ФЭНДОМ


Дорога через Ад

Ветер гнал черные тучи. Они неслись по серому небу, под облаками, накрывая собой скорбную землю Зоны и ее обитателей. 

Шла ночь. Несколько сталкеров сидели около костра, около них стоял Волк, лидер лагеря, еще двое несли дежурство на дороге, еще парочка спала в домах заброшенной деревни.

-Народ, выдаю шутку юмора! - весело крикнул пьяным голосом мужик в кожанке - Пробираются, значит, по улицам Припяти двое сталкеров. Один — опытный, другой — новичок. Ну, новичок постоянно сверяется с картой… Бывалый — только ухмыляется. Тут на одном из перекрестков бывалый как хлопнет себя по лбу. Вырвал у новичка карту: "Точно!.. А ну давай, салага, вон к тому дому проберемся"...

-Да мля, да слышали все сто раз уже эту хрень! - подал недовольный голос сталкер в Заре и с балаклавой, натянутой на голову.

-Да дай ты человеку рассказать, Серега! Я вот первый раз слышу! - осторожно прикрикнул на Серегу еще один новичок в той же куртежке, что у рассказчика, но с марлевой повязкой на рту - залетит случайная, гонимая ветром радиоактивная пылинка, и ляжет терзаемый мучениями молодой кандидат в сталкеры в сырую землю на скромном кладбище неподалеку от деревни.

-Ты слышишь первый раз, потому что ты новичок зеленый, отмычка сраная! - мгновенно завелся сталкер - А мне, опытному бродяге, эти анекдоты уже поперек горла встали! А в том доме у него водка заныкана была, вот и все! Доволен?!

-Он ее от жены прятал. - поправил того виновник спора.

-А ты вообще молчи, шутник гребаный! - забыковал пуще прежнего мужик в Заре - рассказываете хреновые анекдоты, от которых тошнит, и ржете с них! Придурки...

-Да хорош собачиться, мужики, задрали уже, блин. Все, музыкальная пауза. - прервал их сталкер в той же Заре, но с противогазом на лице, шустро доставая гитару из рюкзака, неумело затренькав на ней.

-Вот это хорошо, аж до костей пробирает! - с кайфом потянулся еще один новичок, но уже в белой куртке.

-Хрень это псевдособачья. - выругался критик анекдота.

-Да хватит тебе, Серега, задрал уже! То ему не нравится, это ему не нравится. Достал!

-А ты рот-то не разевай, сталкер, а то ведь и без зубов можно остаться. - хитро проговорил в ответ Серега.

Пальцы гитариста хитро перебирали по струнам гитары, а Серега и его оппонент непрерывно буравили друг друга взглядом через пламя костра.

Скейлз сидел неподалеку от огня и слушал, как ругаются сталкеры. Скучно. Он уже третий день здесь сидит, и все одно и тоже. Хреновые анекдоты под водку, три блатных аккорда изредка да истории опытных сталкеров, которые он и сам иногда рассказывал. Хоть бы подрался кто, что ли. А то скучно, сил нет уже. Хоть иди в поля и стаи собак отстреливай, тратя впустую патроны.

Сталкер посидел, послушал знакомую до боли мелодию, которую около каждого костра играет какой нибудь обладатель гитары. Он и сам хорошо, можно сказать, отлично играл на ней – выдалось научиться как-то. Только таскать с собой гитару по Зоне как то не очень - больно места много занимает.

-Не, не то это, не то. – уже мягче вынес вердикт Серега-критикан игре – Скейлз, - протянул он ему – сыграй нормальное что нибудь, можешь ведь.

-Могу – немногословно ответил тот – Гитару дашь? – обратился сталкер к хозяину инструмента.

-Бери, что уж тут – покровительственным тоном протянул музыкант, отдавая гитару бродяге.

Скейлз взял инструмент, осмотрел его, вздохнул и ударил по струнам, одновременно запев:

«Я сижу-у и смотрю в чужое небо из чужого а-кна

И не вижу ни одно-ой зна-акомой звезды.

Я ходил по всем дорогам и туда и сю-да

Обернулся и не смог разглядеть сле-еды».

Сталкер задумчиво перебирал пальцами по струнам и пел, казалось, уносясь куда-то вдаль. Он старательно подражал голосу певца, тональностям песни, пел остальные слова текста любимого исполнителя, и все сидящие у костра глядели на него, заворожено слушая.

«Но если есть в кармане па-чка

Сигарет,

Значит все не так уж плохо на сего-дняшний день.

И билет на самолет с серебристым кры-лом,

Что, взлетая оставляет ли-шь тень».

Он доиграл мелодию песни, идущую после слов, до конца и отложил инструмент в сторону. Все, кто его слышал в деревне, захлопали ему.

-Я же говорил, нормально он бацает – окончательно заверил всех Серега.

Скейлз отдал гитару хозяину и ушел от костра – в темноту деревни. Ему все еще было скучно, и любимая песня только добавила в эту скуку еще и ностальгии. Сейчас он направлялся к Сидоровичу, местному барыге, засевшему в своем бункере на окраине деревни, будто крыса в норе. У того всегда можно взять какую-нибудь работу – и скука пропадет, и деньжат прибавится.

На входе его неизменно встретил мордоворот в ЧН-3а, броне легендарного клана Чистое Небо, исчезнувшего в Центре Зоны.

-Сдать оружие – механическим голосом буркнул охранник Сидора.

Скейлз послушно положил в небольшой ящик с замком перед охранником свой SIG SG 550, больше известный здесь как СГИ-5к, знаменитый Desert Eagle, любимый пистолет диванных бойцов, носящий в Зоне имя Черный Ястреб, свой любимый нож Ka-Bar по имени Потусаними, еще два метательных ножа, 3 гранаты Ф1 и 2 РГД-5, а также три светошумовых «Заря-2» и одну дымовую. Закончив со сдачей оружия, сталкер отправился в глубину бункера по извилистым коридорам. В конце его встретила копия первого охранника, герметично закрытая дверь и газовый баллон. Как только Скейлз подошел вплотную к дверце, та словно сама открылась.

-Кого там принесло на ночь глядя?! – злобно буркнул сонный Сидорович, наверняка вставая с постели.

Да, так и есть. Торгаш немного повозился, одеваясь, и двинул к своей стойке.

-И чего надо тебе тут, Скейлз? – невежливо крякнул торговец, грузно плюхнувшись в ободранное вращающееся кресло за потертым столом.

-Работу бы какую мне. Есть что на примете?

-Есть, как же без этого, - уже более довольным голосом сказал барыга, переходя на деловой тон – Я конечно, могу дать тебе какую-нибудь чернуху, цена которой - пузырь и банка тушенки, такое у меня всегда в избытке. Но, как я понимаю, тебе реальное дело нужно? - пытливо заглядывая в матовую поверхность шлема "Заслон", будто пытаясь разглядеть там усталые глаза профессионального убийцы и сталкера, что есть одно и тоже, проговорил торгаш.

-Конечно - немногословно ответил Скейлз. Лишнего никогда говорить не стоит - считал тот, и возможно, благодаря этому он до сих пор жив.

Значит, маза такая. Нужно одного мужика по Зоне поводить, шишка важная, из российского правительства, то ли депутат, то ли министр. Ясно дело, нелегально он здесь…

-Оплата? – прервал Сидора сталкер.

-Хорошая. В общем, он команду собирает – продолжил тот ни в чем не бывало – из опытных сталкеров, чтоб его и охраняли, и по Зоне водили, местные достопримечальности показывая. Сбор – в Деревне новичков. Когда группа будет в сборе, туда подвалит человек от заказчика и все доходчиво объяснит. Ну так что, берешься? – хитро спросил торговец, постукивая по "прилавку" костяшками пальцев.

-Берусь.

-Отлично, значит, так и запишем. Это все?

-Да, пожалуй, Сидор. Пока.

-Ну, проветришься, заходи! – крикнул ему вслед торгаш, отправившийся досыпать сон.

Скейлз вышел из бункера, забрал свое оружие и амуницию. Он шел спать. Конечно, он мог всю ночь просидеть около костра, слушая отвратительные анекдоты и блатные мелодии, но уже сил не было на это. Рвало его от вот всего этого. Ничего, через пару дней развлечется.

Он залез в обустроенный подвал около костра, снял рюкзак, шлем и заснул в обнимку с автоматом на продавленном матрасе, наверняка вшивом, но благодаря костюму недосягаемом до кожи одиночки. Хоть и неудобно в "СЕВЕ" спать, но здоровье всяко дороже комфорта - особенно в случае с мутировавшими клопами и вшами.

Проснулся он уже утром, проверив вещи. Да нет, все нормально, никто не покусился на добро спящего сталкера.

Закинув рюкзак на плечи, он вышел из подземелья к костру. Там сидело несколько сталкеров – Серега, его прошлый оппонент, еще один бродяга и пара новичков. И еще двое. Новые лица. И особо опасные.

Первый сталкер был повернут к нему спиной. На нем был экзоскелет – любимое одеяние мастеров-танков, позволяющее таскать на себе пару лишних запасных стволов и патронов, а также держащее в упор очередь из Вала в грудь. Поэтому всякий сталкер знал: если не повезло столкнуться со сталкером в экзе, бей короткой очередью в голову. Гранаты он также держит отлично, конечно, если она не перед лицом разорвалась, тут уж никакая броня тебе не поможет. Единственное, что в этом супер-пупер костюме абсолютно нельзя бегать. Есть, правда, экзы второго поколения, редчайшие и дорогущие модели, позволяющие быстрое передвижение, но такие в Зоне встречались раза два-три, и то у фанатиков «Монолита» с севера. И еще – и первое, и второе поколение отвратительно защищают от радиации, хуже местных самоделок из стащенных с трупов военных костюмов. Не на то рассчитаны они, экзы. Так что по аномальному полю лучше в экзоскелетах не гулять и артефакты не собирать – обязательно, по Закону Зону или закону подлости, что есть почти одно и тоже, заденешь ногой «воронку» или «карусель» и никак не вырвешься в своем навороченном экзоскелете, вместе с ним аномалия на куски порвет.

Этот «экзоскелетчик» был поистине танком – помимо дорогой брони, за плечом у него висел РПК. Мда, парень спокойно может покрошить дюжину сталкеров, если, конечно, не словит пулю в шлем. Мастер, одним словом. Но его сосед внушал собой далеко не меньшие опасения.

