ФЭНДОМ


СТАЛКЕР. Груз №13








Безмятежное, красное солнце показалось из-за горизонта, начиная понемногу освещать мёртвую землю Зоны. Вот яркие лучи дошли до одной заброшенной деревушки, которая находилась недалеко от Периметра, связывающего Зону и Большую Землю.  

Посмотрев в окно, я немного ослеп от яркости и понял, что уже примерно семь часов утра. Потом, насмотревшись на приветливое солнышко, я развернулся и осмотрел свой полуразрушенный деревенский домик, в котором я собственно и живу уже добрых несколько месяцев. Вот стоит моя любимая раскладушка, которая уже скоро разваливаться начнёт. Зато в моём домике был достаточно крепкий деревянный стол и не менее крепкая деревянная табуретка. А ещё имеется старое, растрёпанное кресло, в котором бывает достаточно удобно посидеть, подумать о том, о сём.  

Моё жилище выглядело гораздо лучше всех остальных домиков в этой богом забытой деревне. Я подлатал этот дом, будто придав ему вторую жизнь, поэтому он и выглядел достаточно укреплённым.  

Я присел на кресло, взял из-под него свой любимый и верный итальянский пистолет – Beretta 92, зарядил его и положил рядом, на стол. Потом посмотрел на старую вешалку у входа, на которой висела моя кожаная куртка. Куртка была не так проста, как могло показаться, так как один хороший техник по моему заказу вшил в неё кевларовую пластину.  

Я остановился взглядом на потолке и призадумался.  

Потом решил вспомнить, какой я есть на данный момент: двадцати шести летний парень с небольшими усами, но без бороды; с достаточно мягким характером, с короткой стрижкой, с зелёным цветом глаз, с чёрными волосами и со средним телосложением. Рост у меня был, насколько я помню, около ста восьмидесяти пяти, а мускулатуры, как таковой, особо и нет.  

Вот сижу на драном кресле и в мыслях сам с собой разговариваю: «Эх… Илья, Илья. Что же ты в детстве физкультуру не любил и мышцами своими не занимался? Теперь всё нагонять приходится, только уже в таком опасном месте, как Зона». Хотя в Зоне, конечно, не только мышцы и мускулатура важны, но и без них не сладко придётся, когда от мутанта какого-нибудь убегать будешь, или когда драться придётся.  

В условиях Зоны я был ещё щеглом, хотя сталкерством занимаюсь уже два месяца. Правильно, молод я ещё слишком и мало чего повидал в Зоне.  

Однако есть у меня и своя роль. Не зря меня прозвали Курьером. Илья Курьер. Неплохо, да? А прозвали так потому, что я кручусь в одном деле, связанном с переносом кое-каких грузов через Периметр. Схема простая: два сталкера мне выдают специальный чемодан с некими вещами (называем этот чемодан «груз») в пункте «А», а я должен пронести этот груз через Периметр, охраняемый военными подразделениями и оцепленный колючей проволокой, по своему маршруту, в пункт «Б», где меня встречает один товарищ-сталкер по прозвищу Нарк, который забирает груз. Вот и всё. Потом я возвращаюсь в точку «А», забираю свои приличные деньги и иду на все четыре стороны, пока не появится заказ на новый груз.  

Таких грузов переправил уже двенадцать штук и пока что достаточно удачно. Сегодня в десять часов утра пойду получать свой тринадцатый груз. Я посмотрел на наручные часы, которые показывали время: без десяти восемь.  

Лучи звезды по имени Солнце всё больше и больше проникали в моё жилище, освещая его. Я поднялся с кресла, взял с изголовья кровати кобуру, надел её, всунул в кобуру Beretta 92. Потом я взял мешочек с гайками и болтами и положил его себе в карман штанов. Затем взял с вешалки свою кожаную куртку и надел её. Схватил парочку запасных магазинов для пистолета, надел чёрную балаклаву и вышел из своего укромного, уютного жилища.  

Я вновь посмотрел на часы – без пятнадцати девять. Время ещё есть.  

Передо мной было небольшое болото, которое я видел уже десятки раз. Из загрязнённой воды болота появлялись и лопались пузыри неизвестного происхождения. Запах в таком месте был, мягко говоря, не очень приятный. Ветер был слабый, тихий, безмятежный. Вообще день был какой-то умиротворённый, что было достаточно странно. Моя чуйка подсказывает, что не всё так гладко, как может показаться.  

Пошёл я в обход болота по правой стороне. Кинул болт – чисто. Отлично. Делаю пару шагов, подбираю болт и опять кидаю перед собой. Опа! Аномалия обнаружена. Болт застрял во время полёта, пролетел в воздухе один круг, будто возле какой-то оси, а потом отскочил в болото и сгинул там. Аномалия «воронка». Я кинул болт правее аномалии и разведал этим себе дорогу.  

Спустя некоторое время я всё же преодолел аномальный участок вблизи болота.  

Если верить моим часам, то у меня осталось полчаса на то, чтобы прибыть в пункт «А». Только я об этом подумал, как впереди из-за деревьев, будто из неоткуда, появился ещё один заброшенный посёлок. Этот посёлок и есть пункт «А».  

По обе стороны дороги были частные домики, которые, судя по виду, могли вот-вот рухнуть из-за своего почтенного возраста. Также было немало ям, как на дороге, так и возле домиков, будто какие-нибудь сталкеры хотели здесь найти клад. Я глазами сканировал местность на присутствие аномалий и других враждебных элементов, но всё было чисто. Я продолжал идти по дороге в центр посёлка.  

И тут мне навстречу двигались две человеческие фигуры. Очень знакомые фигуры. Часы показывали: без шести десять. Оба человека были одеты в типичные сталкерские комбинезоны. В руках у одной из фигур был чемодан. Груз номер тринадцать, так сказать.  

