ФЭНДОМ


Прощальный контракт

Ненормативная лексикаВнимание!
Данная страница или раздел содержит ненормативную лексику.

Ослепительно яркое солнце освещало величественные холмы побережья. Море, медленное, огромное, сливалось с горизонтом, и казалось, что это небо упало на землю и разлилось по ней необъятной синевой. На водной глади, едва колеблющейся от ветра, играли блики; брызги прибоя разбивались россыпью бриллиантов о большие валуны. Где-то далеко кричала протяжно чайка. Ветер слабо покачивал кипарисы, растущие вдоль аллеи.

По дорожке шел мужчина, одетый в легкую пляжную одежду. Поправив солнцезащитные очки, он посмотрел на солнце и улыбнулся его лучам. Достав из наплечной сумки бутылку с водой, он сделал небольшой глоток и протянул ее девочке, идущей рядом. Та отпила немного и вернула бутылку.

— Папа, когда уже мы придем? — спросила она с нотками недовольства в голосе. Мужчина ласково потрепал ее по голове и ответил:

— Скоро, солнышко. Скоро.

Они подошли к каменной лестнице, ведущей от аллеи к побережью. Спустились; девочка радостно побежала навстречу величественной стихии, а мужчина медленно пошел за ней. Он все так же улыбался, но улыбка его была напряженной. Он прекрасно понимал, что вся эта идиллия невечная и скоро закончится. Но он не мог сказать этого дочери, не мог разрушить ее хрупкий светлый мир, которому и так было суждено разрушиться. Но не сейчас. Сейчас они отдыхали на море, набирались сил перед очередным тяжелым этапом, который мог стать последним.

— Папа! Так здорово! — звонкий смех разнесся над побережьем, и брызги воды, взлетевшие в небо, красиво заиграли на солнце. Мужчина улыбнулся, глядя на счастливую дочь. Конечно, в силу возраста она многого не понимала. Не понимала, почему отец часто пропадал, уходил куда-то надолго, а потом возвращался, худой, изможденный. Обнимал крепко-крепко и тихо говорил:

— Все будет хорошо, милая. Теперь все будет хорошо.

Она не понимала, почему в то время, как другие дети могли гулять, быть с родителями, она должна была сидеть в чужой для нее больнице с такими же детьми. К ним приходили родители, к кому-то даже каждый день. А она видела отца очень редко. Забывала его лицо, даже глядя на фотографию не могла его узнать. Но помнила его теплые руки. И голос. Поэтому каждый раз, когда на пороге палаты появлялся незнакомый, казалось бы, человек, она, слыша его тихий голос, сразу бежала и бросалась на шею. И весь мир для нее переставал существовать без него.

Мужчина посмотрел на резвящуюся в море дочь и задумался, переведя взгляд на бескрайнюю гладь. Один трудный период прошел, и ему разрешили забрать ее и отвезти на море. Впервые дочь испытала такую неподдельную, искреннюю радость. Но приближался новый период, и врачи разводили руками. Да, болезнь удалось приостановить. Надолго ли? Неизвестно. Может, месяц, а может и полгода. Точного ответа никто дать не мог. Можно ли в будущем как-то улучшить состояние или даже вообще вылечить этот недуг? О полном излечении и речи быть не могло, но один из врачей, светило науки, сказал, что курс терапии может помочь и даже дать надежду, что болезнь в будущем отступит. Но сколько это будет стоить? Таких денег у семьи не было. Посмотрев на ослепляющее солнце, мужчина вздохнул и произнес:

— Все будет хорошо, милая. Все будет хорошо.



***



Ларс лежал на склоне холма под величественной, разлапистой елью. Ее ветви хорошо скрывали наемника, и без того одетого в лесной камуфляж. Они укрывали его и от дождя, который шел всю ночь и, похоже, совершенно не собирался заканчиваться. Мерзкая погода, хотя Ларсу она нравилась. Дождь хорошо скрывал следы присутствия, позволяя максимально гладко выполнить работу. А работа была необходимостью. И за это наемник был готов заплатить любую цену.

