответные выстрелы, правда, почти все мимо – настолько неожиданным было появление ассасина. Воспользовавшись небольшим замешательством, Егерь совершил рывок вперёд, пронзив обоих оставшихся соперников клинками. Тот, в кого попал модифицированный клинок, сразу упал, другой же выпустил несколько пуль, которые успешно замедлил бронежилет, но был повален на землю ударом ноги. Вдруг метрах в десяти появился ещё один человек, вероятно, прибежавший на звуки выстрелов. В отличие от только что поверженных, он был одет не в бронированный комбинезон, а в тёмно-синий лабораторный халат, и в руках держал пистолет. Не медля, ассасин рванул к нему, попутно отбросив ногой выроненное противниками оружие и увернувшись от пары пистолетных пуль. Прыжок с разбегу – и Егерь, оказавшись за спиной «тамплиера», обхватил его горло рукой, слегка придушив. Враг выронил пистолет и попытался освободиться от захвата, но Егерь приставил к его лбу клинок:

– Не рыпайся. Где остальные?

– Проклятые «ассасины»… — Прохрипел «тамплиер» едва слышно, узнав неотъемное оружие вражеского клана.

– Где остальные, спрашиваю?! – Повторил Егерь, слегка ослабив захват, тем самым позволяя тому нормально говорить.

– Всё равно же убьёшь.

– Мог бы, но это тот случай, когда твой язык может тебя спасти. ­– Егерь сделал шаг к краю этажа-платформы (до низа было метров пятнадцать), потянув за собой «тамплиера». – Поупражняешься летать, или таки будешь говорить?

«Тамплиер» опять попытался безуспешно вырваться, как вдруг один из недобитых прежде противников привстал и навёл на ассасина ствол пистолета. Конечно, скорее бы он попал в допрашиваемого Егерем, чем в него самого, но Качиненко с Пасечковым вовремя успокоили его парой пуль.

– Даже не думай! Отвечай уже, или получишь бесплатный лётный курс! Где остальные?!

– Отправились в другую лабораторию, в Припять.

– Каким путём?

– Через тоннель. Вход в него в конце того коридора, двери слева.

– Зачем им туда и как давно они ушли? А?!

– Отправились сегодня утром. Ну, то есть выходит уже вчера. Ох… Тщательно исследовав лаборатории, особенно центральные, мы получим бесценные данные и оборудование, которое позволит контролировать людей, а вместе с ними и весь мир. И осуществлению наших давно продуманных планов не помешает никто, даже «ассасины»!

– Ну, это мы ещё посмотрим. Свободен! – И Егерь оттолкнул «тамплиера» по направлению к стене, да так, что тот аж упал на колени. Затем он махнул ассистентам, чтобы они шли к нему.

Качиненко и Пасечков сперва огляделись по сторонам, убедившись, что лаборатория теперь зачищена, затем собрали трофеи с поверженных врагов: три хорошие американские винтовки, какие-то устройства, медикаменты и комбинезоны – и только потом подошли к ассасину.

– Что ж, здесь наши с вами пути расходятся?

– Да, пожалуй.

– Вы отлично поработали.

– Честно говоря, думал, что врагов будет больше, но без вас мы всё равно бы не справились. – Наперебой стали отвечать ассистенты.

– Тогда прощайте. Этого вот – Егерь кивнул в сторону только что допрошенного «тамплиера» — предоставляю вам, может, он окажется полезен. Ещё один солдат скоро пробудиться должен, так что уже сами решайте, что с ним делать. Да, ещё: вы вроде обобрали убитых «тамп…» «крестоносцев»? Мне бы их одежда не помешала, для маскировки.

– Конечно, вот их комбинезон. Ещё раз спасибо вам!

– Извините за любопытство, но, кажется, «крестоносец» назвал вас «ассасином». Это, что ли, ещё одна новая сталкерская группировка?

– Эм… Нет. Это старинный клан, но… — Егерь стал говорить шёпотом, чтобы не расслышали выжившие «тамплиеры». — …но в Зоне я – его единственный представитель.