Два сталкера подошли на расстояние двух метров от меня.  

– Хвоста нет? – спросил один из сталкеров, который в отличие от второго был в зелёной, камуфляжной балаклаве, а не в противогазе.  

– Нет, – кратко и спокойно ответил я.  

– Отлично. Вот груз, – он протянул мне чемодан, и я взял его. В этот раз чемодан был тяжелее, чем обычно. Странно, но терпимо. – Ты знаешь, что делать. Удачи.  

Я кивнул, развернулся на сто восемьдесят градусов и пошёл в сторону Периметра. Когда я оглянулся, то сталкеров уже и не было, будто испарились. Конечно, такие грузы таскать – это не пиццу развозить в каком-нибудь городе на Большой Земле. Если военные поймают меня или кого-то, кто замешан в этом деле, то грозит лет двадцать в тюрьме (в лучшем случае)…  

Правда в том, что я уже несу тринадцатый по счёту груз, но так и не знаю, что обычно проношу через Периметр. Чемодан хорошо заперт специальным замком, который используют для каких-нибудь навороченных кейсов. Мне никто не говорит, что я несу в чемоданах. Просто мне как-то сказали, когда доверяли мой первый груз: «То, что лежит в чемодане – очень важно. Что именно находится в чемодане, тебе знать совсем не обязательно. Не пытайся вскрыть чемодан, потому что это бесполезно. Если попробуешь про всё наше дело кому-то вякнуть или захочешь кинуть нас – тебе конец. Я тебе гарантирую: мы имеем обширные связи, у нас всё серьёзно и заказчики серьёзные, поэтому, если ты что-то плохое выкинешь, то мы тебя повсюду найдём и закопаем живьём». Ну, как можно было не поверить таким замечательным, простым словам?  

Впрочем, какая разница, что лежит в чемодане? Главное, что я за свою работу получаю деньги, а заказчик получает груз. Все довольны и живы.  

Примерно через час я взошёл на знакомый холмик и увидел колючую проволоку с небольшой пробоиной, через которую я обычно и лазаю. Военный блокпост был в километре правее от меня. Патрули здесь редко бывают, да и те умом и сообразительностью не отличаются. Хотя, что с них взять? Контрактники. Слева вдаль уходила колючая проволока. Растительность была приличная. Трава была зелёная, сочная, но не высокая. Возле холмика есть несколько деревьев и пара брошенных машин, которые можно использовать, как укрытие при крайней необходимости.  

Но бдительность терять нельзя. Попади я в руки военных с таким грузом, то эти уроды найдут способ поделить груз на равные части между начальниками, а меня в расход пустят без суда и следствия. Конечно, а люди на Большой Земле, наверное, думают: «Ох уж эта Зона! Одни проблемы от неё, но наша доблестна армия защитит нас от этой заразы». А на самом деле этим военным убить сталкера без разговоров, что высморкаться. Ещё и не понятно, кто хуже: бандиты с мародёрами или «доблестные» военные на блокпостах.  

Мои мысли прервал звук надвигающихся шагов. Много людей направлялось ко мне с правой стороны. Шаги становились отчётливее и были слышны голоса.  

Я быстро принял положение лёжа на вершине холма и немного сполз по склону, чтобы меня не так легко можно было бы заметить. Неужели военный патруль? Но такое чувство, будто там целое отделение солдат двигается в мою сторону.  

И как в подтверждение моим мыслям показались фигуры в военных бронежилетах с автоматами Калашникова наперевес. Сначала были видны человек пять, а потом подтянулись ещё три. Восемь военных что-то забыли в километре от своего блокпоста. Чтобы это могло значить? Ничего, кроме проблем мне это не принесёт.  

Двое военных остались там, откуда пришли, развернулись в сторону блокпоста и, видимо, прикрывали тыл. Остальные шесть военных прочёсывали местности.  

Стоп! Одного из военных я определённо знаю! Знакомый военный был без балаклавы, без шлема, а просто с открытым лицом. Приличная мускулатура, рост чуть ли не под два метра, куча шрамов на лице, лысая голова – это был известный в округе майор Головской. Очень скверная личность. Его можно описать, как жестокого, жадного, коварного мужика за пятьдесят лет. Говорят, что он бывший офицер КГБ, который потом просто пошёл служить командиром на блокпосты в Зоне. Любит лично возглавлять операции, поэтому у него шрамов много на лице, наверняка с мутантами серьёзными не раз дрался. Конечно, он сам обладает силой какого-нибудь мутанта. Его можно назвать опытным офицером Зоны. Серьёзный противник.  

Я бы не хотел встречаться с отрядом военных, а уж особенно с майором Головским лицом к лицу. Меня даже брать не будут. Пристрелят на месте, а груз себе возьмут.  

Майор подошёл к разрезу в проволоке и уставился на дыру. Он почесал затылок своей лысой башки, а потом обернулся и приказал держать здесь позицию.  

Вот чёрт! Моя любимая дорожка оказалась оккупирована злобным майором и его подчинёнными. Я посмотрел налево, где были густые кусты, которые могли бы прикрыть мой отход. Я медленно, почти на корточках направился в сторону кустов.  

Через пару мгновений я оказался за кустами вне поля зрения военных. Адреналин в крови повышался, так как военные были рядом, под носом. Особенно этот майор… От одного его вида у меня коленки начинали дрожать.  

Я собрался и совершил кувырок влево в сторону ближайшего дерева. Вроде не заметили. Короткая перебежка к другому дереву. Отлично. Головской что-то там кричал на своих рядовых (скорее всего отборным матом выражался). Военные собрались возле майора, а он кричал на них, как на непослушных собачек. Я этим воспользовался и быстро отдалился от группы военных, прикрываясь растительностью и брошенной техникой в виде пары гражданских машин. У меня был запасной путь, по которому я мог пройти через колючую проволоку.  