На нем был черный бандитский плащ с глубоко накинутым на голову капюшоном, а на коленях зловеще поблескивала дульным срезом G36, или, на местном, ГП-37, смертоносная машинка в умелых руках. А руки у сталкера были умелые, в этом Скейлз не сомневался. Обычно такие легкие пыльники носят ветераны Зоны – он и легкий, и удобный, и ночью скрывает.

Сталкер прошел к костру и сел неподалеку от экзоскелетчика, растолкав новичков. Из-под черного капюшона на него тут же глянули пронзительные глаза, практически невидимые из-за отбрасываемой капюшоном тени, но почти физически ощущаемые. Мастер в упор сверлил Скейлза взглядом. Он такое не любил, а посему прямо спросил:

-Что смотришь, брат-сталкер?

-Нечасто на Кордоне мастера встретишь, а ты, судя по всему, как раз из таких... - задумчиво проговорил бродяга, не собираясь отрывать взгляда - Славянин - протянул сталкер руку с въевшейся грязью Зоны.

-Скейлз - неожиданно "поручкавшись", ответил сталкер.

-Это - Рембо, - кивнул тот на экзоскелетчика-танка.

-Приятно познакомиться, - усмехнулся Скейлз, поздоровавшись с новым знакомым.

-После рейда пришел, али как? - продолжил допрос нежданный знакомый.

-Верно. - зевнул сталкерюга - А сами?

-Да на работу одну подрядились. - отмахнулся новый знакомый.

-Охранять и водить? - лениво высказал догадку нейтрал.

-Верно. - симметрично ответил бродяга - Ты ведь тоже туда, так?

-Ага, - еще раз зевнув, крякнул сталкер - От Бармена узнали, или от кого?

-Угадал, от него, родимого - сталкер явно любил поболтать. Рембо был не в пример немногословней, а может, просто не испытывал доверия к практически незнакомому одиночке, пусть и волею Зоны назначенному ему в напарники.

Скейлз снова ухмыльнулся, бухнул рюкзак на колени и вытащил оттуда нехитрый завтрак в виде сухпая украинской армии, начав употреблять его вовнутрь. А дальше... начался уже привычный для сталкера день - несмешные анекдоты под водку, гадкая и непрофессиональная музыка, сталкерские истории, причем в некоторых уровень лжи превышал все допустимые нормы. Прошла пара сталкеров, скинувших старому барыге хабар. Один остановился в лагере, а второй ушел. Из-за Периметра пришла стайка новичков, из которых почти все были вооружены уродливыми самоделками-самопалами, пусть и внешне отдаленно похожими на ружья, но при более внимательном взгляде... Словом, из таких было очень и очень страшно стрелять даже и в рукавицах, подбитых изнутри бронепластинами и шлеме шестого уровня защиты; кто знает, как поведет себя отвратительная железяка, смеющая гордо называющая себя оружием.

Под вечер пришел еще один сталкер. Как и другие до него, первым делом он направился к Сидору. Затем подошел к костру, спросив, обращаясь ко всем, как и подобает в таких случаях:

-К костру можно?

-Мест нет - коротко, емко и лаконично ответил ему нейтрал, пришедший сегодня.

-Я подвинусь - подал голос Скейлз. Он забросил за плечо автомат и направился к своему неизменному подвал, попутно окинув взглядом пришлого, садящегося на его место.

Похоже, парень был из тех, кто сильно печется о своем здоровье. На нем был противогаз ПБФ, прозванный в народе "Хомяком" за большие щеки, а под рюкзаком виднелись кислородные баллоны. Костюмом его являлась "Заря", основная униформа всех опытных одиночек, сумевших поднакопить денег на более-менее нормальный костюм, коим "Заря" и являлась. На плечо же он небрежно набросил, держа одной рукой, АН-94, с легкой руки сибирских и уральских бродяг прозванный, вместо "Абакана" "Обоканом". На него был навернут редкий прицел спецподразделений ПСС-2х, а из легкой, открытой кобуры, так любимой Скейлзом, виднелся ПБ.

-Что говорят? - нарицательным и ироничным тоном спросил он у хозяина "Абакана", искоса поглядывая на сталкера.

-Чего? - вопросительным тоном раздалось из противогаза.

-Повторяю. - терпеливым голосом повторил нейтрал - Что нужно говорить в таких случаях?

-А, спасибо - буркнул мужик.

Скейлз усмехнулся и направился в свой любимый и уютный подвал. 

Поиграв и посмотрев на КПК несколько фильмов, сталкер достал из рюкзака батон, нарезал его тупым старым штык-ножом, затем вытащил соевую колбасу, накрошив ее на старый хлеб. Разделавшись с бутербродами, одиночка взял жестяную банку жирной свинины, вскрыл ее и начал выковыривать древней, найденной в одном из домов ложкой. Взяв достаточно волокнистого мяса с желе, нейтрал отправил его в рот, запив "беленькой". Поужинав, парень начал разбирать свой автомат, а разобрав, начал чистить его. Конечно, он всегда содержит оружие в порядке и чистит после каждого рейда, но разборка-чистка-сборка еще никому не вредила. Очистив все детали до блеска, он начал собирать ствол обратно, тщательно подгоняя части друг к другу. После та же судьба постигла и тяжелый пистолет. Закончив с чисткой оружия, бродяга отодрал от дивана сзади кусок обшивки, штык-ножом отметил сужающиеся круговые линии. Получилась примитивная мишень.

Прибив тем же ножом мишень в кирпич, сталкер стал упражняться в метании ножей. Конечно, узкий и неширокий подвал не давал как следует развернуться и бросать с нормального расстояния, но все-таки, поддерживание в форме. Покидав минут пять метательные, нейтрал решил "безобороткой" метнуть и Потусаними. Даже если рукоять расшатается, что бывает после десяти-пятнадцати бросков обычных ножей, все равно можно ее поправить, времени свободного у него - бери не хочу. Метнув своего старого друга четыре раза и из них два попав точно в центр мишени, а еще один - в какие-то миллиметры от центра, он начал чинить рукоять. Прочно все вставив, сталкер решил вылезти на поверхность.

Народу там поубавилось. Ушел Серега и один новичок, также куда-то исчез хозяин "Абакана", Рембо и Славянин, но к костру все равно было не протолкнуться. Скейлз тяжело вздохнул и направился побродить по старым, заброшенным, облупившимся домам лагеря. В некоторых спали, еще в одном на полу расположились и болтали двое одиночек. 

В крайнем доме на юго-западе, с полуразрушенной стеной, в обрезке тронутой ржавчиной железной бочки был разведен костер. Около него сидели уже знакомые бродяге нейтралы - "Абаканщик", Славянин и Рэмбо.

-Смотрите, кто к нам пожаловал! - дружелюбно крикнул Славянин, помахав обернутой в перчатку рукой. "Абаканщик", сидя к входу спиной, обернулся, смерил сталкера взглядом и отвернулся обратно.

-Знакомьтесь, коллега - указав на одиночку в "Заре", сказал Славянин - Миша Томограф - представил он невежливого неизвестного.

-Скейлз.- бродяга протянул Михаилу руку.

-Миша Томограф - поздоровался мужик.

-Наш будущий боевой товарищ - закончил за ним Славянин.

-Тоже эту деловую колбасу по Зоне водить будешь? - спросил Миша.

-Ага - вздохнув, ответил нейтрал.

Ну что-ж, отметил про себя сталкер, неплохая компания - танк в экзоскелете и с пулеметом; мастер, топчущий Зону не один год, как и, собственно, сам Скейлз; а также достаточно хороший, на первый взгляд, сталкер, причем, судя про прозвищу, явно бывший медик. Хотя, возможно, всего лишь бывший студент "меда", противогаз не давал точно определить возраст. 

Так и сидели четыре сталкера, разговаривая, слушая песни Скейлза и попивая водку, до самой середины ночи. Тогда к ним пришел еще один бродяга.

Новоявленный сталкер подошел к костру, когда уже было глубоко за два часа ночи. На нем был накинутый ренегатовский плащ коричневого цвета, а голову покрывал капюшон, но гораздо менее глубокий, чем у Славянина. Неверный отблеск костра тут же заиграл тенями на старом, иссохшем и покрытом многочисленными шрамами лице; казалось, что это какая-то гротескная и страшная маска, накинутая на голову.

-К костру пустите? - поинтересовался ехидным и в то же время усталым голосом пришелец.

-Проходи, чего уж тут - подвинулся на своем месте Славянин.

"Лицешрам" сел. Поосмотревшись вокруг немного, он раскрыл было рот, чтобы что-то сказать, но неизменный Славянин прервал его.

-Славянин - протянул руку одиночка своему уже которому новому знакомому.

-Шрам. - прохрипел в ответ человек, здороваясь.

-Миша Томограф - почти через костер подал руку Михаил.

-Рэмбо - поздоровался пулеметчик после Томографа.

-И Скейлз - "поручкался" сталкер.

Примерно через секунд пять после последнего рукопожатия, Славянин подал голос, подняв на Шрама глаза.

-Ну, а теперь рассказывай, друг, что привело тебя к нам. - каким-то одухотворенным голосом, будто зная что-то, неизвестное остальном и радуясь от этого знания, спросил мастер.

-Общее дело. - на мнгновение на лице вопрошаемого появилось некое подобие ухмылки, которое, впрочем, тут же исчезло - Вы все - будущие проводники-охранники одной важной персоны, не так ли?

-Так. - согласился сталкер, занявшие место лидера в маленькой группе - А т...

-И я тоже - прервал его Шрам, будто не заметивший его слов.

-Вот и хорошо, вот и ладушки - обрадовался сталкер, бывший, похоже, гораздо больше рад будущему товарищу, чем простому бродяге.

Скейлз еще раз осмотрел нейтрала. В отличии от Славянина, из под плаща которого выглядывал такой же темный свитер, Шрам был полностью запакован в пыльник. За плечом у него на "трехточечном" ремне, усиленном мягкими "подушечками", болтался "Винторез", мечта любого порядочного сталкера, причем явно модифицированный - с нестандартным прицелом, более удобным прикладом, более вместительным магазином от "Вала" на 20 патронов, нежели родной на 10... Наконец, сквозь полы плаща виднелся заткнутый за пояс, просто так, без кобуры, пистолет. За плечом был обычный черный рюкзак.