– Понятно. Тогда до свидания!

            Распрощавшись с Пасечковым и Качиненко, ассасин отправился искать вход в тоннель. «Тамплиер» не соврал – прямо за бронированной дверью, которая даже не была заперта, находился люк с приваренной к нему лестницей. Прежде, чем спускаться, Егерь снял плащ и одел «тамплиерскую» броню, прям поверх долговской, ведь она была заметно большего размера, чем требовался ассасину. Теперь можно было не опасаться вражеского патруля, и Егерь, благополучно спустившись по десятиметровой лестнице, оказался в подземных катакомбах. Здесь было ещё темнее и унылее, чем в коридорах Х16, единственным источником света служили какие-то матовые лампы красноватого оттенка, и то расположенные метрах в десяти одна от другой, не говоря уже о том, что многие из них не работали. Чтобы разобрать дорогу, пришлось Егерю включить ПНВ. Ассасин собирался как можно быстрее добраться до Припяти и покинуть это сырое и мрачное место, но вдруг понял, что просчитался. Тоннель, похоже, соединял эту лабораторию не только с Припятью, так как разветвлялся на целых три пути, и без карт было почти невозможно определить, куда двигать дальше, а брести наугад у Егеря времени не было. Он уже собирался вернуться назад, чтобы выведать дорогу, но тут кое-что вспомнил. Включив фонарик и порывшись у себя в рюкзаке, ассасин вынул стыренные у «Долга» карты, которые как раз решил оставить себе. К счастью, помимо карт центральной Зоны, здесь оказались и схемы некоторых подземных путей: какого-то путепровода «Припять-1», а также длинных и запутанных катакомб, оканчивающихся с разных сторон отметками «Х18», «Х16», «Янтарь» и «Х8».  Похоже, Егерю нужна была вторая карта, судя по отметке «Х16», возле которой он должен сейчас находиться. Теперь надо было решить, в каком направлении идти. Сделать это с помощью GPS было невозможно, так как под землёй нету сигнала со спутников, а потому ассасин стал рассуждать логически: «Так… Дорога на Янтарь сразу отпадает, остаётся Х18 и Х8. Припять должна быть севернее, а путь к Х18 уходит на юго-запад. Значит, буду идти на Х8. Разобраться бы только, в какую ветку тоннеля сейчас повернуть…». Минуты три поизучав карту и окончательно определив направление, Егерь повернул в нужное ответвление тоннеля и стал продвигаться в сторону Припяти.

Расчёт оказался правильным – вскоре Егерь наткнулся на двух «тамплиерских» часовых, которые спокойно отреагировали на его появление и даже не стали задерживать. Здесь и дальше кроме них никого не было, впрочем, иногда из всяких щелей и трещин выбегали стайки не очень-то дружелюбных крысоподобных существ, на которые Егерь даже не обращал внимания. Хотя, когда одно такое существо укусило его за ногу, Егерю пришлось дать ему и нескольким его крысиным собратьям башмаком по головам, чтобы те отвязались. Попетляв с полтора часа по катакомбам, чем дальше, тем более походившим на канализацию, ассасин в конце концов встретил отдыхающий отряд «тамплиеров», состоявший из полдюжины отлично экипированных бойцов. Сначала они его не заметили, но когда Егерь хотел пройти мимо них, то его окликнули:

– Стоять, ты кто такой?!

– Подсвети чем-то, если не видишь!

Несколько бойцов навели на ассасина фонари и сразу опознали броню своего клана.

– Так, а почему ты не со своим отрядом?

– Отстал.

– Что значит «отстал»?!

– Меня тяжело ранили в перестрелке, полдня в отключке лежал. Когда пришёл в себя, то никого из наших уже не было, решил идти сам.

– Решил идти сам?! Ты что, не слышал приказа, что все, отбившиеся от своего отряда, должны ожидать следующего, безо всякой самодеятельности?