Время шло. Секунды вяло перетекали в минуты, минуты — в часы. А цели все не было. Ларс легонько стукнул пальцем по сенсору наручных часов, и тот загорелся бледным бирюзовым светом, показав цифры: «4:37». Хорошо. Время еще есть, по словам заказчика, встреча должна произойти около четверти шестого. Можно временно расслабиться, но не терять бдительности.

Бессонная ночь потихоньку сказывалась на организме. Ларс был физически крепким, подготовленным к любым условиям. Но в последнее время стал чувствовать, что организм потихоньку начинает сдавать. Вот и эта бессонная ночь не прошла даром. Еще раз взглянув на часы, Ларс прикрыл глаза и отключился.

Ларс проснулся ровно через четверть часа. Он давно научился этому трюку и в свободные минуты давал себе короткий отдых. Вот и сейчас эти несколько минут позволили протрезвить ум и дать отдых телу. Проверив винтовку, наемник быстро, но внимательно оглядел окрестности.

К месту встречи подъезжали машины. Армейский джип ехал первым, за ним ехало еще три машины. Подъехав к поляне, транспорт остановился, и из него стали выходить бойцы с автоматами наперевес. Из джипа вышел крепкий подтянутый офицер в сопровождении двух солдат.

Навстречу военным из кустов на поляну вышел небольшой отряд в черно-красных комбинезонах. Несмотря на нейтралитет, который был раньше между «Долгом» и военными, сейчас отношения между ними были крайне напряженными. В группировке зрел раскол: одна часть во главе с нынешним генералом была против любых сотрудничеств с военными, другая же наоборот, старалась всячески это сотрудничество поддерживать. Вот и сейчас один из раскольников встречался с командиром гарнизона внутреннего периметра Зоны. Цель встречи была предельно ясна: раскольники предлагают свою помощь в курировании операций, охране периметра и прочих работ — знания Зоны у них были куда лучше, чем у военных. А военные в свою очередь помогают раскольникам в захвате власти в группировке. Им это выгодно: они смогут укрепить свое влияние на группировку и получить неплохого союзника в Зоне. Ну а дальше уже начнется самое веселое. Но это уже вряд ли.

Едва слышные щелчки фотоаппарата они бы не услышали из-за дождя, даже если Ларс сидел в двух шагах от них. Сделав снимки встречи, наемник убрал фотоаппарат и прильнул к прицелу винтовки. Конечно, о встрече будут ходить слухи, особенно если все пройдет так, как хочет наемник и его заказчик. Но снимки будут более весомым аргументом в темных делах внутри группировки. И за это щедро заплатит другой заказчик.

Да, Ларс работал на две стороны, как было несложно догадаться. «Долг» щедро платил за ликвидацию продажных раскольников. А «Свобода» предложила не меньше за компромат на работу «Долга» с военными. Какая разница, раскольники ли это или нет. Главное, что группировка якшается с одним из основных врагов всей Зоны. И вряд ли кто отнесется к этому с безразличием.

Встреча тем временем проходила спокойно. Это Ларсу нравилось. Любая незапланированная случайность могла поставить крест на обоих заказах, а сейчас был самый удобный случай, чтобы убить двух зайцев одним выстрелом. Хотя фотографии, по крайней мере, уже есть. Но и за ликвидацию цели тоже хотелось получить пирожок.

Наемник поймал в окуляр прицела голову раскольника. Кажется, он даже знал его. На память никак не приходило имя, но Ларс точно помнил, что видел его несколько раз на базе «Долга». Не самый последний офицер, но и не верхушка. Так что знать о заказе на его голову он не мог.

Винтовка легонько толкнула в плечо. ДВЛ-10, детище современных умов Отечества, была идеальной. Легкая, компактная и что самое важное — бесшумная. Интегрированный глушитель съел пороховые газы, издав лишь негромкий хлопок. Голова раскольника дернулась, тело стало заваливаться набок. Тут же все попадали на землю и стали озираться, хаотично мотая стволами автоматов. Можно было, конечно, повеселиться и устроить настоящий беспредел, чтобы обе стороны постреляли друг друга. Но это не его война. Свое задание Ларс выполнил, а остальное уже не важно.