Посидев еще немного, одиночка отправился на боковую, на деревянном голом полу, оставив свой подвал свободным.

Проснулся парень уже после часу. Умяв очередной сухпаек и запив его водкой, он уселся к костру, на место спящего Миши Томографа. И в который раз потек обычный, скучный, серый день. 

Примерно к трем сталкер решил выйти, походить по деревне. Около костра стало ощутимо меньше народу - многие ушли, остались лишь один опытный в "Заре" и с марлей на рту, пара новичков и неизменный Волк. 

Тут же бродяга увидел еще одного нейтрала, шествующего с пригорки в лагер. Невысокий, худой и в тоже время крепкий мужик  чуть за тридцать в камуфляжном костюме "Горка", небольшим и длинным ПП-19 "Бизон" в руках и "Макаровым" в офицерской кобуре. По такому с первого взгляда и не определишь, зеленый новичок это, первый день топчущий зараженную землю Зоны, или умудренный схватками с монстрами и аномалиями ветеран. Но, во всяком случае, даже если это тело в Зоне и впервые, то в военном деле явно не новое. 

Неизвестный подошел к костру и окинул сидящих около него взглядом. Одиночки посмотрели на сталкера и развернулись обратно, лишь Волк спросил у него:

-Новичок?

Мужик пропустил его вопрос мимо ушей и задал ответный:

-Где здесь команда проводников?

-А ты, парень, собственно, кто? - холодным голосом спросил Скейлз, и не думая указывать на место пребывания их группы - мало ли, кто этот неизвестный, в Зоне и вообще по жизни всегда лучше перебдеть, чем недобдеть - причем именно в Зоне это выражается особенно сильно, ибо недобдевшие здесь зачастую остаются удобрять своим необремененным мозгами телом больную землю Зоны. 

Неизвестный окинул Скейлза ничего не выражающим взглядом, словно оценивая, можно ли доверять ему цель своего внимания - а возможно, действительно делая так.

-Человек заказчика, - наконец соизволил выдавить из себя мужик, картинно поправляя пистолет-пулемет.

Скейлз попытался повторить его взгляд, неудавшийся вследствие непроницаемой поверхности шлема, и бросил руку в направлении белого ободранного дома на окраине.

Парень пружинистым шагом направился в указанное место вслед за Скейлзом. Придя к костру, критично окинул группу взглядом и высказал в пространство, ни к кому конкретно не обращаясь:

-Вы - команда проводников?

-Да. - тягуче протянул Славянин, медленно поднимая глаза на незнакомца - А ты кто?

-Человек заказчика - невозмутимым голосом ответил мужик и поманил сталкеров к себе. Впрочем, никто и не подвинулся.

-Оплата - тридцать тысяч.

Почти все тихонько присвистнули.

-Аванс - пять, получите, когда придет клиент. Маршрут, - четко проговорил парень, вытащив из недр костюма специальный "сталкерский" (и при этом дорогущий!) КПК - Кордон-Свалка-"Агропром"-Янтарное озеро-Рыжий лес-Выжигатель-Военные склады. Затем Росток, из него в Темную долину и обратно на Кордон.

-А ты, часом, мужик, сталкером не был? - хитро спросил Славянин.

-Нет - быстро, слишком быстро ответил тот - Клиент прибудет завтра утром ориентировочно в восемь-девять утра по местному, поэтому прошу быть готовыми.

-Ясно - лениво зевнул Славянин.

Скейлз тем временем глянул на экран своего КПК. Там неизвестный, а точнее, его коммуникатор, был обозначен как "Сазан".

Сазан же развернулся и, спросив у Славянина "Это все?", окидывая взглядом группу, и получив в ответ утвердительный кивок, ушел прочь.

-Ну, - обратился ко всем Славянин - через Выжигатель и Рыжий лес мы этого хрена не поведем, разве что по кромке, потому как в лесу мутант на мутанте сидит и аномалией погоняет, а ежели мы на Выжигатель попремся, то мы всей толпой в зомбей превратимся, или сдохнем, это уж как получится.

-От организма зависит - ответил Скейлз - Коли нервная система сильная и еще что-то в этом роде, я уж не запомнил, то в зомбированного превратишься, а если слабая, то мозг может тупо не выдержать и разорваться нахер. Контролеры сильные так развлекаться любят, или если припрет уж совсем сильно.

-Ну, это и так ясно - фыркнул Миша - что мы в Красный лес и к антеннам не пойдем. Значит, вопросов нет?

-Пока - нет. - загудел в динамики шлема Рембо - Вот заказчик придет - все остальное и решится.

И в который раз потекли серые будни в сталкерском лагере...

Утром следующего дня Скейлз проснулся и отошел за забор из кольев с колючей проволокой, окружащий вход в лагерь с запада, по нужде. Отлив, одиночка направился обратно в дом, но увидел трех спускающихся в деревню людей. 

Справа шел уже знакомый ему Сазан. Слева неспешно двигался огромный бритый детина в черной кожаной куртке и с тупорылым АКС-74У наперевес - ну прямо "браток" из 90-х. Но человек посередине был, пожалуй, не менее примечателен.

На нем был одет стандартный костюм из магазина в стиле "охотник-рыболов", на ногах - "кирзачи" советской армии, на поясе кобура для АПС, модельная стрижка. Сам же пистолет устроился в руках хозяина дулом вниз, а лицо... Мало того что выхолощенное и ленивое, какого не бывает даже у новичков, только что пересекших периметр, да к тому же из такого рода, "постоянно вижу, но не помню", обычно случающееся с людьми, виденными на экране.

Скейлз напряг мозги. Где-то он уже видел его, но вот где... 

"Это же депутат, Андрей Плеснецкий!" - вдруг осенило одиночку. Сидорович и так сказал ему о том, что он из российского правительства, да другой бы и не стал нанимать столько охраны из местных, только какой олигарх или важный хрен, на ворованные-то денежки...  В его родном городе тридцать тысяч, что им обещали за "экскурсию" по Зоне - большая и хорошая зарплата. Сволочь... может, под конец путешествия незаметно пристрелить гада?

Развлекая себя такими мыслишками, бродяга вслед за троицей подошел к костру. Все уже смотрели на них. Заказчик - он заказчик и есть.

Немного помявшись, клиент попытался сесть, но тут же встал обратно. Тишина затягивалась, но ее оборвал Сазан.

-Вот, знакомьтесь, это ваши проводники и охранники - услужливо проговорил мужик - Славянин, Рембо, Миша Томограф, Шрам и Скейлз - по очереди указывая на каждого рукой, сказал он.

-Ну здравствуйте, господа сталкеры - с немного кислым лицом пожал каждому руку Плеснецкий. Видимо, не горел желанием знакомиться с преступными элементами, отморозками, ежедневно рискующими жизнью ради прибыли, причем такой, какую он оставляет в ресторане после стандартного обеда.

-Здорово, Андрюха - фамильярно поздоровался Скейлз, к которому тот обратился первым. Депутат пропустил это мимо ушей.

-У вас есть вопросы? - спросил тот после рукопожатий.

-Есть, - прошептал сиплым голосом Шрам - насчет оплаты. - и потер друг о друга большой и указательный пальцы.

-Ах да, оплата... - зашевелился Плеснецкий, указав жестом Сазану доставать деньги из рюкзака.

-Вы что, нам наличкой платить собрались? - усмехнулся Славянин - У нас тут все на виртуальных счетах в КПК. Можете у Сидоровича зачислить, он там, в бункере. И поскольку у вас и у него - показал он на "братка" - нет КПК - и когда только успел посмотреть? - можете также приобрести его у того же торговца. И лучше киньте сразу все триста тысяч, чтобы потом сразу нам перебросить.

-Сазан - кивнул тот в сторону открытых массивных железных зеленых дверей подвала.

-А я проконтролирую - пошел вместе с ним Скейлз, ухмыльнувшись. Правда, опять-таки благодаря "Заслону", этого никто не заметил.

Они направились в бункер. На неизменную "Сдать оружие" охранника сталкер послушно отправил в ящик все свое опасное добро. Сазан же положил туда "Бизона", свой ПМ, "Вишню", нож спецподразделений органов госбезопасности, три РГД-5, четыре Ф1, еще немного разной снеди и направился вслед за сталкером в нутро сидоровской норы. Дверь снова сама собой открылась. Может, у старого торгаша где нибудь стоит датчик движений? Но тогда почему он не реагирует на второго боевика, если он, конечно, двигается. Ведь не стоит же тот денно и нощно на месте, верно? Со скуки сдохнешь так стоять...

-Что притащил? - грубовато встретил того торговец - Новичка очередного?

-От заказчика человек, Сидор. КПК нам бы две штуки, да деньжат малек на счет кинуть.

-Эт' мы запросто. Какие ПДА-то нужны? - обратился тот к Сазану.

-"Сталкерские", две штуки.

-Какие? - недовольноно буркнул барыга - Версию-то какую?

-Последнюю.

Сидорович покряхтел, роясь под прилавком, и наконец вытащил два новеньких японских аппарата.

-Четыре штуки - гаркнул торгаш.

Сазан вытащил из стащенного с плеч рюкзака большую пачку синеньких тысячных купюр, перевязаных резинкой, незаметным движением пальцев вытянул оттуда четыре бумажки и кинул на стол торговца. Глаза того недобро сверкнули при виде толстой стопки банкнот, а пальцы словно отдельно от тела небрежно смяли деньги и засунули в один из многочисленных нагрудных карманов на коричневой жилетке, одетой поверх застиранной белой футболки.

-А это - на счет кинуть - безымоциальным голосом произнес Сазан, кладя остальное бабло на стойку.

-Ты ПДА-то хотя бы включи - зло ухмыльнулся Сидор, пересчитывая купюры.

Сталкер взял КПК и нажал на маленькую кнопку сбоку. Тот загудел и засветил экраном, а через несколько секунд уже вбивал имя хозяина. Скейлз разглядел там короткое прозвище "Ерш". Второй наладонник был обозначен как "Плеснецкий".

-Вот на этот, - пододвинул он второй ПДА торговцу, уже пересчитавшеиу деньги.

-Здесь триста девяносто шесть косарей. Их и зачислить, так?