– Простите, забыл. Много крови потерял, не до того было, да и ждать было опасно, разве спрятаться где.

– Значит так, будешь идти с нами. Свой отряд ты всё равно не догонишь, он уже в Припяти, верно, давно, а мы через пять минут выдвигаемся туда.

Такой расклад не подходил Егерю, и он стал искать способ отделаться от «тамплиеров». Просто убежать не представлялось возможным: его бы в спину полили пулями, да и на бегу можно куда-то не туда повернуть и заблудиться. Оставалось только устранить врагов – ассасин стал придумывать, как это эффективнее сделать. Осмотревшись по сторонам, он заприметил на стене открытый электрощиток, в котором из-за плохой изоляции проскакивали искры. «Кажется, Вепрянский говорил, что подойдёт любой источник открытого тока. Пора испытать улучшенный клинок в деле!» – так подумав, Егерь направил левую руку в сторону электрощита, правую навёл на одного из «тамплиеров», а затем резко сжал кулаки, выдвинув клинки. Через секунду с электрощитка сорвалась яркая белая искра, коснулась левого клинка, от которого тут же перелетела на правый, улучшенный, а с него ещё через секунду-другую сорвался разряд молнии, попавший чётко в грудь цели. Противник был на секунду обездвижен, а потом у него подкосились ноги и он завалился на землю. Похоже, мощности тока в электрощитке было маловато, чтобы поразить сразу несколько врагов или даже убить цель, но предостаточно, чтобы вывести из строя всю электронику, которая была необходима для работы экзоскелета, поддерживавшего тяжеленную броню «тамплиера»-мастера. Сообразив, что ожидать накопления заряда для следующего такого «выстрела» было невыгодно, ассасин сразу выхватил свой верный пистолет, к счастью, уже заряженный, и с его помощью обезвредил ещё одного противника. После парусекундного замешательства, «тамплиеры» повскакивали и приготовились открыть огонь. Егерь медлить не стал, и напролом побежал к ним, поразив двоих клинками и обезоружив третьего пинком ноги. По ассасину в упор была выпущена автоматная очередь, частично замедленная двойным бронежилетом, после чего сам он расправился с последним врагом ударом модифицированного клинка.

              «Хух… Если все они будут в такой броне, то "Калаш" тут будет вообще бесполезен. Хоть я американскому оружию и особо не доверяю, придётся присвоить одну их пушку. Ну-ка, возьму эту, с подствольником, авось у кого-то к нему ещё заряды есть». – Так порассуждав, Егерь поднял лежавшую на земле FN-2000, отобрал у поверженных «тамплиеров» боеприпасы и немного всякой мелочи, даже какую-то еду и воду, которые счёл нужным употребить. Минуту отдохнув, он сразу же двинулся дальше, ведь Припять должна уже быть где-то совсем рядом, может даже прямо над ним. Вскоре катакомбы окончились тупиком. Впрочем, это был не совсем тупик, а решётка, за которой стояла вода, издававшая такой канализационный запах, что его даже было слышно через вмонтированный респиратор шлема. Егерь стал оглядываться вокруг в поиске выхода наверх и вскоре обнаружил торчавшие из стены скобы. Недолго думая, он стал взбираться по ним, пока не долез до задвинутой крышки люка. Ручки с этой стороны не было, а ударам рук крышка не поддавалась, и тогда ассасин изловчился, достал из рюкзака добытый в Баре провод-верёвку и, подстраховавшись им, чтобы не упасть, со всей силы долбанул по люку ногой. Крышка отодвинулась, так что можно было просунуть руку и сдвинуть её ещё больше, что он и сделал. Выбравшись из катакомб, Егерь оказался в какой-то комнате, похожей на учебный класс, ярко освещённой, особенно по сравнению с тоннелем, где он только что был. Ассасин подошёл к двери и стал прислушиваться к происходящему за ней, предварительно задвинув крышку люка и на всякий случай придавив её столом. Совсем недалеко были слышны шорохи, шаги и даже разговор, судя по всему, двух людей. Немного подождав, он наконец открыл дверь и слегка высунулся из-за неё. Несколько «тамплиеров» направили в его сторону стволы, но тут же их опустили, поманив Егеря рукой. Он подошёл.