Тихо и незаметно покинув позицию, Ларс стал уходить глубже в лес. Вряд ли его кинутся искать. Но даже если и попытаются, то все лягут здесь. Лес этот он знал довольно хорошо, в отличие от военных, которые вообще впервые здесь. Вот долговцы-расколькники могли представлять явную угрозу. Но и их наемник не боялся. Свернув несколько раз, он быстрым шагом направился к окраине леса. Выйдя на открытую местность, в первую очередь огляделся и проверил, нет ли за ним хвоста. И только убедившись, что вокруг все спокойно, достал КПК и отбил сообщение: «Цель ликвидирована». Ответ пришел незамедлительно: «Отлично. Перевожу деньги».

Едва Ларс прочитал сообщение, как позади него, в лесу, прогремел взрыв. Все-таки разумным было оставить рюкзак и винтовку, выданные «Долгом». Ларс помнил о «смертниках» — так на жаргоне наемники называли тех, кого после выполнения задания ликвидировали. Вот и «Долг» тоже решил сыграть подлянку и щедро наложил в рюкзак взрывчатки вместо патронов или консервов. Поэтому Ларс и взял второй заказ. Для «Долга» вряд ли будет сюрпризом то, что наемник жив. Но вот подмоченная репутация явно не сыграет в их пользу. Что ж. Как говорится, долг платежом красен. Отключив КПК, Ларс направился в сторону южных границ Зоны.

Дождь кончился. Прояснилось, но солнце не появилось. Здесь вообще его редко можно было увидеть, и Ларс вздохнул. Он привык к постоянной мрачности и неприветливости Зоны, но они все равно не давали ему покоя. Постоянное напряжение, к которому приходилось привыкать, чтобы выжить. Наемник знал, что если не бороться с этой хандрой, то можно перегореть. А это даже хуже, чем смерть. Он помнил Герша — первоклассного наемника, который в один момент перегорел и стал отбросом. Сначала просто торчал в баре, с пустым взглядом в никуда. Потом запил по-черному и в один день ушел пьяным в Зону, так и не вернувшись. Через неделю в одной из канав нашли обрывки комбеза, похожего на тот, что было у Герша. Но бродягу похоронили уже давно. Еще в тот день, когда он пришел в бар без оружия и снаряги и сел в дальний темный угол, не реагирую ни на приветствия, ни на что-либо еще. Лишь грустно улыбался, глядя пустыми остекленевшими глазами.

В бар сейчас направлялся и Ларс. Нужно было отдохнуть и встретиться с закзачиком. К «Долгу» наемник идти не собирался — раз те решили убрать его «по-тихому» (если можно это так назвать), то уж если наемник заявится к ним сам, то назад его уже явно не выпустят. С группировкой теперь контра. Впрочем, Ларсу они и не нравились никогда. Он считал их такой же сектой, как и «Монолит», одержимой и безумной. Их идея — полностью уничтожить, искоренить Зону — была по-детски наивной, но до абсурда жестокой и бессмысленной. За это наемник «долгарей» и не любил, хоть и работал на них. До сегодняшнего дня.

Дорога круто обогнула холм и вывела Ларса к небольшому равному участку. Направо уходил поворот в сторону кладбища техники и заброшенного института. Прямо был Кордон, куда и направлялся наемник. А на перекрестке трое молодчиков пытались, судя по всему, ограбить какого-то незадачливого сталкера. Ларс пригнулся и медленно подобрался к кустам, чтобы лучше слышать мародеров.

— Сыш, мля, придурок, ты не понял на? Бабки, мля, гони и прочее барахло, что у тебя есть!

— Да ничего у меня нет! — взвыл сталкер. — Вы че, мужики?! Я пустой, я только с Кордона первый раз сюда! Да вы что?

— Мы те, мля, щас рога поотшибаем, олень! — гоготнул мародер, резко толкнув ногой сталкера, отчего тот упал на асфальт. — Мне пох, откуда ты там. Я те русским языком сказал, че мне надо!