Тот утвердительно кивнул. Сидор, усердно пряча от них экран, заколдовал с маленьким компьютером.

-Слышь, Сазан, у вас лечащие средства есть? 

-Ага. Четыре стандартных советских АИ-2, две усиленные армейские, плюс разные таблетки, там, от головы, от живота, от поноса.

-А артефактов у вас нет... - не спросил - утвердил Скейлз - Сидор! - окликнул он барыгу.

-Что? - оторвался тот от КПК.

-Еще аптечку научную давай, да недорогой артефакт типа "Крови камня".

-Три куска - мрачно произнес торгаш, отправившись в недра своего бункера, через пару секунд вернувшись с желтой коробочкой и красным, пульсирующим и слегка подрыгивающимся в руках камнем. Он положил все это на прилавок, после чего, уронив себя в кресло, жалобно заскрипевшее под нелегким весом отъевшегося торговца, вновь затыкал пальцами по светящемуся экрану. Сазан же открыл необычную аптечку и начал рассматривать ее содержимое. Бинт, противостолбнячная сыворотка, перекись водорода, шприц с обезболивающим, антирад, регенерон, добываемый, по слухам, из особо быстро восстанавливающихся мутантов, скальпель, щипцы для удаления пуль из ран... Вдоволь насмотревшись, Сазан убрал ее в свой рюкзак вслед за артефактом, по которому лишь скользнул незаинтересованным взглядом и взял ПДА у протягивающего ему ее торговца.

-Вот пароль от твоего счета. - показал тот комбинацию цифр на экране, которую Скейлз тут же запомнил - чисто на всякий случай - Деньжат тут, конечно, малек поменьше - триста восемьдесят тысяч. - и, в ответ на недоуменный взгляд сталкера, раскрывшего было рот, ухмыльнулся - Комиссия, парень, комиссия. Торговцам тоже на что-то жить надо, верно?

"Нихрена себе "на что-то" - засмеялся про себя сталкер - "Фактически, ничего не дал, а уже на двадцать штук обул! Понятно, почему он отсюда уходить никуда не спешит! Небось уже, миллионером стал давно, старый жук."

Сталкеры забрали оружие и вышли из бункера обратно к костру, где сидела и оживленно беседовала группа. Сазан вытащил из рюкзака наладонники и выдал их Плеснецкому и Ершу-"братку".

-Значит, так, - пояснил ситуацию пропустившим ее обсуждение сталкерам Славянин, пока Сазан с Плеснецким перечисляли задатки на счета бродяг - идем строем, по тому же обговоренному маршруту : Кордон-Свалка-"Агропром"-Янтарь-опушка Рыжего леса-кромка Выжигателя-Армейские склады-Бар-Темная долина-Кордон. Строй такой - спереди Рембо и ты, Скейлз, слева Шрам, справа Миша Томограф, сзади я и Сазан, посередине Плеснецкий и Ерш - видимо, свою кликуху "браток" уже успел представить сталкерам - Все, что надо, имеется?

-Да. - синхронно ответили Скейлз с Сазаном.

-Вот и хорошо. Выдвигаемся.

Группа вышла на разбитую кислотными дождями, когтями и копытами мутантов асфальтовую дорогу, построилась и, вскинув автоматы, выдвинулась вперед, на север.

                                                Конец первой части...           

-Здесь мы видим набор из трех самых распространенных аномалий Зоны, - совсем как заправский экскурсовод, вещал Славянин, пока на "Зоновские" достопримечательности любовался Плеснецкий - "Воронка", "Трамплин" и "Карусель". Первая - при попадании в нее органики сжимает ее, ну совсем до пресловутой антиматерии, а затем резко разрывает ее. Если в нее попадает что-то, что она не может сжать, например, болт или гильза, то она просто выбрасывает ее. При попадании образуется пятно, как от нефти, попавшей в воду. "Трамплин" же бьет сильной ударной волной. Какой силы волна, зависит от размера аномалии. Средний "Трамплин" может просто подбросить и выкинуть, отбив тебе все внутренние органы, сильный же... Есть такой анекдот про Васю-летчика, который в "Трамплин" попал и полетел, так вот, не на пустом месте он основан. "Карусель" же схожа с "Воронкой", отличие в том, что "Воронка" сожмет и выбросит, а "Карусель" раскрутит тебя, ну совсем как на детской карусели. Только вот крутить тебя будет не по-детски, как в центрифуге, мозги нафиг к черепу прижмет. И да, пока ты крутишься, от тебя будут отваливаться кусочки мяса. В общем, неприятная он, аномалия эта, как и первые две, впрочем. Зато у них есть и плюсы - после срабатывания они на некоторое время разряжаются и через них можно пробежать, не боясь, что тебя разорвет или выкинет в космос. И да, время разрядки зависит от размера аномалии. Средняя секунд пять безопасной побудет, в то время как большая вряд ли и две протянет. В общем, безопасней обойти. Хотите посмотреть, как они действуют? - усмехнувшись, спросил тот у депутата - Вон собачки местные бегают, можно проверить. Кстати, очень интересные твари...

-Ну, давайте. - немного неуверенно перебил его клиент, прервав не успевший начаться рассказ о слепых псах.

-Скейлз, Рембо, Миша, покажите, на что способны. - ухмыльнулся он, показав грязной ладонью на копошащихся недалеко от старого асфальта, в низине, мутантов.

Скейлз даже не стал целиться, а просто навел автомат на ободранную собаку со спутанными комьями вонючей коричневой шерсти и выстрелил. Пес дернулся и упал с дыркой чуть дальше глаза, вернее, того места, где им положено было быть - "Зиг-зауэру" в точности всегда было не отказать.

Еще более ободранный и хлипкий, даже несколько дряхлый "псин" с двумя большими и сгнившими ранами, тоже грохнулся как подкошеный с дыркой в голове от 5.45-го калибра, плеснув на серую траву немногочисленным мозговым веществом.

Третий, белый альбинос со следами чьих-то когтей на шкуре - одних старых и почти затянувшихся, других - свежых, с запекшейся кровью, дернулся было вправо, словно предчувствую неминуемое - и очередь в два патрона Рембо прошла мимо. Но стоило тому слегка повести руку в сторону - и собака упала, почти обезглавленная, обильно полив своей головой старый, смявшийся травяной покров зараженной земли Зоны.

Оставшиеся два пса заскулили и дали деру в поля. Впрочем, они и не были нужны.

Краем глаза Скейлз отметил, как скривился депутат при виде раскиданной башки мутанта вперемешку с тем, что ее наполняет.

-Ну, сталкеры, покажите клиенту действие аномалий. - все тем же смешливым тоном приказал Славянин. 

Проводники неспешно подошли к убитым тварям.

-Первая - "Трамплин".

Рембо взвалил себе на плечо смердящее тело мута, впрочем, почти не ощущаемое через противогаз и кинул монстра туда, где искажался воздух. Аномалия не заставила себя ждать.

Как только шкура собаки коснулась земли, на которой стоял "Трамплин", тот "хлопнул". Тело со сломанными лапами и ребрами от удара подлетело метра на полтора в воздух и шлепнулось недалеко от ужасного порождения Зоны.

-Следующая. - бодрым приказным голосом скомандовал тот.

Скейлз схватил собаку за брюхо, искренне радуясь, что "Заслон" спасает его от ужасного запаха сроду немытой псины, с некоторым сожалением отправил собаку в "Карусель" - он не любил убивать мутантов просто так, без нужды или острой необходимости. Та мигом подняла мута на высоту двухэтажного дома и раскрутила так, что уже было не различить, где голова, а где хвост твари, столь ценимый учеными всего мира. Было видно, как от трупа отрываются куски мяса вместе с внутренностями и костями, но, впрочем, остаются в аномалии.

"Карусель" немного покрутила  собаку, пока та полностью не развалилась на части, а затем хлопнула. Всю группу обдало смердящим коктейлем из крови, мышц, требухи и костей пса, в том числе и Плеснецкого с Ершом, не имеющих маски, противогаза или иной защиты. Сазан же с Славянином и Шрамом предусмотрительно отвернули головы и присели - и душ прошел на их головами.

Скейлз смахнул с поверхности шлема останки твари и развернулся посмотреть на депутата с телохранителем.

Ерш, морщась, убирал с лица остатки пса, скидывая их на землю. А Плеснецкий склонился над травой, издавая звуки, в народе называемые "пуганием унитаза", а из его рта лился полупереваренный завтрак, который он съел, скорее всего, на большой земле или в ресторане, расположенном недалеко от Дитяток, специально для туристов-экстремалов, желающих вкусить псевдособачье мясо, щупальца кровососа, глаза плоти и, конечно же, окорок из ноги кабана, заодно из безопасного далека посмотрев на Зону.

Закончив выбрасывать еду для мутировавших муравьев, мышей и прочей мелкой фауны ЧЗО, он вытащил из нагрудного кармана салфетку и начал очищать лицо.

-Вот в этом и вся Зона. - наставительным тоном сказал Славянин - Кровь, грязь, трупы и дерьмо. Ну что, показывать вам Воронку али как?

-Нет, спасибо. - дрожащим голосом ответил депутат.

-Тогда - построились и выдвигаемся дальше.

Слегка пошатываемый клиент подошел и встал в середину строя, Ерш - рядом с ним, сняв с плеча помещенный туда на время представления автомат. Группа двинулась дальше, оставив позади два трупа собак и останки третьего, на которых уже разместились вороны, спешно пытающиеся урвать свой кусок до того, как остальные поймут, что опасные сталкеры ушли и можно полакомиться своими мертвыми сородичами.

-Посмотрите направо, - через пару минут сказал "экскурсовод", указывая рукой на кучку зданий из красного кирпича, расположенных ниже. К ним вела небольшая проселочная дорожка с парой аномалий на ней.

-У вас бинокль есть? - участливо спросил тот у Плеснецкого.

-Ага - "никаким" тоном отозвался тот - видимо, еще не отошел после обезглавленной и разорванной собаки, а также бодрящего и живительного душа из ошметков костей, мяса, внутренностей и крови.

Сазан, похоже, бывший живым "рюкзаком", вытащил из него французский бинокль-сказку Sophie и подал депутату. Тот приник к его окулярам, разглядывая дома. В некоторых окнах угадывались черные силуэты. Через данный бинокль же вполне можно разглядеть, какого цвета глаза у силуэта и какие сигареты он курит.