– О, наконец-то! Мы уж заждались! Сколько с тобой людей?

– Я один.

– Как так?!

– Когда шёл с отрядом через лабораторию, вдруг яйцеголовые штурм начали. Всех из моего отряда положили, но объект удержать удалось. Там ещё трое остались. – На ходу выдумал Егерь.

– Нас-то тоже немного покоцали, пятеро выжили, так ещё двух надо здесь оставить. Думали, ещё хоть полдюжины солдат подтянется, так вот ведь западло…

– Где сейчас остальные?

– Пробиваются через Припять к ЧАЭС. Мы должны сейчас туда же двигать, им подсобить.

– Вот блин… – Сквозь зубы пробормотал Егерь, поняв, что опять придётся отделываться от сопровождения, но тут же продолжил расспрашивать. – А с кем сражаться приходится?

– Да с фанатиками какими-то, причём их и больше, и экипированы они чтоб не лучше нас. Придётся крюк делать, дабы мимо их базы не идти.

– А где их база?

– Покажу по пути. А, хотя, можно и сейчас по карте поглядеть. Вот здесь. – И «тамплиер» вынул из кармана планшет и ткнул пальцем в экран.

Егерь постарался запомнить положение, а затем изъявил желание выдвигаться прямо сейчас.

– Ладно, выдвигаемся, только сообщу передовым отрядам, что мы идём. Право, не понимаю, зачем мы должны людей в этих лабораториях оставлять, если всё самое важное находится в главной, что на ЧАЭС. Но приказ есть приказ…

– Я пойду первым. – Повелительным тоном сказал Егерь.

– Как хочешь. Только вот тот лифт не работает, придётся два этажа по его шахте лезть.

«Так даже лучше». – Подумал ассасин и чуть ли не бегом отправился к лифту. Подойдя к люку в потолке кабины, Егерь подпрыгнул, ухватился за его края и, ловко подтянувшись, оказался стоящим в лифтовой шахте. Закинув голову вверх, он принялся изучать её устройство: в ней не было ничего примечательного, кроме проржавевших лестниц, которые так и норовили обрушиться. Егерь слегка улыбнулся, похоже, отделаться от «тамплиеров» можно было даже проще, чем он рассчитывал. Быстро долезши до открытых дверей, что находились метрах в семи выше кабины, он ещё раз убедился в ненадёжности лестницы, а затем, ухватившись за выступ перед дверями, со всей силы ударил по лестнице ногой. Такого импульса ржавый металл не выдержал, и лестница частично обрушилась. Выбравшись из шахты, ассасин для верности ещё и кинул за собой гранату – теперь выбраться оттуда мог бы разве что скалолаз. Затем Егерь поспешил выйти из здания, в котором он сейчас находился, благо, главный вход находился как раз рядом с лифтом, и искать его долго не пришлось. Оказавшись на свежем воздухе, ассасин на минуту остановился, чтобы продышаться после лазания по подземельям и определиться с дальнейшим направлением движения. Припять встретила его на удивление солнечной погодой, которая была редкостью не только для Зоны, но и для многих мест, где довелось побывать Егерю до этого. Учитывая то, что по словам «тамплиера», город кишел фанатиками, ассасин решил, что больше нет смысла в «тамплиерской» броне, так что он её снял и снова надел свой верный камуфляжный плащ. Здесь уже можно было поймать сигнал со спутников, и Егерь, воспользовавшись GPS, рассчитал приблизительный маршрут и стал продвигаться, на всякий случай прижимаясь к кустам, на запад, ближе к центру Припяти, куда и должны были двигать «тамплиеры».