Ларс понимал, что вмешиваться в эту разборку — дело, конечно, опасное. Но с другой стороны, а вдруг сталкер врет насчет денег и вполне себе щедро отблагодарит наемника за спасение? О благородстве Ларс и не думал — он забыл о нем в первый же день, как пришел сюда. Играть героя на манер всякой «голливудщины» было глупо, поэтому, переведя автомат в одиночный режим, Ларс поймал в прицел голову мародера и мягко вдавил спуск.

Едва слышно хлопнул встроенный глушитель. Голова неудачливого грабителя дернулась, забрызгав кровью сталкера, отчего тот истошно заорал, а двое других мародеров стали хаотично мотать стволами в стороны, ища незримую опасность. Два хлопка — и оба бандита лежали на земле. Ларс опустил оружие и вышел из кустов.

Сталкер сидел на земле с пустым взглядом. Рот был раскрыт, прерывистое дыхание то и дело вырывалось негромкими хрипами. Подойдя ближе, Ларс ухватил сталкера за руку и рывком поставил его на ноги. Пощечина быстро привела новичка в чувство.

— Мужик! Не убивай! Я же говорю вам, нет у меня ничего! И…

— Захлопнись, — сухо оборвал его Ларс. — Мне твое барахло сто лет не уперлось. Новичок?

Сталкер кивнул. Ларс разочаровано вздохнул — у новичков деньги водились редко, часто большие суммы, если и были, то сразу же тратились на дорогое, продвинутое снаряжение. Которое все равно не спасало его обладателя. Хлопнув новичка по плечу, Ларс как-то тоскливо вздохнул и произнес:

— Ладно, будь здоров, не кашляй. Иди к ближайшему лагерю, пока снова на каких-нибудь уродов не нарвался.

Новичок кивнул, но остался стоять. Ларс заметил, как тот жадно разглядывает его экипировку, оружие. Развернувшись, наемник медленно пошел в сторону Кордона.

Щелчок он услышал сразу. Так щелкает пистолетный магазин, когда его вставляют в рукоять. В два прыжка Ларс приблизился к новичку, наставившему на него оружие, резко отвел руку в сторону и ударил в челюсть. Новичок щелкнул пару раз спуском, но сразу же обмяк после удара. Вырвав пистолет из его руки, наемник отпустил тело, и оно грузно упало на дорогу. Пистолет, как он и предполагал, был на предохранителе.

— Мудило, — процедил Ларс, пнув лежащего на земле сталкера. — Мудило, отброс общества. Ур-род.

Плюнув, он разрядил пистолет и швырнул его в кусты, а магазин — чуть поодаль. Пусть поищет, может, ума наберется хоть чуть-чуть. Подумав, наемник за ногу оттащил новичка к тем же кустам и столкнул в них с дороги. Хоть и дурачок он, но это от молодости. Если с возрастом не поумнеет, то значит гнилой человек. Зона сама его приберет, когда нужно будет.

Оставив позади себя злополучный перекресток, Ларс через четверть часа вышел к блокпосту, за которым начинался Кордон. У костра сидело трое: один лениво поправлял палкой головешки в костре, двое других смотрели на пламя. Подойдя ближе, Ларс услышал, как один сталкер спросил другого:

— Слышь, а куда Федот ушел? Ты не видел?

Второй пожал плечами. Ларс прошел мимо сталкеров, которые и не обратили на него внимания, и бросил:

— В кустах ваш Федот валяется. Перепил, видать.

Сталкеры тут же встрепенулись, один спросил: «Где?», на что Ларс махнул рукой в нужном направлении. Новички тут же бросились туда — не бросать же товарища в беде. В глубине души Ларс понадеялся, что они не окажутся такими мудаками, как их дружок.

Дождь снова начал накрапывать. Если бы не теплая, влагонепроницаемая экипировка — Ларс давно бы окоченел. Осень на то и осень. Мерзкая, холодная, мрачная. Ранняя и поздняя — две полные противоположности. Одна насыщенная и красивая, полная торжественного и пышного увядания — Ларс вспомнил, как учил это стихотворение в школе и всегда восхищался глубиною мыслью классика, — другая, наоборот, полная уныния и запустения. Наступив в лужу, наемник выругался и плюнул бы, если не балаклава, закрывавшая лицо. Мысль сбилась; Ларс сверился с картой, хоть и знал эту местность как свои пять пальцев. Но ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов. Особенно в Зоне.