Скейлз же бинокль доставать не стал - и так все ясно и без него. Опять бандиты, местные криминальные элементы, заняли АТП. Прут уроды что из-за Периметра, что из Темной долины, что со Свалки, иногда, бывает, и с Болот приходят - и сюда. Если, конечно, она не занята.

-Здесь вы видите гопников-бандитов. На земле за Периметром Зоны распространено мнение, что всякий, кто шарится по Зоне, есть сталкер. На деле же это далеко не так. Сейчас перед вами именно "несталкеры". Нормальные бродяги Зоны собирают артефакты, стреляют мутантов, работают курьерами, занимаются наемными убийствами. Эти же отбросы грабят нормальных, правильных сталкеров, дают кредиты под "сотенные" проценты. Рэкет, нападения, захват заложников - данные ублюдки не брезгуют ничем. Тем не менее, против них воюют далеко не все, в основном мы, одиночки, да "Долг". Раньше уродов еще "Свобода" гоняла, да только как Миклуха, их лидер, сгинул, так и замирились они с козлами. Здесь, на Кордоне, их не очень много, и для опытного и хорошо вооруженного сталкера они не опасны - просто и банально не рискуют нападать. Вот дальше, на севере, их и больше на порядок будет, и оружие у них получше. Сейчас бандюки объединены в мелкие группы, а вот раньше... И вспоминать трудно. Были они большой, крупной бандой, прочно на пути в центр засевшей и пьющей соки из всех, кто к нему шел. Только у них позже разлад пошел, и пораспадались они, позиции посдавали. Короче, ну их нафиг. - махнул Славянин рукой в сторону АТП.

Сазан убрал Sophie в рюкзак, закинул его за плечи и, под негромкую команду командира "Вперед", выдвинулся вместе с группой дальше.

Но много они не прошли. Через несколько метров Славянин с шепотом-приказом "Ложись в траву!"  бухнулся пузом в сторону, на спрессованый серый покров Зоны. Практически все оперативно среагировали на команду и заняли позиции по обеим сторонам дороги, уже в полете на живот наверняка думая "Зачем?", но все равно, как и положено человеку на войне, выполняющие команду. Лишь Плеснецкий с Ершом несколько подвисли, но быстро повторили за остальными.

Скейлз не думал "Зачем?". Он знал, что там, впереди, железнодорожная насыпь со старым составом, ржавым полотном и взводом вояк, охраняющих наиболее удобный путь на север. Если хочешь пройти, достаточно, попав в предел их видимости, идти не спеша, по дороге, с закинутым за спину оружием и держа руки на виду, после чего, за определенную плату тебя пропустят. Какова будет плата, зависело от самих сталкеров, пытающихся пройти через "неподкупных и идейных" солдат, и от военных и их настроения. И такую большую группу, как их, уж точно обдерут как липку. 

А еще у них был клиент, депутат российской Государственной думы Андрей Плеснецкий. Находящийся на территории Чернобыльской аномальной Зоны нелегально и незаконно. И такая новость быстро бы разлетелась по всему миру уже после того, как зольды сменились и отошли к "Дитяткам", а может быть, и того раньше - радиосвязь и телефоны, с горем пополам работающие на окраинах Зоны, еще никто не отменял. 

Все это - проблемы. И излишняя известность, и возможность лишится всех денег, что быстренько и сообщил группе Славянин. А проблемы надо решать.

-Шрам. - шепотом сказал командир - На тебе их командир. На мне - тот, что справа, на Скейлзе - слева. Рембо - огонь на поражение по любым целям. Сазан - тоже с левой, Миша - с правой. Ерш - как только откроем огонь, метай в них "эфки". Андрей - тоже можете пострелять по целям. - с кривой усмешкой посоветовал Славянин Плеснецкому - Авось, попадете.

Скейлз уже приник к прицелу. Да, вон тот, что посередине, с большой, красной ряхой и мясистым носом - командир. А его цель слева - маленький, незаметный молоденький срочник с слегка вытянутым лицом.

Эх, ребята срочной службы. Как же вас много здесь полегло. Молодых, только начавших жить и полных жизни... И по чьему то нелепому и глупому приказу, строчки из черных буковок в Конституции, вы попадаете сюда, на смерть. Парней, недавно окончивших школу, не решивших, за что умирать и умирать ли вообще... Скейлз помнил тех, кто воевал вместе с ним, в Чечне и Дагестане. Их лица, пышащие энергией. И то, как эти лица менялись, когда в них прилетал осколок от гранаты или "духовская" очередь. И вот этот мальчик. Сколько ему лет? От силы девятнадцать, не больше. Прямой нос, несколько прыщей, серые глаза, тонкие губы...

Стрельба по живым людям - это ведь не безликий огонь по ростовым мишеням. Это краткий, но глубокий контакт с жертвой и мысль, что вот сейчас на этом лице появится черная дырочка, из которой льется кровь. Дырочка, которую оставил ты. Не потому, что он твой кровный враг или давний недруг. Потому, что он может помешать тебе. И далеко не по своей воле.

На переносице солдата появилась небольшое отверстие. Легкое, незаметное движение руки. И вот еще на одном лице, понявшем, что что не так, тоже появляется дырочка. Группа из семи человек, сидящих у костра, разведенном в обрезанной железной бочке, выхвативших короткие, как у Ерша, "Калашниковы". Еще одна дырочка, появившаяся на еще одном лице. И еще.

Что-то прилетело прямо рядом с костром и разорвалось, обдав вояк осколками. Треск выстрелов, словно отстреливающих цели в тире.

Хлопки "Винтореза" Шрама. Грохот очередей пулемета Рембо. "Баханье" Стечкина Плеснецкого, таки решившегося пострелять. Короткие очереди винтовки Славянина. Мерные удары приклада в плечо. Еще одна граната, разорвавшаяся посреди строительного мусора, за которым укрылись немногие выжившие солдаты, вслепую обливающих группу очередями. Чье-то упавшее тело с осколком в шее, выронившее автомат. 

Караульный взвод сократился минимум на две трети, но оставшиеся в живых солдаты стали умнее. Высунули дула своих коротких "Аксу" и бестолково стреляют, не подставляя пальцы и головы под пули. Вот только толку от такой стрельбы немного. И чего гранаты не кидают?

Как сглазил. Из-за вагона, видимо, притащенного с состава и кучи мусора полетели две гранаты. Но, судя по всему, военные не особо умели их метать, поскольку те, не пролетев и десятка метров, упали около старого элеватора, не прчинив команде ни малейшего вреда. А вот Ерш с Сазаном гранаты метать умели.

"Эфка" Сазана и "эргэдешка" Ерша прилетели за укрытия срочников и разорвались. Один вышел из-за горы, видимо, ничего не соображая и зажимая живот обеими руками - видимо, прилетел осколок - и тут же упал с простреленной головой.

Один военный, видимо, поняв неизбежность, кинулся бежать со скоростью олимпийского чемпиона. Глупо. Пуля пять-пятьдесят шестого калибра гораздо быстрее.

Еще кто-то попытался, сидя на корточках, уйти за левую сторону насыпи - все же лучше, чем сидеть за кучей мусора и на адреналине поливать пулями ту сторону, откуда пришло нападение. Лучше, но все равно смертельно. Оторванная очередью из пулемета голова, кружась и безумно вращая глазами, пролетела метра полтора и с треском ударилась об асфальт.

Еще граната. И еще. Постепенно все выстрелы сошли на нет. Кажется, что победа одержана. Но пристрелянный глаз опытного вояки всегда отмечает позиции противника. И вот сейчас все видели одну позицию, по которой не прилетали осколки. Значит, там кто-то есть, если он, конечно, не застрелился от безвыходности и умудрился не выпасть за пределы своего укрытия.

По еле слышной команде Славянина вся группа поднялась, построилась в прежнем порядке и выдвинулась к расстреляному взводу. Подойдя на расстояние нескольких метров, командир крикнул, обращаясь к спрятавшемуся:

-Бросай оружие!

Через несколько секунд, словно подумав, надеясь, что его не заметят, что команда относится не к нему, из-за кучи вылетел автомат, недовольно клацнувший затвором о землю.

-Руки вверх и медленно выходи!

Над мусором показались поднятые руки, затем из-за нее вышло и само тело солдата. Круглое, испуганное лицо, бешеные глаза, легкая трясучка. Понятно.

-О, о, от... отт, отпу-пу... - заикаясь, начал пятаться что-то выговорить срочник, видимо, просьбу отпустить.

-Что? - переспросил Славянин, по прежнему держа его на прицеле - Отпустить тебя?

-Д-да. - нервно сглотнув и дернув острым кадыком, наконец выговорил парень.

Славянин неслышно вздохнул и, казалось, начал думать.

-Я-а ник-оаму ниче-его не скажу. - дрожащим голосом сказал парень, умоляющими глазами глядя на Славянина.

-Хотя какого черта! - сплюнул тот - Итог понятен.

И выстрелил. Труп военного с простреленной головой упал на спину.

-Вот таким образом... - с грустной усмешкой в голосе произнес сталкер - А теперь, господин Плеснецкий, мы с вами увидим еще одну часть образа жизни сталкеров и всей Зоны, а именно - сбор трофеев и погребальный костер. Трупы если и закапывают, то только на кладбищах около сталкерских лагерей, в диких местах мутанты мигом отроют и сожрут тело. Поэтому тела своих товарищей или сжигают, или отправляют в аномалию - но это уже извращение. Естественно, мертвых врагов оставляют на месте, их хоронить будут мутанты. Но сейчас у нас особый случай, а потому... Осмотрите кто нибудь, нет ли у вояк бензина!

После короткого осмотра блокпоста заветная канистра найдена не была, и Славянин просто обильно полил труп убитого им сдавшегося солдата водкой. Затем достал небольшую железную зажигалку, китайскую версию знаменитой "Zippo" и поджег ей край материи камуфляжа. Труп мгновенно вспыхнул.

-Так, господа, теперь собираем трофеи, и двигаем дальше. - скомандовал сталкер.

-А эти? - каменным голосом спросил Плеснецкий.

-А этими займутся служащие коллегии похоронного бюро "Мутанты". - смешком ответил командир.