Потратил полчаса на обход. Небо было всё в облаках, а солнце пыталось немного пробиться и согреть землю. Ветер становился сильней и порывистей. Нашёл я ещё одну дыру в колючей проволоке – это и был запасной путь.  

Быстро преодолев преграду, протиснувшись в дыру, я направился на заброшенный хутор (пункт «Б»), где меня должен был ждать Нарк.  

В нескольких километрах от хутора на юго-запад был небольшой городок, название которого я даже не помнил. Да, там живут обычные люди со своими семьями. В городе много научно-исследовательских институтов (НИИ) по изучению Зоны, так что учёных в городе тоже хватает. А также среди обычных людей города скрываются сталкеры, которые иногда ходят в Зону за хабаром.  

Я в этом городе был последний раз где-то два месяца назад. Там затаривался перед первым походом в Зону. У меня там нет знакомых, даже среди сталкеров, что уж про обычных людей говорить. Да и не нужны мне знакомые в городе.  

И вот я подхожу к хутору с тремя деревянными домиками, маленьким забором и деревянной калиткой. Где-то на хуторе стояли небольшие деревянные ящики, странно, что их никто не тронул за всё это время. Возле дряхлой деревянной калитки стояла невысокая, полноватая фигура, у которой почти не было волос на голове. Только по этим признакам уже можно было узнать Нарка.  

Нарком его прозвали неспроста. Его имени, а уж тем более фамилии, я не знаю, но зато все знают, что он со школьных лет уже торговал наркотическими веществами. Конечно, наркобароном назвать его невозможно, но своих покупателей он находил и на Большой Земле, и в Зоне. На данный момент нашему «наркобарону» было под пятьдесят лет. Лица он своего не скрывал, это было странно, если подумать о его прошлом и о том бизнесе, в котором он сейчас завязан. Ничего не боится. А зря…  

Характер у него был эгоистичный, циничный, грубый. Мерзкая личность, если кратко выражаться. Как он попал в такой бизнес с грузами – непонятно, но работу с ним нельзя было назвать удовольствием.  

Я подошёл к Нарку.  

– Кто такой? – прозвучал грубый голос Нарка.  

– Курьер. Всё нормально, Нарк. – я снял балаклаву, чтобы Нарк убедился: пришёл свой человек. Нарк не любил со мной дела иметь, как и я с ним, поэтому смотрели мы друг на друга, как два барана на том мосту из известной басни.  

– Ладно. Чемодан давай.  

Я передал чемодан Нарку, тот спокойно его взял.  

– Теперь вали обратно, – угрожающе произнёс Нарк. – Я, как обычно, сообщу, что ты доставил груз.  

На его слова я дружелюбно кивнул, будто не замечая его грубый грозный тон, развернулся и отправился обратно. Ух… Как же он меня бесит. Задушил бы его голыми руками!  

Я посмотрел на часы, которые показывали без двадцати двенадцать. Решил, что надо бы обратно пойти через тот проход, который под контролем военных. Не факт, что эти гады вечно сидеть будут рядом с дырой в колючей проволоке. Максимум, что они могли сделать – это временно чем-то заставить пробоину. Возможно, эти вояки со своим майором уже ушли и проход чист, если это не так, то придётся опять идти в обход по запасному пути.  

И вот я не спеша иду к Периметру, а именно к колючей проволоке. Ветер стал более холодный, что не очень радовало. Под ногами шуршала трава и листья с деревьев. Я уже представляю, куда потрачу награду за доставку своего тринадцатого груза.  

Вот показалась колючая проволока с дырой. Военных вроде бы не видно. А дыра как была, так и осталась. Они даже ничем её не заставили, не огородили. Всё это очень странно. Майор не оставил бы такую дыру без внимания. Ох, и плохое у меня предчувствие.  

Но в обход идти очень не хотелось. Всё же тихо, так чего бояться? Ушли эти военные и хорошо. Не пойду же я в обход, когда уже немного осталось до заветной награды.  

Собравшись с мыслями, я всё-таки прошёл через дыру в проволоке с пистолетом наготове (на всякий случай). Я посмотрел направо – всё чисто, налево – чисто. Выдохнув, я быстрым темпом начал идти в сторону деревушки, которую я называю «пункт А».  

То показалось солнце из-за облаков, то опять скрылось. Капризное сегодня солнце какое-то. Вот иду я уже по какой-то грязи, которая не успела засохнуть с прошлого дождя, а всё потому, что солнце землю не прогревает. Только ветер ещё спуску не даёт – всё сильней и сильней завывает.  

Я сам не заметил, как уже дошёл до деревушки, где меня ждали мои деньги за тринадцатый груз. Думаю, Нарк уже сообщил, что груз доставлен, и что всё прошло, как по маслу.  

Справа и слева пошли знакомые деревенские домики и те же странные ямки по всей земле.  

Я спокойно и уверенно шёл по дороге к центру деревни. Тут-то я и увидел знакомые две фигуры: одна фигура в балаклаве под лесной камуфляж, а другая с противогазом вместо лица. Я вдохнул больше свежего воздуха и начал стремительно приближаться к знакомым сталкерам.  

Осталось буквально несколько шагов до того, как расстояние между мной и господами станет примерно три метра. Я уже улыбнулся, предвкушая получение своей заслуженной награды.  

Внезапно для меня, сталкер в балаклаве вытащила из внутреннего кармана своего комбинезона пистолет Форт-12. Направив пистолет, сталкер с нескольких метров выстрелил в меня два раза и попал в торс. Я тут же упал на спину и только через несколько секунд понял, что ранен. Кевларовая пластина в моей кожаной куртке смогла защитить от одной пули, но другая пуля всё-таки достигла своей цели.  