Остаток пути Ларс прошел быстро, не встретив никого. Возле входа в бар, расположившегося в одном из больших подвалов деревеньки, дежурил мрачный боец. Смерив Ларса взглядом и узнав его, охранник молча кивнул и пропустил наемника. Тот сдал оружие второму охраннику, сидевшему в каморке у лестницы, и вошел в зал.

Было немного шумно, бар напоминал улей. Прислушавшись к голосам, Ларс понял, что говорили все о сегодняшнем происшествии. Кто-то грохнул одного из полковников «Долга», приближенных генерала. И про военных — ни слова. Ну-ну. Посмотрим, как об этом заговорят, когда снимки, сделанные наемником, внезапно всплывут в Сети.

Заказчика Ларс заприметил сразу. Тот сидел в дальнем темном уголке рядом со стойкой и залипал в ноутбуке. Молодой — на вид ему было лет 27 — с длинными темными волосами и аккуратной бородой. Подойдя к столу, Ларс придвинул стул и сел напротив заказчика. Тот не сразу заметил наемника, увлеченно читая что-то.

— Доброго дня, — хмыкнул Ларс, сложив руки в замок. Заказчик поднял взгляд, увидел гостя и тут же закрыл ноутбук. Улыбнувшись, он кивнул на толпу.

— Слышал, что говорят?

— Слышал. То ли еще скажут, когда в «сетке» всплывут снимки, которые ты попросил сделать.

Заказчик хлопнул в ладоши, после чего ударил по столешнице.

— А я сразу понял, что правильного человека выбрал! Неужели сделал? Показывай давай!

Он потер от удовольствия руки. Ларс вытащил фотоаппарат, открыл снимки и протянул его заказчику. Тот листал их, иногда цокая языком и качая головой. Проглядев все снимки, он положил фотоаппарат на стол.

— Идеально. Лучше и не скажешь. Снимки — просто огонь! Мои заказчики готовы даже поднять цену.

— А я думал, вы в одной команде, — усмехнулся Ларс. — Стало быть, ты только работаешь на «Свободу»?

— Ага, — кивнул заказчик, подключая фотоаппарат к ноуту. — Я сам на себя работаю. Та-ак… Готово, — он отсоединил фотик и протянул наемнику. — Забирай свою технику. Деньги налом или на счет?

— На счет. И давай без приколов, окей?

— Само собой, — заказчик выставил перед собой руки. — Я так понял, долгари с оплатой кинули?

Ларс невесело усмехнулся. Протянув заказчику листок с номером счета, он произнес:

— Вот на этот счет. Всю сумму сразу.

Заказчик кивнул, забирая листок. Негромкий писк отвлек его, он достал из нагрудного кармана рацию и спросил:

— На связи, что там у вас?

Послышалось шипение, после чего раздался голос, искаженный помехами:

— Князь, это я. Наш прибыл, требует к себе к вечеру.

— Понял. Отбой.

Он убрал рацию и посмотрел на Ларса.

— Стало быть, ты Князь? — хмыкнул наемник. — Приятно познакомиться.

— Взаимно, — сухо ответил заказчик, тут же потеряв весь задор. Спохватившись, он вытащил из кармана листок с номером и стал стучать клавишами ноута. Через несколько минут произнес:

— Готово. Перевел.

Завибрировал КПК в кармане. Достав его, Ларс сверил перечисленную сумму и кивнул. Князь убрал ноут в сумку и стал собираться. На секунду остановившись, словно вспоминая что-то, он спросил:

— Слушай, а еще за один заказ не возьмешься? Дело грязное, конечно, но кто, если не мы?

Он сел, достал КПК и стал крутить в руках. По его виду было понятно, что он нервничает.

— Что за дело? — спросил Ларс, пристально глядя, как Князь вертит КПК в руках. Тот на мгновение остановился, после чего ответил:

— Я скажу, только если ты согласишься. Извини, но рисковать мне нельзя.

Ларс задумался. Рисковать и ему не хотелось. Но грязные дела редко его пугали, как раз наоборот — здесь, на юге Зоны, он был, наверное, единственным, кто брался за подобные заказы. Поэтому, наклонившись ближе к Князю, он негромко произнес:

— Я слушаю. Что за дело?