Вскоре ассасин столкнулся с группой каких-то странных людей, дёрганных, с перекошенными лицами, будто бы только что сбежавших из дурдома. Впрочем, ему удалось пройти мимо – он вовремя заскочил в кусты и остался незамеченным. Через некоторое время его путь пересёкся с двумя отрядами неизвестной группировки в камуфляжных комбинезонах, наподобие военных и в тяжёлой броне с экзоскелетами, от которых Егерю тоже удалось скрыться. Из любопытства внимательно разглядев их снаряжение, ассасин заприметил нашивки с надписью «Монолит», а также одну или две неизвестных ему винтовки, судя по всему, снайперские. Разговоры между этими бойцами были довольно странные и необычные, из чего можно было сделать вывод, что это и есть те самые фанатики. Как назло, эти отряды двигались в том же направлении, что и Егерь, так что ему пришлось немного сменить курс, из-за чего он чуть себя не выдал. Минут десять после этого ему довелось продвигаться без приключений, от нечего делать ассасин даже стал поглядывать по сторонам, любуясь архитектурой заброшенного города, как вдруг где-то рядом послышался страшный рёв. Однако никого не было видно, а между тем в непосредственной близости от его уха промчалось нечто, громко сопя. Егерь приготовил клинки, чтобы дать бой непонятному существу, только вот где оно находилось, определить не удавалось, видимо, его маскировка была покруче ассасинской. Тут Егеря осенило: у него же на шлеме был тепловизор! Включив его, он сразу засёк, как что-то мчится прямо на него, и вовремя отскочил. Похоже, во время атаки маскировка существа ухудшалась, так что ассасину удалось разглядеть подобные человеческим очертания. Между тем существо развернулось и снова с рёвом понеслось в атаку, но Егерь уже был готов. Как только оно оказалось в метре от него, ассасин отскочил влево и подставил на траекторию пути мутанта клинок. Существо завалилось на спину и мгновенно лишилось всей маскировки – теперь можно было его полноценно разглядеть. Это был какой-то человекоподобный волосатый мутант, самой бросающейся в глаза приметой которого были щупальца на месте рта. Недолго поглядев на только что поверженную тварь, Егерь отправился дальше.

…Егерь сам мало понимал, куда он направлялся: он уже был в центре Припяти, но шёл по непонятной причине не в сторону ЧАЭС, а к базе фанатиков, которую так норовили обминуть «тамплиеры». Что он собирался там делать, не мог он объяснить даже сам себе, но тем не менее в его подсознании назрел какой-то весьма дерзкий план. А между тем Егерь уже добрался до здания, в котором располагалась база, и, ловко скрывшись от глаз снайперов и патрульных, проник внутрь. Прислонившись к внутренней стене, ассасин выглянул из-за угла и увидел, что один из фанатиков, одетый в броню с экзоскелетом и уже известной Егерю надписью «Монолит», направлялся как раз в его сторону. Дождавшись, когда этот монолитовец оказался немного впереди него, Егерь подскочил сзади и, обхватив его шею рукой, затащил его за угол, где не было никого другого. Фанатик попытался вырваться, но безуспешно.

– Не дёргайся, я только хочу кое-что узнать.

– Монолит покарает тебя, неверный!

– И за что же, интересно? Я не убил ещё ни одного вашего бойца, и не хотел бы пачкать клинок твоей кровью.

– Врёшь! Ты не мог так просто пройти сюда!

– Мог, навыков скрытности мне не занимать. Но давай-ка к делу: ваша группировка оказывала серьёзное сопротивление неким отрядам, что прорываются сейчас к ЧАЭС. Сколько их осталось и где их основные силы?

– Так ты из этих неверных! Они хотят осквернить Монолит, но мы им этого не дадим!

– Нет, я не из них. Они – мои враги, хотя и по другой причине, чем для вас.

– Ты хочешь их убить и сам осквернить Монолит! Мы этого не позволим, ни им, ни тебе!

– Да не нужен мне ваш Монолит! У меня с ними свои счёты, так почему бы не действовать сообща, если цель одна? Просто скажи, где они и сколько их осталось. Вам же меньше проблем будет!