Я лежал, чувствуя, как пронизывает меня боль. Надо мной появился тот самый знакомый сталкер в балаклаве. Направив на меня пистолет, он яростно, громко и отчётливо сказал: «Будешь знать, как чужое брать, мразь!» Он хотел сделать контрольный выстрел…  

Вдруг резко появился свист пуль, воинственные крики людей со стороны, откуда я пришёл. Два сталкера попали под обстрел неприятеля. Они запаниковали и резко побежали в противоположную сторону от нападающих.  

Я уже начинал терять сознание: всё плыло вокруг и становилось нечётким, как во сне. К боли уже, будто немного привык.  

Сквозь дымку своего сознания вижу, как бегут за сталкерами люди в военных комбинезонах. Чёрт! Военные всё это время наблюдали и даже следовали за мной! Очень хитрая засада получилась. Через меня вышли на моих «приятелей».  

«За ними! За ними!» – кричит грубый голос где-то сзади меня. Знакомый голос какой-то.  

Надо мной наклонился военный в чёрной балаклаве и говорит тому, кого я не вижу:  

– Тут раненый сталкер. Что с ним делать?  

Ко мне подошла огромная фигура, которую я не сразу узнал, но я не тупой, поэтому постепенно догадался, кто это. Увидел знакомое лицо со знакомыми шрамами. Сомнений нет – это майор Головской. Он наклонился надо мной, посмотрел своим холодным, суровым взглядом.  

– А ничего не делать, – сказал он своим грубым, спокойным голосом, выпрямляясь. – Пусть подыхает здесь. Не тащить же его на блокпост, тратить медикаменты… Если и выживет, то он нам всё равно ничего полезного не расскажет. Он пешка. Надо поймать тех двоих уродов. С них-то больше информации можно вытрясти. Так что, не упустите сталкеров!  

– Вас понял, товарищ майор! – послушно, как собачка, произнёс солдат.  

Когда солдат убежал, майор наклонился надо мной, достал пистолет Макарова покрутил его в руках у меня на глазах, а потом сказал: «Даже патрон на тебя тратить не буду, гниль сталкерская». Потом вояка выпрямился и медленно пошёл вслед за своими подопечными.  

Вот так… Умереть от пули сталкера, с которым работал, плыл, так сказать, в одной лодке. Да и ещё не понятно, за что я заслужил эту пулю. Ох… Боль съедает изнутри. Я ничего не сделаю. Застрелиться тоже не смогу, хотя я и понимаю, что буду мучиться… Но самоубийцей я не стану! Хотя у меня даже нет сил нажать на спусковой крючок пистолета.  

Я пытался сопротивляться, но разум мутнел с каждой секундой. Я даже не могу напоследок насладиться красотой природы вокруг, что немного обидно. Хотел вспомнить что-нибудь хорошее из жизни, но что-то ничего не лезло в голову. Глаза сами по себе закрывались, и я уже не стал сопротивляться. Я окунулся в полный и беспросветный мрак.  

Я немного приоткрыл глаза и только потом понял, что чувствую своё тело. Я чувствую, как лежу на мягкой постели, как моя голова лежит на мягкой подушке. Не помню, когда последний раз лежал на такой замечательной кровати.  

Медленно поднявшись, я посмотрел на ранение, которое должно было свести меня в могилу. Моя грудь была перебинтована, а кровь остановлена. Я пошевелил пальцами на руках, чтобы наверняка убедиться, что себя полностью контролирую. Прямо чудеса…  

Через пару десятков секунд я начал осматривать комнату, в которой находился: обычная комната какой-нибудь типичной квартирки. В комнате было темно. Окно слева и то было зашторено, а день сейчас или ночь – не понятно.  

В левом углу комнаты стоял небольшой письменный стол, на котором лежали какие-то тетради, и стоял небольшой светильник. Справа от стола находился средних размеров деревянный шкаф, правее которого уже была дверь на выход из комнаты.  

Я встал на ноги, свыкнулся с мыслью, что я всё ещё жив, и направился к зашторенному окну.  

Немного отодвинув занавески рукой, я увидел, что окно смотрит в сторону неизвестной улицы какого-то города. Наверняка это тот самый город за Периметром, название которого я даже не знаю. Но как я здесь оказался? Хороший вопрос.  

Солнце только начинало свой подъём, значит уже утро. Я повернулся в сторону двери и уже было собирался отправиться на выход, как дверь приоткрылась и в комнату зашла маленькая девочка, в розоватой ночнушке. Она испуганными глазами посмотрела на меня, будто я Бабайка, который только что выпрыгнул из шкафа, и через мгновение убежала куда-то направо по коридору.  

Я стоял в ступоре и смотрел на приоткрытую дверь, чего-то ожидая. Уже через несколько секунд в комнату зашёл достаточно рослый, плечистый, подкачанный мужчина и нажал на включатель, тогда и врубилась небольшая люстра, которая висела на потолке.  

В комнате сразу стало светло, аж глаза начало резать, но я смог хорошо рассмотреть мужчину: подкаченные руки, средний рост, небольшая борода, зелёные глаза, тёмные волосы, возраст так за тридцать, а может и под сорок лет, и пронзительный взгляд, которым он смотрел прямо на меня. «Садись» – приказал мне мужик и показал на стул, возле письменного стола. Я послушно сел на стул и уставился на незнакомца. Тот сел на кровать и устрашающим взглядом посмотрел мне в глаза.  

– Ты в порядке? – спокойным голосом спросил меня незнакомец.  

– Да, вроде, – неуверенно ответил я.  

– Хорошо. Теперь отвечай на мои вопросы и лучше не ври, – мужик сменил устрашающий взгляд на проницательный, как будто он в одночасье стал детективом, который допрашивает подозреваемого. – Кто такой?  

– Курьер… Ой, то есть Илья.  

– Илья, ладно. Следующий вопрос: за что тебя хотели убить там, в Зоне?  