Князь оглянулся по сторонам и начал рассказывать, делая иногда паузы.

— В общем, такое дело. Ты слышал про Большого?

Ларс кивнул. Про Большого здесь знали все — бывший сталкер, а ныне — поднявшийся делец, развернувший в Зоне полноценный бизнес. Многие сталкеры шли работать к нему, а он в свою очередь снабжал их жильем, питанием, снаряжением и, конечно, деньгами. Князь продолжил.

— Так вот. Большой этот сильно подсел на нас, в частности на меня. И было бы неплохо, если бы ты его убрал. Берешься?

Ларс покачал головой.

— Нет. Неоправданный риск. Тем более, если я засвечусь, то конец карьере. Да и охрана у Большого, я более чем уверен, превосходная, и подобраться к нему будет нереально.

— Насчет этого не беспокойся, — Князь постучал по рации. — Человечек один об охране позаботится. Да, у нас есть свои люди среди свиты Большого. Но тебе знать все необязательно. И да, я в курсе, что дело это довольно непростое. Поэтому и оплата соответствующая.

Он взял листок, на котором до этого Ларс написал номер счета, и на чистой стороне написал сумму. Увидев ее, Ларс чуть было не присвистнул от удивления, но сдержался. Взяв листок, он приписал еще два нуля и протянул его Князю. Тот усмехнулся.

— Да, губа, я вижу, не дура. Окей, на такую сумму я, в общем-то, и рассчитывал. Если ты в деле, то слушай детали. Большой будет сегодня ночью в своей «резиденции». Ты знаешь, где это, но для ясности скажу: не вздумай заходить с юго-западной части. Вот здесь, — он схематично набросал на листке план лагеря Большого. — Вот здесь есть пролом в стене, тут можно забраться по пожарной лестнице, по переходу пройти тут и выйдешь к кабинету Большого. В переходе может быть охранник, но ты справишься. В общем-то все. Как выполнишь, деньги сразу же переведем на этот счет. Окей?

Ларс кивнул. Действительно, предложенная Князем схема была не так сложна, как казалось на первый взгляд. Тем более, что этой суммы хватит, чтобы оплатить дорогостоящее лечение для дочери. И после этого она с большой вероятностью пойдет на поправку, а значит Ларсу не придется больше заниматься этой грязной работой. Прощальный контракт, и эта мысль грела душу.

Князь ушел, а Ларс остался наедине со своими мыслями. Радостное чувство захватило его где-то глубоко внутри. Заказав у бармена картофель с грибами, он наскоро поел и покинул бар. До ночи было еще долго, и он решил заняться ревизией, проверкой оружия и подготовкой. Надо было еще дойти до лагеря Большого, а это явно займет пару часов. С этими мыслями наемник двинулся на восток.

— А слыхали, долговцы-то, оказывается, с военными якшаются! — услышал он краем уха разговор сталкеров у костра.

— Слышали, как же. Уже час, как новость по всей сетке летает. Часовщик с отрядом пришел, говорит, что валят все одиночки с территорий «Долга», а генерал в ярости, запустил пропаганду, что, мол, не верьте всей этой брехологии. Только какие-то мужики и слушать это не стали. Их на выходе остановили, так они блокпост перестреляли и ушли в сторону Темной долины. «Долг» теперь грозится чистку устроить, всех, кто против них — под нож, а за того, кто слил информацию, награду обещали. Вот так вот.

Ларс присвистнул. Вот, оказывается, как все обернулось. Он и предполагал, что будет примерно так же, но чтобы «Долг» организовал целую войну — об этом он и думать не мог. Значит, нужно побыстрее валить из Зоны. «Долг», конечно, думает, что наемник мертв. Но это пока. И как быстро всплывет правда — никто не знает. С этими мыслями Ларс покинул деревню и направился в сторону заброшенного НИИ, где располагался лагерь Большого.