После того, как Сазан и Миша Томограф восполнили запас патронов, группа построилась и выдвинулась дальше, вперед. На север.

-А вот в этих зданиях, - практически сразу после выдвижения Славянин указал рукой на пару обшарпанных, длинных серых домика - раньше была свиноферма, еще до аварии. А еще полгода назад на ней находилась самая крупная база сталкеров на всем юге Зоны - с какой-то гордостью в голосе отметил одиночка.

-А сейчас где она? - спросил депутат.

-Нету, увы - с неизменным смешком ответил тому сталкер - Пленили они в сентября прошлого года командира блокпоста, чего-то не поделили. Ну, на блокпосте, ясен пень, все обосрались. И начальству стукнуть страшно - все их дела со сталкерами вскроются и полным составом под трибунал пойдут, и одним как то не очень. Правда, их потом кто-то вынес. Вообще, подчистую, как в игрушке компьютерной, где все враги тупое мясо. Короче, обеспокоились на Дитятках отсутствием вестей да и прислали туда проверку. А там - кости одни обглоданные. Взбесились, в общем, они там да и послали по Кордону взвод спецназа, он всех сталкеров и вынес. Теперь тут, на свиноферме этой, муты одни и живут, мда.

Команда отправилась дальше. Скейлз шел, узнавая знакомые, однообразные пейзажи Зоны. Дорога сравнительно приличного качества, поля с собачьими стаями, злобно глядящие невидящими глазами на людей, но не решающихся напасть, будто злящиеся от собственного бессилия. Камни, своим величием невольно напоминающие о том месте, откуда он пришел в Зону, о доме... Бывшем доме. Теперь его дом тут, в Зоне. И вдалеке, белое здание бывшего военного блокпоста, установленого в те времена, когда Зона только появилась, когда сюда, на Кордон, еще не проникали аномалии и мутанты... Остались теперь от личного состава даже не рожки да ножки - кучи уже сгнившего, впитавшегося в больную землю дерьма да БТР, с которого сталкеры сняли все, что можно и все, что нельзя, в качестве наследия.

Сталкер насторожился, слушая треп Славянина об истории блокпоста и его нынеших обитателях - бандитах или одиночках. Местная шушера часто занимает его, тряся с новичков деньги за проход по наиболее удобному пути к центру Зоны. С той же частотой блокпост зачищают ветераны, пользующиеся этим маршрутом. Но блокпост - лакомый кусок, и шанс наткнуться на банду был велик.

А это значит только одно - новый бой.

Заранее насторожившись, Скейлз заметил, что то же самое сделали и остальные, приведя себя в боевую готовность. Только Славянин продолжал беззаботно рассказывать Плеснецкому о блокпосте, но в нем сталкер не сомневался, что чуть что - и тот разразится серией выстрелов, наверняка смертельных для вероятных врагов.

Мелодично пропел индикатор КПК, сообщая о новых зафиксированных ПДА в радиусе пятидесяти метров, и Скейлз украдкой посмотрел на экран. Нет, к счастью, мрачные ожидания о толпе вооруженных отморозках не подтвердились - лишь три сталкера, опытный и пара зеленых новичков расположились на отдых в более-менее безопасном месте. Конечно, всегда была вероятность, что это бандиты каким-либо образом взломали КПК вольных, приманивая расслабившихся одиночек, да и количество возможного противника было под вопросом - остальные могли банально отключить КПК, став невидимыми для радаров. Хотя, по слухам, последняя версия "сталкерского" карманного коммуникатора, как раз имевшаяся у Плеснецкого и Ерша, обладала датчиком жизненных форм с той же площадью действия, что автоматически сводило на нет подобную хитрость разбойников.

К счастью, все опасения остались бездоказательными - Славянин, мгновенно прервавший разговор и перекинувшийся парой слов с Ершом, остался доволен показаниями навороченного прибора.

Пройдя несколько десятков метров до покосившегося шлагбаума с неоднократно простреленным и уже тронутым ржавчиной знаком STOP, группа мельком осмотрела кучку нейтралов около скромного костра, бросавшую на них настороженные взгляды - любой незнакомец в Зоне, особенно проходящий мимо, возможная проблема, способная прострелить тебе голову ради приглянувшегося оружия или шмоток. И хоть такая солидная группа не настолько нищая, чтобы убивать ради сроду нечищенных "макаров", латаной-перелатаной "Зари" или изрядно оцарапанного обреза ружья, все равно положить руку на кобуру будет нелишним - хотя бы для порядка.

Задержавшись в здании ради осмотра Плеснецким его внутренностей в виде подгнившего пола, стен с выбитыми пулями кусками бетона и оставшимися от военных письменного стола и оборванного плаката, призывающего беречь собственное оружие, чудом не отвалившегося к другим втоптанным в доски бумажкам, группа прошла в пустой дверной проем, в котором не осталось даже намеков на косяк, и двинулась по сырой земле Зоны дальше - к Свалке радиоактивного мусора.

Как раз закрапал моросящий, назойливый дождь. Такие дожди почти всегда относительно безопасны, хотя гулять под ними без одежды все равно не рекомендуется, не говоря уже о питье его воды, даже при применении обеззараживающих таблеток - о чем Славянин не преминул тут же сообщить Плеснецкому, заодно посоветовав одеть капюшон, до этого болтавшийся сзади в качестве ненужного приспособления. Ершу же, в своей кожанке лишенного капюшона, пришлось прикрыться заранее запасенной балаклавой - какая никакая, а защита. Рассказал он ему и о том, что по-настоящему кислотные и радиоактивные дожди бывают лишь после свежего выброса - попавший под его капли камуфляж можно смело выбрасывать, да и более прочные комбинезоны будут нуждаться в починке. А Скейлз же тут же мрачно вспомнил о том, как на его глазах военные напоили отловленного сталкера водой, собранной из лужи после такого, "выбросного" дождя. Хватило скромной жестяной кружки, чтобы через несколько минут бедняга стал корчиться от невыносимой боли и нестерпимо орать. Впрочем, через несколько минут несчастный начал хрипеть, и это, как показалось Скейлзу, не было связано с возможным сорванным голосом - нет, это было смертоносное действие воды, а еще через пару минут умер. А еще Скейлз вспомнил, что когда вояки выбросили труп несчастливца, уже и забыв о нем, тот поднялся и пошел к ним. Может, мстить, а может, как и любой порядочный зомби, просто на запах вкусного свежего мяса. Долго орали те камуфлированные палачи от ужаса, одновременно полосуя очередями новоиспеченный труп...

Сталкер уже собирался рассказать эту грустную историю, как услышал характерные звуки. Выстрелы. Естественно, их же услышали и остальные. Славянин дал отмашку, шепнув что-то депутату, и группа, пригнувшись, сошла с только-только появившегося шоссе обратно, на мутировавшую серую травку.

Любой сталкер, даже самый глупый новичок, услышав звуки перестрелки, попытается обойти то место, откуда они доносятся, дабы не попасть под раздачу. Зачастую любые новые лица, появившиеся на месте боя, принимаются каждой из его сторон как подкрепление противнику и немедленно обстреливаются. Хотят - пусть разбираются, их дело.

Вот и, нежелая участвовать в сражении, обходят все одиночки, да и не только они, места стрельб. Обходят и поглядывают в ту стороны - и чтоб пуля не прилетела, и чтоб, если там твоего друга плющат, помочь. А некоторые, особо нищие или жадные, частенько затаиваются неподалеку, предварительно отрубив КПК и следя за битвой. Соберут победившие ценный хабар с трупов, и уберутся. А он тут как тут - подберет все, что оставили победители, и двинется дальше по своим делам. А уж если человека мутанты рвут - то это вообще лафа. Муты пожрут и уйдут, оставив все вещи убитых в целости - если зубами или когтями не задели.

Ни Скейлз, ни его спутники такими бедными не были, и поэтому просто предпочли обойти место боя со стороны. А совсем скоро в поле зрения показались и сражающиеся.

За кучами строительного мусора залегли двое одиночек - один в песочной кожанке и с пистолетом, второй был отряду невидим. Третий нейтрал, в бледной куртке и с противогазом на лице, валялся неподалеку в луже крови, беспокоящейся от капель дождя и срикошетивших выстрелов, почти разорванный очередью. А залегших в укрытия накрывали пулями двое наглых и самоуверенных молодых людей - все как один, в черных толстовках и китайских кросовках, с "Эмпэ-пятыми" в худощавых руках. Сразу ясно - они азартны и неопытны, эти охотники за головами, увлеченные своей жертвой и совершенно забывшие о окружающем их мире и о собственной безопастности.

Будь даже Скейлз один, он не прошел бы мимо. Пара выстрелов в накрытые капюшонами затылки - и одиночки будут спасены. Но сейчас, в команде, он был скован по руками и ногам - а вернее, по рукам и пальцам. Как бы не хотелось Скейлзу прострелить эти необремененные если не мозгами, то разумом точно, головы, нужно было действовать так, как сочтет нужным командир. Или хотя бы выслушать его.

Если не вся группа, то как минимум Славянин мыслил точно также. Неожиданно шепнув в гарнитуру рации "Плеснецкий, ваш правый" он навел ствол винтовки на голову глупого бандита и, полуобернувшись, с усмешкой посмотрел на депутата. Ну да, все понятно - нужно и дать клиенту ощутить дух Зоны, в который входит и отстрел врагов, и не забыть о его безопастности - если что, остальные шесть стволов мигом нашпигуют оставшегося мародера свинцом.

Плеснецкий, сделав большие глаза, неумело снял свой дорогой "Стечкин" с предохранителя, столь же неумело прицелился пораженными легкой дрожью руками, и осторожно, плавно (молодец какой!) нажал на спусковой крючок. Пуля, ожидаемо пролетев мимо головы бандита, чиркнула по асфальту, выбив веселую, задорную искру. Одновременно с этим рухнул сраженный выстрелом Славянина второй криминальный элемент.

Он даже не успел ничего понять, а уж тем более - сделать. Только над тобой что-то просвистело, только раздался глухой звук справо - и вот в твою короткостриженную голову ударило несколько маленьких, но очень сильных молоточков, полыхнула вспышка боли - и наступила темнота. Блаженная и спокойная, словно сон, необремененный снами.