– Если честно, то я сам не знаю, за что.  

– Я говорил тебе не врать мне.  

– Я тебе всё расскажу от начала и до конца…  

– Не сейчас, – прервал меня мужчина, – пойдём на кухню посидим, чайку попьём. Успеешь ещё рассказать, – лицо мужичка сразу сменилось на доброжелательное, будто он разглядел во мне хорошего человека, друга. – Тут тебе не Зона, а обычный город, поэтому боятся нечего. Меня, кстати, зовут Леонид.  

Лёня встал с кровати, вышел из комнаты и пошёл направо. Я пошёл за ним следом.  

Пройдя недлинный коридор, мы вошли в немного тесную, но уютную кухонку, в которой у газовой плиты стояла женщина и что-то готовила. Со спины её было не разглядеть, но одета она была, как типичная домохозяйка: тапочки, домашние штаны, лёгкая кофточка и фартук в цветочек. Рядом с ней стояла та самая маленькая девочка, прижимаясь к, возможно, своей маме.  

В кухне стоял небольшой деревянный стол и три деревянных стула. Было одно небольшое окно и средних размеров холодильник.  

– Дорогая, – обратился Леонид к женщине, и та повернулась к нам лицом. Длинные каштановые волосы, голубые глаза, немного острый носик, средний рост; возраст, с виду, достаточно небольшой – лет тридцать, а то и меньше. Она посмотрела на меня достаточно застенчивым, мягким, дружелюбным взглядом, к которому я не привык. – Знакомься, это Илья. Илья, а это моя жена – Ира.  

– Очень приятно, – тонким голосом проговорила Ира и, протерев свои руки полотенцем, вынесла правую руку вперёд в знак приветствия. Я аккуратно пожал эту мягкую, тонкую руку и сказал, что мне тоже очень приятно познакомиться.  

– Мы чай попьём, – сказал Лёня, глядя на Ирину, – а ты отведи пока Настеньку в её комнату.  

– Хорошо, – покорным голосом произнесла Ира и, взяв дочку за руку, удалилась из кухни.  

На плите стоял чайник, но он пока не засвистел. Леонид сел на один из стульев, стоящий за столом, и жестом руки пригласил меня присесть за стол. Я принял предложение.  

– Ну, теперь можешь всё рассказывать по порядку, – предложил Лёня и уставился на меня взглядом, полном интереса.  

Я начал рассказывать свою историю, но на середине моего рассказа засвистел чайник. Прервавшись, мы заварили чай, и я продолжил свой рассказ.  

Вскоре, я всю историю поведал Лёне и даже успел выпить свой чай.  

– М-да-а-а… – медленно проговорил Лёня. – Ну, у тебя и дела, конечно, брат. Понимаю.  

– Чего ты понимать-то можешь? – возразил я. – Ты хоть в Зоне-то был?  

– Конечно. А ты думаешь, что сам в моей квартире очутился? Материализовался из ниоткуда? Я тебя спас, дотащил на себе.  

– За спасение жизни, конечно, спасибо тебе, но ты не понимаешь, во что я вляпался.  

– Я был сталкером, поэтому и не в таких ситуациях бывал.  

– Ты и вправду был сталкером?  

– Да. Но потом, подкопив денег, бросил это дело. Появилась семья и я стал уделять всё своё время ей. – Лёня махнул рукой на дверь кухни, за которой были его жена и дочь.  

– Понятно. Бывают и такие случаи. Но в моей истории слишком много странностей… – я немного призадумался, вспоминая всё, что произошло со мной ранее. – Тот сталкер хотел довершить начатое и убить меня контрольным в голову. Перед этим он сказал одну фразу: «Будешь знать, как чужое брать, мразь!» Но я ничего чужого не брал. О чём он говорил?  

– Ну, ты же был замешан в делах с этими грузами. Может он думает, что ты украл груз?  

– А с чего бы ему так думать, если я честно доставил свой груз в нужную точку и отдал его нужному человеку?  

– И что это за «нужный человек»? – Лёня прищурил глаза и посмотрел на меня.  

– Человек один по прозвищу Нарк. Урод редкостный. Он даже не сталкер, а просто хрен с горы, которому приношу грузы, а он в свою очередь передаёт их кому-то там ещё.  

– Нарк говоришь? Хм… – Леонид явно призадумался. – Нарк, Нарк, Нарк… Что-то знакомое, но не могу вспомнить. Погоди…  

Повисла минута молчания, во время которой я пристально смотрел за Лёней, как он мучается, пытаясь вспомнить Нарка.  

– Так, как он выглядит? – с интересом спросил Лёня.  

– Ну, он полноватый, почти без волос, под пятьдесят лет ему…  

– Точно! – прервал меня Леонид, чуть ли не закричав. – Вспомнил! Есть такой у нас в городе.  

– Ты уверен, что это он?  

– Уверен.  

– И где он тогда у вас в городе обитает?  

– Я каждый день видел, как он заходит в наш местный бар, причем, всегда в одно и то же время, в час дня. Поэтому он мне странным и показался, хотя я подумал, что у каждого свои заморочки. Выглядит этот Нарк и вправду, как бандит какой-нибудь. Бармен наш рассказывает, что он редкостный гад. Сам я с ним не разговаривал ни разу, ну и ладно.  

– Вот это уже интересно. Если я не виновен в происшествии с грузом, то я почти на сто процентов уверен, что виновен Нарк. Он такой ублюдок, что готов скрываться и от влиятельных сталкеров, главное, чтобы оставаться в наваре. Может он уже даже надумал, куда сбежать, где залечь на дно. Ничего не боится.  

– Не хочу в это вмешиваться, – резко, как отрезал, произнёс Лёня. – Я просто не мог тебя там бросить. Это было бы не по-человечески. Помогу тебе, чем смогу, как человек человеку, но сам сильно вмешиваться не буду. Со сталкерстом я завязал, а с такими аферами – тем более.  