***

К лагерю он вышел, когда начало смеркаться. Расстелив на холме куртку, он перебрал оружие, снарядил магазины, проверил снаряжение, после чего в бинокль изучил окрестности. Действительно, с юга к лагерю было не подобраться, а вот с севера, где стояли пустые вагоны, можно было добраться до стены, а там уже по пожарной лестнице — на крышу. Дождавшись, когда дежурившие в той части два сталкера отойдут к сложенным в штабель плитам, Ларс обогнул лагерь и вышел к пролому в той части стены. Отсюда были слышны голоса и смех — сталкеры сидели у костра и травили истории, не подозревая, что в лагере чужой. Наемник бесшумно добрался до стены, так же тихо взобрался по лестнице и оказался на крыше. У противоположного конца стоял снайпер; Ларс тенью метнулся к нему, вырубил и аккуратно, не издавая лишних звуков, уложил тело возле парапета. Винтовку он разрядил и положил рядом, отбросив магазин к противоположному краю. Спустившись внутрь здания, он пошел к длинному переходу.

Охранник стоял у двери в кабинет Большого. Ларс хотел было бесшумно вырубить его, как и снайпера, но в последний момент сталкер обернулся и заметил наемника. Отбив его удар, сталкер попытался ударить сам, но Ларс отразил атаку и, резким движением выхватив нож, нанес два удара. Тело тут же обмякло, наемник уложил его на пол, обтер клинок об одежду мертвеца и вытащил пистолет. Осталось войти в кабинет Большого, убить его, а потом так же тихо покинуть территорию. Подойдя к двери, Ларс на мгновение замер, услышав голоса. Ему показалось, что один голос знаком. Открыв дверь, он вошел в комнату и остолбенел.

У стола, напротив двери, стоял Большой. А в дальнем углу комнаты был Князь; его-то голос и был знаком Ларсу. Увидев незваного гостя, Большой вопросительно посмотрел на него и пробормотал:

— Это что еще за херня? Почему посторонний в лагере?

Ларс качнул пистолетом, и Большой сделал шаг назад, пытаясь найти оружие на столе. Револьвер лежал на противоположном краю, и дотянуться до него торговец не мог. Князь с ухмылкой посмотрел на его жалкие попытки. Ларс шагнул вперед и процедил:

— Значит, у вас тут внутри терки. Теперь понятно все стало.

— Не лезь не в свое дело, — проговорил Князь, исподлобья глядя на наемника. Одну руку он незаметно убрал за спину. Большой перевел взгляд с наемника на него и спросил:

— Что за хрень тут происходит, мне кто-нибудь объяснит?

— Я объясню, — ответил Ларс. — Вот он, — наемник качнул пистолетом в сторону Князя. — Хочет загрести все себе. Моими руками. И меня же потом подставить. Однако, красиво спланировано, Князь. Я даже поаплодировал бы, да руки заняты.

— Пасть захлопни, урод, — прохрипел Князь. Ларс покачал головой.

— Ты меня не затыкай. Решил всю грязь на меня повесить, а сам чистым выйти? Не выйдет, будь уверен.

Договорить он не успел. Князь выхватил из-за пояса пистолет и выстрелил. Пуля ударила наемника в грудь, он дернулся, перевел пистолет и дважды выстрелил в Большого. Тот охнул и, падая, ухватил револьвер и выстрелил. Пуля попала Ларсу в живот; наемник повалился в угол, на сваленные в кучу коробки и прочий хлам. Князь посмотрел на тела, после чего убрал пистолет и подошел к телу Большого. Убедившись, что тот мертв, он взял со стола планшет, рацию, некоторые бумаги, после чего стал рыться в ящике. Услышав хрип, он перевел взгляд на наемника и хмыкнул.

— Жив еще, сволочь? Ну вот скажи мне, ты реально дурак или головой ударился, пока сюда шел? Кто тебя, гребаного моралиста, за язык тянул, а?

Ларс снова захрипел.

— Ну вот что ты за мудак-то такой, — покачал головой Князь. — Раны хреновые, сдохнешь. Да и народ выстрелы слышал, сейчас все сбегутся.

Ларс издал булькающий звук — пуля попала ему в легкое — и схватился рукой за ногу Князя. Тот вопросительно посмотрел на умирающего наемника.