Треск очередей, ожидаемо, мгновенно утих. Из ближней кучи показалась голова молодого парня в кожанке, настороженно и удивленно взирающего на спасителей. Что вполне понятно - вдруг для него ты точно такой же враг, которого немедленно нужно положить рядом с вон тем мертвым бандитом.

-Да ты не бойся! - дружелюбно крикнул Славянин - Хотели бы, давно пристрелили!

Не впечатлившись словами одиночки, новичок продолжал разрываться между тем, чтобы залечь на прежнюю позицию и тем, чтобы выйти и спокойно вздохнуть испорченный пороховыми газами и кровью сраженных врагов воздух. От перегрузки его природный компьютер спасла команда явно более опытного напарника, уже вылезшего из-за своей кучи.

Этот нейтрал был облачен в неизменную "Зарю", "Хомяк", совсем как у Миши Томографа, а в руках держал тертый жизнью АКСУ. Станартный вид всех сталкеров, сумевших накопить на более-менее приличную броню. Комбинезоны "Долга" и "Свободы", несмотр на куда лучшие параметры, было не в пример труднее достать, а если и достанешь, то наверняка попадешься на глаза патрулю вражеской группировки. А уж про облачение "Монолита" цвета хаки и говорить не стоит - при одном его виде новичок упадет на землю и заползет за ближайшее укрытие, а ветеран возьмет на прицел. С ожидаемыми последствиями.

-Спасибо за помощь. - коротко и без лишних слов поблагодарил их одиночка - Можно хабар собрать? - имея в виду трупы мародеров, обратился он к Славянину. Поскольку он этих бандитов и прикончил, их имущество тоже принадлежало ему. Так что для приличия следовало спросить разрешения - вдруг владельцу не понравится, что в его вещах копается незнакомец, и он и ему пулю промеж глаз влепит?

-Бери - милостиво разрешил одиночка и приказал "Вперед", уже обращаясь к группе. Лишь Плеснецкий обернулся взглянуть на двух сталкеров, будто бы и забывших о мертвом товарище и грабящих трупы бандитов. "Это Зона" - так и хотелось сказать Скейлзу депутату. Здесь необходимо сперва подумать о себе, а лишь потом уже о мертвом или раненом друге, как бы жестоко это не звучало. Иначе поддашься жалости, глупому и ненужному атавизму, забудешь озаботиться собственным вооружением - и сможешь составить убитому компанию, кляня себя за то, что кинулся к мертвецу, не сменил дряной "макар" на "эмпе-пятый" и не смог дать очередь в голову охочей до свежего мяса псевдособаке...

Славянин уже вовсю разошелся, рассказывая Плеснецкому о Свалке, о горах фонящего мусора, кладбище брошенной радиоактивной техники и прочих местных достопримечательностях. А остальные напряженно наблюдали за местностью - Свалка всегда манила к себе охотников за счастьем вроде убиенных бандитов. 

Группа прошла уже половину пути до старого железнодорожного депо, как Скейлз увидел нечто, разорвавшее воздух и услышал пшик, совсем как при выстреле из АКМ-74, несмотря на пламегаситель, все равно оставшийся достаточно шумным. Правда, его тут же, в тот же миг заглушил вопль Плеснецкого и глухой звук чавканья позади. Раздался следующий пшик - и к ним прибавился рев Ерша. А вот третьего не последовало. Потому что и он, Скейлз, и Шрам, и Славянин, и Сазан успели определить местоположение стрелка, увидеть его и пустить в его такую же пустую, как и у давешних охотников на новичков, голову, пулю. Притом Скейлз отметил, что Шрам пусть и на долю секунды, но оказался быстрее него, выстрелив почти одновременно с бандитом. Вон он, распластался на крыше депо, чуть не уронив на асфальт "Калашников" с присобаченным прицелом.

Конечно, стоило бы посмотреть, от чего так орет Плеснецкий и натужно стонет, скрипя зубами, Ерш. Но косой снайпер явно не просто так на крыше отдыхал. Нет, специально залег в тени железного хлама, наверняка дожидаясь появления группы. И если бы он был специалистом попрофессиональнее, команда  недосчиталась бы многих своих членов. 

Он мог быть один. А мог и не быть. Проверить все равно было обязательно, о чем и не преминул сообщить Славянин, отдав команду "Рембо, Скейлз, я - на зачистку, Шрам - прикрываешь с холма, на Сазане раненые" и двинувшись вместе с остальными вперед, держа искрошившийся кирпичный забор, окружавший депо, на прицеле. Значит, ранены трое - Плеснецкий, Ерш и Миша Томограф. Плохо. Вместе с Сазаном - сразу минус четверо.

Доковыляв до забора и убедившись, что, по крайней мере, в окнах никто не прячется, командир приказал Скейлзу кинуть свою светошумовую "Зарю" за забор, после чего прыгнуть к вероятному противнику, лишенному ориентации. Рембо он направил к западным воротам, а сам отправился к ближним восточным.

Метнув, словно мяч, гранату за забор, Скейлз влегкую перемахнул монолитные кирпичи и с чавканьем приземлился под крики и беспорядочные выстрелы на что-то мягкое. Понятно. Все, как он и ожидал - трое бандитов, словно сказочные братья из ларца, одинаковые если не с лица, то с одежды точно, пригнулись вдоль забора, а сейчас или бесконтрольно палят в сторону ворот, или ожесточенно трут глаза и уши после нехилой атаки на их органы чувств. 

Самому ближнему, на которого он так удачно приземлился, Скейлз окованным стальным рантом берца проломил висок, попутно выстрелив находящемуся с правой стороны наемному убийце в прикрытую белым капюшоном голову, отчаянно натираемую ладонями в областях ушей и глазниц. Левому бандиту, мотающему головой будто бык на бойне и вслепую, короткими очередями поливающему стальные вороты, он также выпустил мозги вместе с изрядной частью черепа на выходе. Боковым зрением он отметил силуэты, мелькающие и тут же исчезающие в окнах - при этом в их скором исчезновении явно была вина Шрама. Хорошо хоть гранаты не летят, и то ладно. 

Быстро отбежав к зданию и пригнувшись под оконным проемом, сталкер вытащил из подсумка "эфку", оперативно свел усики, выдернул чеку и мысленно отсчитав "тридцать два, тридцать три" метнул в окно - для того, чтобы бандита, решившего отправить подарочек обратно, ждало жестокое разочарование. 

Слева и справа уже шел бой, раздавались крики и беспорядочные выстрелы, очереди и одиночные. Достав из подсумка еще одну гранату, на этот раз РГД, Скейлз, не вынимая чеки, бросил ее вглубь строения и метнулся туда следом за ней.

Как и следовало ожидать, увидев гранату, блатные разбежались по сомнительным укрытиям. Влепив в удивленный рот ближайшего молодого бандита пулю, Скейлз короткой очередью сшиб еще одного и едва успел вжаться в ненадежный столб, нещадно обстреливаемый - мародеры поняли, что граната и не думала взрываться и начали пытаться пристрелить подлого обманщика - чему тот, несмотря на относительно бронированную "СЕВУ", был никак не рад. 

Нечто, похожее на зеленое яйцо, прилетело Скейлзу прямо под ноги - похоже, кто-то подобрал его подарочек или воспользовался своим. Пинком отправив его обратно и даже не успев подумать о том, чтобы метатель оказался непрофессионалом и не выжидал время перед броском, Скейлз услышал хлопок и свист острых осколков, некоторые из которых успели впечататься и в стену перед ним, прибавив к ней еще долю змеистых трещин.

Совсем рядом гремели ни с чем не спутываемые РПК и G36. Значит, Рембо и Славянин вошли в ангар. Теперь оставшиеся бандиты будут драться как псы, загнанные в угол. А любой пес, пусть даже и самый слабый, но лишенный путей отхода, способен очень серьезно покусать...

Если не успеть выбить ему мозги.

Осторожно выглянув из своего укрытия, сталкер углядел своего командира, выстрелившего куда-то в яму рядом с ним и направившего ствол своей винтовки на вагончик совсем напротив Скейлза. И тот, благодаря тяжелым шагам тела, усиленного сервоприводами и отсутствию выстрелов был уверен, что пулеметчик делает ровно то же самое. 

Сам вход в вагон просвечивал идентичной дверью с обратной стороны и его нутро оставалось скрытым - а в нем, судя по всему, прятался бандит. Скейлз улыбнулся, вспомнив схожую ситуацию на блокпосте на насыпи. Исход ее будет точно такой же - только перед расстрелом бандит сообщит все о засаде на группу. Сообщит, уж он, Скейлз, постарается...

-Оружие бросай и выходи давай, медленно и без глупостей! Если не выйдешь - прошьем вагон пулеметом, ему листовой металл что бумага...

Видимо, бандит усвоил наставления старших товарищей-урок. И пока Славянин орал это длинное и содержательное предложение, просвет из двух дверей заслонил человеческий темный силуэт...

Три выстрела слились в один. Короткая очередь Скейлза по коленям бандита, хлопок его ПМ и одиночный треск G36. 

Нелепая случайность обломала все карты опытным, тертым жизнью и пулями всяких ублюдков сталкерам, для которых Зона что родной дом, сталкеры - что сожители, а бандиты - что паразиты вроде мышей и тараканов. Славянин надеялся на инстинкт самосохранения загнанного мародера, имеющийся в наличии у любой живой твари и не рассчитывал на такой самоубийственный шаг, держа на прицеле лишь сам вагон, и ему для легкого движения руки, для переноса ствола на уровень ног врага вкупе с падением на землю - выстрел даже из "макара" почти в упор штука очень неприятная - нужен был миг. Одно лишь мгновение... которого вполне хватило на то, чтобы охотник за головами упал от выстрелов Скейлза по коленям и его голова оказалась на уровне дульного среза автомата сталкера.

С чавканьем упав разможенным черепом в проем между вагоном и платформой, на рельсы, труп незадачливого бандита, попытавшегося застрелить того, кому он и в отмычки не годится, распростерся на доске, положенной для более удобного выхода, а его пистолет звонко шмякнулся то ли тоже о рельсу, то ли о другой железный хлам. Скейлз аккуратно обошел его, дабы не подскользнуться, и невидящим - в буквальном смысле, благодаря "Заслону" - взглядом окинул Рембо, опустившего пулемет, и Славянина, сплюнувшего на землю и сипло сказавшего в рацию "Чисто, выдвигайтесь". После этого он обратился к сталкерам:

-Обыщите их, может, у кого на КПК что осталось. - и сам двинулся к ближайшему телу, распростершему руки, будто в нелепой попытке обняться. Никогда тебе, урод, не обниматься больше. Не охотился бы на сталкеров, может, и пожил бы дольше, а теперь тут лежи. До первого мутанта.