– Понимаю. Спасибо за всё. Приютишь у себя на время? А то денег у меня с собой совсем немного – все остальные в деревне моей остались, где я обитал, в тайнике одном. Деревня та за Периметром, в Зоне. Как только доберусь до своих денег, то все долги верну тебе.  

– Ладно. Найдём тебе место в квартирке. Кстати, – Леонид быстро вышел из-за стола и удалился из кухни. Вскоре он вернулся, держа в руках мой пистолет – Beretta 92, – держи. Это твоё. Извини, но у тебя только один магазин и тот в пистолете – так получилось.  

– Спасибо. Он мне может пригодиться.  

– Только особо им не размахивай. Помни: здесь тебе не Зона, а вроде как, мирная жизнь, если так вообще можно выразиться.  

– Понял – не тупой. Лучше скажи, а где у вас тут «местный» бар?  

– Я тебе всё расскажу…  

Посмотрел на часы: без десяти двенадцать. Я был одет в свою любимую кожаную куртку, на которой почти не остались следы от крови. В кевларовой пластине осталась одна дырка, но это пустяк, наверное.  

Передо мной было небольшое здание, из которого исходила музыка и чьи-то голоса. Судя, по рассказу Лёни – это и есть бар, в котором каждый день бывал Нарк. Что ж, посмотрим, что из себя представляет это место.  

Я открыл дверь и вошёл в здание. В некоторых местах бара горели тусклым светом лампы. Прямо по фронту в семи метрах была барная стойка, за которой стоял, по-видимому, бармен: немного полноватый мужик лет за сорок с небольшой бородой и усами.  

В здании бара было около дюжины деревянных круглых столов. Посетителей было мало: один пьяненький мужичок сидел возле барной стойки и двое других сидели за одним из столиков.  

Лампы светили не все, по-видимому, в целях экономии электроэнергии в дневное время суток. Поэтому в углах бара было темно – это отличное место, чтобы сидеть и не привлекать внимание.  

Я сел за самый дальний столик. Расстегнул куртку, чтобы было не так жарко, проверил пистолет и развалился на деревянном стульчике, ожидая прихода Нарка.  

Прошло около часа, и в бар вошёл Нарк. Он быстрым шагом подошёл к барной стойке и стал общаться с барменом. Я пока его ждал, чуть не уснул, но увидев его, взбодрился и стал пристально следить за тем, что он собирается делать.  

Около десяти минут он о чём-то говорил с барменом, а потом развернулся и пошёл на выход. Я решил следовать за ним.  

В городе гулял сильный ветер, но Нарк, невзирая ни на что, быстро куда-то шёл. Я тоже не отставал. Солнце грело, но не то чтобы сильно. В городе почти не было машин и меня это даже радовало. Да и людей не особо много ходило, хотя, может, все на работе в такое время.  

Какое-то время я шёл за Нарком по улицам города, пока он не пришёл к одному пятиэтажному дому. Нарк вошёл в подъезд дома, но я сразу заходить в подъезд не стал – слишком рискованно. В подъезд мог зайти любой желающий, потому что, видимо, домофона не было, а дверь до конца вообще не закрывалась. Я постоял у подъезда и начал думать: в какой квартире живёт Нарк. Но оказалось всё очень просто, так как я услышал, как какой-то сиплый, противный голос исходит из окна квартиры первого этажа. Это был голос Нарка. Я быстро метнулся под окно, чтобы слушать, о чём говорит этот гад.  

Нарк разговаривал с кем-то по телефону. Что говорит собеседник, было не разобрать.  

«Да, знаю, – говорит Нарк кому-то по телефону. – Конечно, бери братков, и пусть приезжают, а то эти сталкеры-лохи могут догадаться, что груз у меня. Они уже убили чувачка, который ложной целью для них выступил, поэтому времени у меня немного. Да, я даже могу открыть этот чёртов груз! У меня есть ключи, – небольшая пауза. – Мне плевать, что вы будете с ним делать! Моё дело передать его вам и получить свои деньги. Хорошо. Понял, ага. До связи».  

У меня голова задымилась от злости. Вот тварь! Он заранее всё продумал: груз спёр, меня подставил, каких-то покупателей уже нашёл. Не человек он, а свинья предательская! Ох я с ним разберусь прямо здесь и сейчас!  

Я быстро вбежал в подъезд дома и нашёл дверь квартиры Нарка. Я сильно постучал в дверь и услышал: «Никого дома нет!» Вот урод! Он ещё издеваться вздумал. Я постучал ещё раз, а в ответ голос Нарка: «Я же сказал, что здесь никого нет! Убирайтесь!» Тогда я решил тоже над ним «подшутить», вдруг прокатит: «Вам посылка с письмом пришла от некого «Курьера». После этих слов наступила мёртвая тишина, но потом было слышно, как Нарк ключом открывает дверь в квартиру. Я приготовился наброситься на этого Винни Пуха предательского.  

Дверь квартиры приоткрылась и показалась наглая рожа Нарка. Я резко ворвался внутрь квартиры и прижал предателя к одной из стен.  

– Курьер?! – удивился Нарк. – Это и вправду ты?! Ты же мёртв!  

– Размечтался! – прикрикнул я и ударил его кулаком в живот. – А теперь говори, где груз!  

– Кх… Ха. А ещё чего тебе?  

– А ещё ключи от него!  

– Да пошёл ты! Не узнаешь, где я его спрятал, хоть убей.  

– Ну, тогда тебе сейчас будет очень плохо.  