– Гм… В другой ситуации я бы попытался тебя убить, но в этом случае действительно наши цели сходятся. Тех неверных ещё человек сорок, и мы всячески пытаемся остановить их продвижение дальше главного входа на ЧАЭС.

Егерь отпустил захват, и монолитовец, освободившись, встал напротив него.

– Так-так…

– Сам ты с ними точно не справишься, даже мы несём огромные потери. Но если хочешь, можешь поучаствовать в их перехвате вместе с нашими отрядами. Мы как раз собирались послать подмогу, чтобы зажать неверных и дать им бой, так что можешь отправиться вместе с нами. И да, даже не пытайся что-нибудь вычудить, а то наши братья быстро тебя успокоят. Зато, если поможешь истребить неверных, мы сможем принять тебя в «Монолит».

– Нет уж, спасибо, никуда я вступать не собираюсь. Разберёмся с неверными и разойдёмся. Идёт?

– Пожалуй, идёт. Надеюсь, польза от тебя в бою будет? В мастерстве с нашими бойцами мало кто может сравниться, а всякое «пушечное мясо» нам не нужно.

– Да со мной в мастерстве тоже мало кто сравнится, правда, при определённых условиях. Если ваш отряд зайдёт сзади, то я могу на себя противников пять-семь сразу взять.

– Хорошо. Сейчас я доложу командиру, и выдвинемся. Впрочем, идём со мной, только постоишь у входа.

Егерь последовал за монолитовцем, на всякий случай держа наготове оружие. Впрочем, оно не понадобилось: хотя и остальные бойцы «Монолита» смотрели на ассасина с опаской, видимо, ведущему его монолитовцу они доверяли. Остановившись у входа в подвальное помещение и велев Егерю ждать, монолитовец вошёл внутрь. С ним завёл разговор один из охранников:

– Что, ещё одного неверного поймал?

– Нет, этот сам пожелал прийти к нам. Но всё равно приглядите за ним покамест.

К Егерю сразу же подошли двое тяжеловооружённых бойцов, которые встали напротив него. Где-то на протяжении пяти минут монолитовец, видимо, разговаривал с командиром, а затем он вышел из его комнаты и почти тут же крикнул в сторону Егеря:

– Можешь идти с нами. Эй, братья, собираемся, пора покарать неверных!

Со всего здания начали стягиваться бойцы и, когда их набралась целая дюжина, образовавшийся отряд построился клином (просторный коридор здания-базы это позволял) и, выйдя на улицу, лёгким бегом отправился в сторону ЧАЭС. Егерь последовал за ними.

Ассасин едва не пожалел о том, что пустил тонизирующий артефакт на улучшение клинка – всё-таки продолжительный бег в бронежилете и с рюкзаком изнуряет даже тренированного человека. А вот бойцы «Монолита» без проблем бежали в тяжёлой броне, видимо, у них как-раз-таки были соответствующие артефакты. После двадцатиминутной пробежки отряд наконец-то перешёл на быстрый шаг. Сейчас они находились, похоже, в самом сердце Зоны – в непосредственной близости от знаменитого четвёртого энергоблока атомной электростанции, величественно возвышавшейся впереди и заслонявшей облачное и слегка красноватое небо своей высоченной трубой. Где-то поблизости была слышна прерывистая стрельба из множества стволов, временами заглушавшаяся раскатами далёкого грома, и видны вспышки пороховых газов, сливающиеся со вспышками молний на горизонте. Создавалось впечатление, что грозовая погода была обычной для ЧАЭС, что, впрочем, довольно странно, так как ещё в паре километров отсюда ярко светило солнце. Командир отряда дал всем указание остановиться, оценил обстановку, связался с другими отрядами, а затем, вскинув винтовку, показал рукой в сторону, откуда была слышна перестрелка, и прокричал: «Там неверные убивают наших братьев! Вперёд, отомстим им, защитим Монолит!» Среди бойцов послышались одобрительные клики, а затем монолитовцы гуськом стали подбираться к противникам. Егерь не отставал, попутно приготовляя всё свое оружие к битве.