— Ну что еще? А, да. Забыл.

Он достал КПК и листок с номером. Ларс с надеждой в глазах посмотрел на него.

— Не понимаю, зачем ты так цепляешься за эти деньги, — покачал головой Князь. — Так по-идиотски сглупить — и все равно пытаться до последнего урвать свой кусок. Но, видимо, тебе они действительно нужны. Мне не жалко, учитывая, что дела сейчас пойдут резко в гору, и эта сумма для меня — копейки. И контракт ты выполнил, хоть и херово для себя.

Князь поморщился и стал отбивать номер в КПК. Когда все было сделано, в кармане Ларса завибрировал его наладонник. Наемник тут же отпустил ногу Князя и облегченно выдохнул. Дело сделано. А остальное уже не важно.

Через минуту он умер. Князь, сидя на полу, посмотрел сначала на труп Большого, так нелепо развалившийся под столом, потом перевел взгляд на наемника. Да, Князь действительно сначала думал подставить его, но потом отказался от этой идеи. А честный придурок в итоге сам нарвался на пулю. Покачав головой, Князь встал, услышав топот на лестнице. Через несколько секунд в кабинете Большого уже стояло несколько сталкеров. Князь их знал. Невысокий, бледный, с будто бы неживым лицом Мертвец, Семаргл и Пуля. Увидев тела, они посмотрели на Князя. Тот кивнул в сторону двери и со словами: «Все. Пошли народ собирать» вышел в коридор. Остальные последовали за ним.

На улице тем временем собирались сталкеры. В здание их не пускали, поэтому они столпились у входа и шумели. Когда на улицу вышли Князь и его товарищи, сталкеры расступились, пропуская их в центр двора. Шум усилился, но Мертвец вскинул руку, и толпа стала стихать. Князь вышел в центр и громко, чтобы все слышали, произнес:

— Сталкеры! Только что на нашу территорию проник неизвестный наемник! Я не знаю, как это получилось. Возможно, виноваты охранники, потерявшие бдительность. Не важно. Визит наемника не прошел бесследно: Большой был убит.

Толпа буквально взревела. Семаргл и Мертвец принялись успокаивать сталкеров, но тщетно. Гомон разорвала пулеметная очередь, выпущенная в небо с ближайшей вышки. Толпа стала успокаиваться, и все испытующе смотрели на Князя. Он обвел толпу взглядом и продолжил.

— Да, Большой мертв. Но и наемник, убивший его, тоже. Я убил его. Теперь нам надо решать, как быть дальше, и кто возьмет в руки и продолжит дело Большого.

Толпа зашумела. Кто-то называл одно имя, кто-то другое. К единому решению прийти никто не мог. Семаргл тем временем подмигнул Князю и громко выкрикнул:

— Предлагаю кандидатуру Князя! А что? Он был помощником Большого и наемника тоже пристрелил он! Так что я думаю, дело Большого он вполне сможет продолжить!

Сталкеры стихли, глядя на Семаргла и на Княза. Кто-то крикнул: «А может, он сам Большого-то и привалил?», но тут же получил затрещину от стоявших сзади. Все молчали, будто ждали чего-то.

— Я поддерживаю кандидатуру Князя, — сухо ответил Мертвец.

— И я! — крикнул кто-то из толпы. Все тут же стали подхватывать эту волну, сначала неуверенно, а потом уже единогласно. Князь улыбнулся, глядя на шумную толпу, и сказал Семарглу:

— Я к себе. Ты собери охламонов, надо вынести тела и навести порядок. А мне — перебраться на новое место. И смотри — никому ни слова. Понял?

Семаргл кивнул, после чего пошел искать помощников. А Князь тяжело вздохнул. Все прошло почти так, как он и планировал. И все равно что-то тяготило его. Сталкеру нелегко было принять такое решение, но он сделал это. И теперь ему нести за это ответ. Наемник был пешкой, но его было жаль. Однако его смерть была необходима, и Князь это понимал. Он понимал и то, что нагло врет сталкерам ради собственной выгоды, но совесть его не мучала. Лишь легкое волнение, как перед предстоящим грандиозным событием. И этим событием была его новая жизнь.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.