Я повёл его в гостиную и толкнул в сторону дивана. Он развалился на диване и стал смотреть на меня равнодушным взглядом, полном наглости и презрения. Я достал свой пистолет, вынул из него магазин с патронами и продемонстрировал наличие патронов Нарку. Потом я зарядил пистолет и направил его на Нарка. Его лицо кардинально изменилось: теперь он, как маленький жалкий котёнок, смотрел на меня взглядом, полном страха и отчаяния. Мне так захотелось пристрелить его, но нельзя было сорваться. Надо терпеть и держать себя в руках.  

Прошла минута и я выстрелил в диван, в место, недалеко от Нарка, а тот от испуга и начал:  

– Ладно, ладно! Не надо! Я принесу груз! Говори место и время! Я всё принесу!  

– Нет, ключ от груза отдай мне сейчас. Я знаю, что он у тебя.  

– Ладно, ладно. Держи, – он взял из своего кармана ключи и протянул их мне, я взял.  

– Тогда так: встречаемся сегодня в восемь часов вечера на том хуторе, где ты, крыса предательская, брал у меня грузы. Приноси груз, и тогда я так и быть не расскажу сталкерам всё, что я о тебе знаю. Да и сам я тебя не пристрелю.  

– Понял, – послушно, словно раб, кивнул Нарк. Он был так жалок, аж противно стало.  

– Ну, вот и хорошо.  

Я спрятал пистолет и направился в сторону выхода, когда Нарк мне вслед крикнул: «Знаешь что, Курьер? Ты стал монстром!» Я, проигнорировав эту фразу, захлопнул за собой дверь и пошёл домой к Леониду.  

По дороге вспомнил такую умную мысль: «Чтобы убить чудовище, надо стать чудовищем». Эх… Всё-таки немного зацепил меня Нарк этой фразой. Не ему меня судить, верно? Он предал сталкеров, украл груз, подставил меня, ещё и наверняка связался с какими-нибудь бандитами, вроде него. А я что? Я просто защищаю свою честь. Хочу вернуть груз, за который я ответственен и смыть с себя клеймо предателя, а что при этом будет с Нарком, мне плевать. В общем, кому-кому, но точно не Нарку меня судить за всё.  

В раздумьях я добрался до квартиры семьи Леонида и позвонил в звонок. Пока ждал, когда мне откроют дверь, я посмотрел на часы: около двух часов дня. Ещё шесть часов есть.  

Дверь мне открыл Лёня. «О, кто пришёл! – обрадовался Леонид. – Проходи». Я прошёл на кухню, где опять была Ира, которая вновь стояла и что-то готовила у плиты (вроде она готовила макароны) и сел на ближайший ко мне стул. Лёня сел напротив меня.  

– Ну, как продвигается дело? – с интересом спросил Лёня. – Помогла моя наводка?  

– Да, наводка помогла. – ровным и даже усталым голосом начал я. – Подождал я этого урода в баре, узнал, где его квартира, а потом услышал, как он с покупателями своими по телефону разговаривает. Ну, я его и прищучил в его же квартире. Сегодня, в восемь часов вечера обещал вернуть мне груз на том самом хуторе, где мы обычно и виделись. Ключи мне сразу отдал. – я показал Лёне ключи от груза.  

– Ты же не думаешь, что он взаправду тебе просто так отдаст груз?  

– Конечно, я так не думаю. Я же не идиот. Нарк соберёт всю свою братву, которую знает и придёт со своими друзьями на встречу со мной. И они уж точно не чай со мной будут пить. Он просто хочет меня убрать, как помеху.  

– Ты же не собираешься к ним идти?  

– Собираюсь… Ещё как.  

– Что?! – Лёня выпучил на меня свои глаза. – Ты сейчас серьёзно? Они же тебя просто убьют!  

– Больше ничего не остаётся. Я дам им бой. Пусть их больше, пусть я с одним пистолетом и двенадцатью патронами, но я должен вернуть этот чёртов груз! Если Нарк сбежит с грузом и продаст его, то он останется чистенький, а за мной всю мою оставшуюся жизнь будут гоняться друзья сталкеров, которых я, как будто, предал.  

– Лучше умереть, по-твоему?  

– Да. Лучше полечь там, на хуторе, отстреливаясь от этих подонков, чем всю жизнь бегать и скрываться, как крыса. Это, в конце концов, дело моей чести и моей репутации!  

Наступила тишина, которая продолжалась две минуты.  

– Ну, не знаю… – с сомнением произнёс Леонид. – Тебе решать, но это чистое самоубийство.  

– Пусть будет так. Пойду, отосплюсь перед смертью.  

Я резко встал, вышел из кухни, дошёл до той комнаты, где я очнулся в последний раз и прилёг на кровать. Надо поспать до семи часов вечера, а потом идти на встречу. Поэтому я без колебаний быстро заснул.  

Зазвенел будильник в КПК, заранее мною поставленный на семь часов вечера. Я проснулся, увидел, что уже пришло время, и решил выдвигаться к хутору.  

Когда я уже собрался выходить из квартиры, меня остановил Лёня.  

– Я тут, – нерешительно заговорил Лёня, – это, удачи тебе хотел пожелать. И попрощаться.  

– Да, – с пониманием ответил я, – спасибо тебе ещё раз за всё. Жаль, что долг жизни я тебе никак не верну. Береги свою семью и извини за причинённые неудобства.  

– Прощай, Илюха.  

– Прощай, Лёнька.  

В таком ужасном настрое я шёл по улицам города, который понемногу окунался во мрак. На улицах зажглись некоторые фонари на столбах, и стало немного светлее, но какая уже разница?  

Осталось двадцать минут до назначенного времени, а мне ещё немного до хутора.  

С каждой минутой вокруг становилось всё темней и темней. М-да, вести бой в вечерней темноте – не самый лучший вариант. Я проверил магазин своего верного пистолета и морально настроился. А на что настроился: на победу или на смерть? Там видно будет…  

Я был уже на хуторе, а через пять минут должно было наступить назначенное время. Пистолет я уже держал наготове и ждал, когда придут бандиты.  