Отряд обошёл место перестрелки сзади, не попадаясь остальным на глаза, и затем остановился, спрятавшись за какими-то двумя ржавыми автобусами. Кое-кто, в том числе и Егерь, стали выглядывать, оценивая тактическую ситуацию, которая складывалась как нельзя лучше: они находились на возвышении, в то время как все силы противника держались кругом, отбиваясь от частично окруживших их солдат «Монолита». Мало того, метрах в десяти над землёй ассасин заметил огромную электрическую аномалию – отличный источник открытого тока для применения модифицированного клинка. Хотя монолитовцы и почти окружили «тамплиеров», последние держались плотно и не собирались проигрывать – помощь в виде удара им в тыл стала бы неоценимой. Командир монолитовского отряда произнёс «братьям» ещё какие-то напутственные слова, после чего изо всей силы прокричал: «В бой!». Десяток бойцов выскочили из укрытия и яростно ринулись на противника, поливая его пулями, ещё двое остались прикрывать снайперской стрельбой, а Егерь взобрался на крышу автобуса, откуда стал поражать «тамплиеров» молниеобразными электрическими разрядами – огромная электроаномалия позволила предстать модифицированному клинку во всей своей красе. «Тамплиерам» атака с тыла наверняка стала сюрпризом, от которого они были в замешательстве, тем не менее, продолжая беспорядочно отстреливаться. Поскольку обе группировки были отлично экипированы, перестрелка стала похожа на бой терминаторов: ни «тамплиеры», ни монолитовцы не падали от жалкой очереди пуль, и приходилось выпускать по одной, а то и по две обоймы на каждого противника. У многих заканчивались патроны, так что в бой пошли пистолеты, из-за чего перестрелка затянулась ещё больше. Ряды «тамплиеров» постепенно редели, но и у «Монолита» оставалось всё меньше солдат. Из отряда перехвата осталось солдат четверо, одного снайпера тоже положили, да и окружение было уже не таким явным, как в начале. «Тамплиеры» предприняли попытку прорваться в сторону четвёртого энергоблока, но дальше, чем на двадцать метров, уйти не смогли: им навстречу выбежал резервный отряд «Монолита». Молнии с клинка Егеря уже не добивали до противника, и ему пришлось покинуть свой пункт на крыше автобуса и присоединиться к бойцам на земле. Подствольник на винтовке оказался очень кстати – плотный строй «тамплиеров» был уязвим для гранат, которые, однако, быстро закончились. Ассасин присоединился к перестрелке, которая всё более приближалась к рукопашной, и даже завалил длинными очередями двух «тамплиеров», хотя и сам поймал пару пуль. Практически у всех боеприпасы были на исходе, многие подбирали уроненное поверженными бойцами оружие, достреливая недоиспользованные магазины, однако и этих патронов не хватало. Со стороны «тамплиеров» осталось не более восьми солдат, резервы «Монолита» были немногим больше. Всё близилось к рукопашной и, наконец, когда несколько бойцов с обеих сторон, отстреляв все боеприпасы, выхватили ножи, остальные сделали то же самое. Этого-то Егерь и ждал, ведь в ближнем бою с ним сравниться мог мало кто. Закинув автомат за плечо, он выдвинул клинки и бросился на противников. Несколько ловких уворотов и блоков, пара ударов – и два «тамплиера» уже лежат на земле, ещё два удара – и третий готов. Кто-то хотел всадить Егерю нож в горло, но он перехватил его руку и со всей силы отшвырнул его самого ногой в сторону монолитовца, который и добил «тамплиера». Четверо оставшихся попытались окружить ассасина, но ловким кувырком он ушёл от них, затем всадив клинки одному из них в спину. Между тем, несколько монолитовцев, воспользовавшись концентрацией «тамплиеров» на Егере, зашли с разных сторон и исполосовали двоих ножами. Остался последний, по-видимому – командир, который, поняв безысходность своего положения, со всей силы метнул нож в первого попавшегося монолитовца и попытался бежать, но Егерь полил его вслед пулями (у него ещё оставалось немного патронов), и тот упал. «Тамплиеры» были повержены, а их планы по контролю над Зоной окончательно сорвались.