Через какое-то время вдалеке показалась машина, которая остановилась в ста метрах от хутора и из неё вышли пять человек. Я думал, что это всё, но не тут-то было. Подъехала ещё одна машина и из неё тоже вышло пять человек.  

В мыслях я засмеялся: Нарк настолько меня боится, что позвал с собой девять человек. Или он думал, что я кого-то с собой приведу? Правда, что не говори, но мне стало страшно. Я один с двенадцатью патронами против десяти вооружённых человек – не самая лучшая картина вырисовывается. Я собрался с мыслями и прикинул: двенадцать патронов и десять человек – по одной пули на каждого и ещё два патрона. М-да, не густо.  

Десять человек шли в мою сторону, к хутору. Половина бандитов была с пистолетами-пулемётами – MP5, а другая половина с какими-то пистолетами. Они были на достаточно открытом пространстве, двигаясь через поле, а у меня в плане укрытий выбор есть, у меня тактическое преимущество. Впереди всех шёл Нарк, держа в руках MP5. Осталось бандитам пройти пятьдесят метров до хутора, как Нарк начал кричать, заметив меня:  

– Ну, что? Курьер, ты хотел груз забрать? Так забирай! На, бери! Попробуй!  

– Ты, – в ответ начал я кричать Нарку, – я смотрю, со своими дружками пришёл. Только учти, я тоже не один явился. У меня тут целая группа спецназа в одном из домиков сидит!  

– А-ха-ха-ха! С каким же удовольствием я тебя убью, шутник!  

Я резко выпрыгнул из-за угла одного домика и выстрелил в ближайшего бандита. Попал гаду в плечо и спрятался за стену. В ответ мне послали кучу пуль. Адреналин резко подскочил в крови. Я сменил позицию: укрылся за кучей сложенных брёвен. Удалось оценить ситуацию: слева хутор обходило несколько бандитов, а справа шёл Нарк с ещё несколькими. Я решил сначала разобраться с теми, что слева.  

Я опять сменил позицию, подбежав к другому деревянному домику. Прижался к стене и слушал, как эти недотёпы идут. Всё-таки темнота играет мне на руку. Когда шаги стали достаточно отчётливыми, я высунулся и сделал два выстрела. Одним выстрелом убил бандита, попав в голову. Другого бандита ранил в предплечье, а на третьего не хватило реакции.  

Третий бандит открыл по мне огонь из своего пистолета-пулемёта, но я всё-таки вовремя успел спрятаться за домик. В голове проскользнула цифра: девять. Столько патрон у меня осталось. Я направил пистолет на то место, откуда должен выйти тот подонок.  

Бандит показался из-за угла через пару мгновений, и я одним выстрелом прострелил ему шею. Он упал на правый бок. Я понял, что Нарк с другими «братками» уже близко, поэтому я быстро побежал в противоположную группе подонков сторону.  

Я попытался вспомнить свои успехи: два убитых и два раненых бандюгана, осталось семь человек плюс Нарк, но двое из этих восьми ранены. Неплохо, но патронов тоже осталось всего восемь.  

Пока я размышлял, сзади меня появился один приспешник с пистолетом наготове. Я не успел среагировать, гад выстрелил в меня и попал в плечо. Я навскидку выстрелил из своего пистолета, падая на спину. Удивительно, но стрельнув навскидку, я попал в голову бандита. Завидное везение.  

Я упал на спину. Резкая боль пронзила моё плечо. Я начал быстро вставать и менять своё местоположение. Но я был замечен и семь человек открыли по мне огонь. Ещё два ранения в грудь и я качусь по небольшому склону холма, на котором находился хуторок.  

Я лежал и истекал кровью в низине холмика, а вокруг меня была достаточно высокая трава. Я перевернулся на живот и увидел в трёхстах метрах от меня город, который светился уличными фонарями. Город находился недалеко, отсюда он выглядел достаточно красивым, но пустым. Ползти бессмысленно. Бандиты смотрят на меня с хутора и собираются спускаться, чтобы завершить начатое. Я не вижу здесь никакого другого выхода, как принять свою смерть от рук этих мразей.  

Внезапно мой слух пронзил резкий звук выстрела из снайперской винтовки. Один из бандитов на холме упал и покатился по склону. Ещё один выстрел и пуля пронзила голову другого бандита, который вскоре тоже покатился вниз. У меня в голове появилась крохотная надежда, а в кровь хлынула очередная порция адреналина. Боль на время притупилась, и я смог подняться на ноги. Бандиты уже кинулись врассыпную от нежданного снайпера.  

Я еле держал в руках пистолет и хотел забрать с собой ещё парочку бандитов, но я был не в состоянии даже прицелиться. Тогда я бросил пистолет, развернулся и пошёл в сторону города. За моей спиной послышался яростный крик Нарка, а потом в меня начали стрелять. Я упал вперёд на живот и не шевелился, пока надо мной летали пули.  

Снайпер опять произвёл выстрел, и пуля настигла цель – минус один бандит. Считая Нарка, осталось четыре человека. У бандитов кончились патроны в магазинах, и они начали перезаряжаться. Я поднялся и медленно, но верно, шёл вперёд. Очередной выстрел снайпера.  

Я иду, не оборачиваясь. Я смотрю на фонарные столбы города, который уже находился в двухстах метрах от меня. Свет лампы на одном из фонарных столбов, был, как свет маятника, потерявшемуся кораблю. Адреналин начал спадать, и боль возвращалась. Я спиной понял, что за мной идут бандиты, пытаясь, наконец, меня добить, но ещё один выстрел снайпера, и я слышу, как тело человека грохается на землю. Ещё выстрелы в спину, но всё «в молоко». Да уж, эти бандиты сами случаем не снайперы? Попасть в меня всё никак не могут.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.