Среди выживших бойцов раздались победоносные кличи, некоторые из них подошли к поверженному, но ещё живому командиру противников, собираясь его добить, но Егерь остановил их.

– Стойте, мне он ещё живым пригодиться.

– Ты отлично помог нам, невер… сталкер. Честно говоря, я поражён твоим боевым мастерством и умениями. Может, без тебя мы бы понесли намного большие потери, если бы не проиграли совсем. Хотя, нет, совсем бы мы не проиграли, но ты нам всё равно очень помог. Нам бы не помешал такой опытный и ловкий боец, и Монолит был рад твоему присоединению.

– Нет-нет, я предпочту остаться сам по себе. Что ж, и вам тоже спасибо, сам бы я вряд ли смог справиться с этими… неверными. Пожалуй, заберу их командира с собой, вы не против?

– Забирай. И всё-таки, советую ещё раз обдумать возможность вступления в нашу группировку. Кстати, я забыл спросить: как зовут-то тебя?

–  Егерем меня зовут. Ну, на счёт вступления, это уж вряд ли, но, хе-хе, буду иметь ввиду. Кстати, у вас тут транспорта случайно нет?

– Да вон там куча всяких машин стоит, глядишь, какая и заведётся, коли повезёт – бензин оттуда никто пока не откачивал. Полностью рабочую, уж извини, отдать не можем, но из тех бери, что хочешь.

– До встречи, что ли?

– Бывай, брат!

Егерь взвалил на плечо раненого командира «тамплиеров» (с которого предварительно пришлось снять броню), чтобы показать собственному командованию результат работы, отыскал условно рабочий «Запорожец», сел в него и положил туда «тамплиера», кое-как завёлся (ключи, как ни странно, он нашёл под сидением) и, громко тарахтя, поехал к периметру Зоны.



После выполнения особо опасного задания в Зоне, Егерь получил повышение в звании, с неделю отдохнул, после чего выполнил ещё несколько мелких заданий. Говорят, что он даже собственноручно устранил командиров двух враждующих сторон, поддерживающих перестрелки на территории Украины, вследствие чего обе группировки распались, и беспорядки в стране как-то сами улеглись. «Ассасинское» командование хотело даже сделать Егеря наставником новобранцев, но он отказался, пожелав взять длительный отпуск. Как только командование дало согласие, Егерь решил снова отправиться в Зону, уже не как ассасин на задании, а как вольный сталкер. В Зоне он оставался твёрдым одиночкой, не желая вступать ни в одну группировку, но при этом иногда выполнял задания разных кланов – не ради денег, а просто из интереса. Слухи о необычном сталкере Егере, его мастерстве, скрытности и тактике облетели всю Зону, многие спрашивали у него совета и брали его в пример. Говорят, что он даже был в нейтральных отношениях с «Монолитом», хотя никто не спешил это подтверждать, а сам Егерь уходил от разговоров на данную тему. Пробыв в Зоне порядочное время и излазив её вдоль и поперёк, он стал опытным и бывалым сталкером, которого уважали даже мастера. И хотя Егерь раз-два в месяц покидал Зону, затем снова возвращаясь туда, она стала для него вторым домом, без которого в его жизни чего-то бы не хватало…

Рисунки от Stalker Strannik

Опросы

Опросы
Как вам идея рассказа?
 
6
 
3
 
0
 
3
 
0
 

Опрос был создан 08:26 июня 30, 2014, на текущий момент проголосовали 12 человек.
Оцените рассказ по 5-бальной шале
 
7
 
2
 
0
 
0
 
0
 
0
 
0
 

Опрос был создан 09:49 июня 29, 2014, на текущий момент проголосовали 9 человек.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.