Вскоре появились и остальные члены команды. Между Ершом и Сазаном осторожно двигался Плеснецкий, озирая поле битвы и стараясь не подскользнуться в лужах крови, а Шрам нес на плечах Мишу Томографа, одновременно умудряясь держать свой "Винторез" наперевес.

-Надо бы привал сделать, поесть да отдохнуть. - обратился командир к прибывшим, ощупывая очередного мертвеца.

-Согласен, - прохрипел Шрам - Только его придется совместить с поминальной тризной. - и аккуратно положил Томографа на асфальт.

Все сразу стало понятно. Дырочка в противогазе на уровне лба красноречиво сказала все, что можно было сказать.

-Первым выстрелом Плеснецкому лишь кожу на голове опалило, а пуля, не встретив сопротивление, в Томографа угодила. А вторым Ершу дельтовидную мышцу порвало - пояснил тот, усаживаясь на привал возле разбросанных бетонных плит за пределами кровавого депо. Рядом с ним присел и мрачный Сазан, и колотимый мелкой дрожью Плеснецкий, и Ерш с еще недавно купленной Скейлзом "Кровью камня", привязанной к плечу. Отлично, с таким лечением уже через пару часов можно будет спокойно воевать, лишь шрам останется на память о чудесном исцелении. Вскоре к ним присоединились и Скейлз с Рембо и Славянином - обыск десятка тел не дал никакой ценной информации, даже того стрелка с крыши, куда, натужно матерясь, все-таки забрался Славянин.

-А теперь, господин клиент, перед вами предстанет еще одна часть сталкерских будней - похороны убитого товарища, на этот раз более привычные людям, чем сжигание - шустро откупоривая бутыль "Казаков", сообщил Плеснецкому Славянин.

"Более привычные людям"... Сказал так, будто сталкеры, шарящиеся по Зоне, и не относятся к роду человеческому вовсе. Так, человекоподобные мутанты, образ жизни которых вызывает неприязнь и страх обычных людей. Возможно, так и есть. Ведь какой человек по собственной воле попрется в Зону и станет называть это ужасное место своим домом...

Рембо, как наиболее сильный среди всей группы, быстро вырыл маленькой саперной лопаткой могилу чуть поодаль от нагромождения неподъемных плит, а Сазан тяжелым мачете срубил две широкие ветки с ближайшего дерева, обтесал их, превратив в две доски и скрепил найденным обрезком арматуры, предварительно вырезав имя убитого. Далее Рембо снял с мертвеца противогаз и опустил труп вниз, в свежую могилу. За ним туда отправился и его "Абакан". После этого труп засыпали землей, в которую воткнули наскоро сделанный крест с повешанным на него по старой традиции противогазом.

Вот и нет еще одного сталкера, еще одного ветерана сожрала Зона. В прямом смысле сожрала - наверняка мелкие мутировавшие микроорганизмы уже сейчас грызут плоть трупа. Интересно, когда придет черед Скейлза и уже его товарищи опустят в сырую и холодную яму? Все там будем, все... 

Запив тушенку водкой, налитой по такому случаю в хрустальную стопку, Скейлз мрачно взглянул на солнце, выглянувшее из прогалины в низких, тяжелых облаках. Нечастое явление, факту чего сталкер, никогда не любивший яркое светило, был рад. Ну его, это солнце, облака и тучи Скейлзу всегда куда милее.

-Судя по имеющимся данным, - жуя волокнистое мясо, прочавкал Славянин, обращаясь к Плеснецкому, безуспешно старающемуся вскрыть консерву - это нападение было направлено исключительно на ваше убийство. Стрелок стрелял в вас и чудом промахнулся - это факт. Остальные - явно его прикрытие. У вас, часом, нет врагов на Большой земле?

-У человека моего статуса не может не быть врагов - мрачно произнес депутат, хлебнув минералки - Но вот конкретного имени я не могу и предположить.

-Вполне удобно. - продолжал тот - Здесь человека прикончить - как два пальца об асфальт, вы сами видели, куда как легче, чем на Большой земле. И ваша экстремальная экскурсия для них - подарок. Сгинете вы в водовороте Зоны - и никто ничего не подумает. Скандал, конечно, случится, мол, "Чиновники гуляют по запретным территориям", но для ваших убийц не будет иметь никаких последствий.

-И что же, мне теперь возвращаться назад? - еще более недовольно спросил Плеснецкий.

-Можно сделать и так. Но ваши недоброжелатели поймут, что вы почуяли неладное и уходите, и попытки убить вас резко возрастут. Вполне возможно, в таком случае, что на Северном блокпосте на Кордоне нас будет ожидать не толпа недоумков-бандитов, а усиленный отряд наемников, а на выходе из Зоны местные вояки вместо того, чтобы вас пропустить, пальнут в голову. Я думаю, что в нынешней ситуации самым разумным будет продолжение нашей экскурсии. Пройдем по Агропрому, дальше на Янтарь, там расположилась экспедиция ученых под охраной "Долга", вас и пальцем никто не тронет. Далее уйдем к Рыжему лесу, дойдем до околицы Выжигателя - там места неизведанные, сталкеры не шарятся, нас вряд ли кто засечет. Там дойдем до безопасного Бара, а потом - марш-бросок до колючки Кордона. Как вы считаете, нормально?

Депутат с надеждой посмотрел на Сазана.

-Я считаю, что да. Они не смогут определить, где мы - обстоятельно прожевавшись, ответил тот - В этом будет наше преимущество. Нас просто потеряют.

Сам Плеснецкий высказываться, похоже, отказывался, предоставляя это профессионалам - мудрое и правильное решение.

-В таком случае, нам надо выдвигаться прямо сейчас. Уверен, что заказчики обеспокоились отсутствием вестей от бандитов. Каждая секунда промедления может быть смертельна - закончил Славянин на безрадостной, но вполне очевидной ноте. 

Наскоро дожевав и допив обед, группа сложилась, построилась и двинулась, лавируя между разбросанными плитами, на запад - к Агропрому.

                                                 Конец второй части...

                *****************************************************************

Слепой пес бежал. Прихрамывая на правую переднюю лапу, пробитую сталкерской пулей, он изредка пригибался к земле и внюхивался в пропахший запустением воздух Зоны, надеясь уловить нотки крови - там, где есть кровь, обычно есть и трупы, которыми можно поживиться. Но пока все его тщетные поиски были безрезультатны - ни крови, ни мертвечины, ни гнилья он не чуял. Поэтому приходилось лишь бежать, прислушиваясь - не идут ли вооруженные двуногие, такие вкусные и такие опасные. Будь он в стае, он бы давно разодрал любого из них, но сейчас, лишенный сородичей и вдобавок раненый, он был вынужден обходить людей, дразня себя запахом мяса. Вот и сейчас он услышал и одновременно почуял, что справа от него движется крупная группа - человек семь-восемь. Пес ускорил шаг, пробежал разбитую дорогу и скрылся в зарослях.

Из-за раскрытых ржавых железных ворот и вправду показалась большая и хорошо вооруженная команда сталкеров. Спереди шли сталкер в тяжелом экзоскелете и с пулеметом наперевес - настоящий танк, и другой одиночка в СЕВЕ, хорошем противоаномальном костюме, держа в руках SIG SG 550, хороший швейцарский автомат. За ними, чуть поодаль, двигался сталкер в черном плаще и G36 и другой, массивный парень в черной кожаной куртке и с укороченным "Калашниковым". Между ними был еще один человек - в камуфляжном костюме неопределеной модели, настороженно держащий опущенный вниз дулом тяжелый АПС. Наконец, в самом конце строя, асфальт топтали сталкер в еще одном плаще, на этот раз коричневом, с "Винторезом" наизготовку, и человек в классических "Горках", с "Бизоном", пистолетом-пулеметом необычной формы.

-Сейчас мы входим на территорию научно-исследовательского комплекса "Агропром" Минсельхоза Украины, естественно, бывшего. Работать он начал еще до Первого взрыва, и продолжил после него, правда, изменив профиль - теперь в нем изучалось выращивание растений на радиоактивных почвах и их влияние на культуры. А вот после Второго взрыва вестей от его персонала, понятное дело, не стало. Сначала туда пытались прорваться военные, эвакуировать ученых, но эти попытки, как и все им подобные, потерпели крах. Да и, понятное дело, не осталось ничего от тех ученых. Померли светилы науки, а может, и мутировали. Появилась же откуда-то прорва человекоподобных мутантов, так? Хоть и говорят, что, мол, эксперименты на людях ставили, да только мне слабо верится - зачем целенаправленно создавать, к примеру, снорков, слышали о таких? Люди, только дикие. Натуральные хищные звери. Какому порядочному био-инженеру нужны подобные существа? Про кровососов еще могу поверить, но вот про снорков... - изрек человек в черном плаще, которого звали Славянин, обращаясь к своему соседу с пистолетом.

-У снорков строение тела несколько изменилось - ввернул сталкер в СЕВЕ, называвший себя Скейлзом - Например, их стопы полны сухожилий, потому они и прыгают на такие расстояния. Более того, у них изменено строение клеток головного мозга, а сам он практически не подвержен пси-воздействию, как направленному, так и рассеянному - и это при том, что все остальные высокоорганизованные существа, коим является и снорк, легко поддаются пси-воздействию - в частности, псовые, на уровне которых находится снорк, впадают в панику за несколько сотен метров от источника рассеянного пси-поля средней силы, подавить которую может лишь направленное пси-воздействие схожей силы! - сталкер распалялся все больше и больше, чуть не рамахивая руками и был сейчас больше похож на ученого, доказывающего верность своей гипотезы, чем на опытного ходока по Зоне - Более того, их фантастический мозг может улавливать аномальное излучение, не говоря уже о обонятельных рецепторах, больше смахивающих на вышеупомянутые собачьи, чем на человеческие. Можно с уверенностью сказать, что снорки в некотором роде - это новая ступень человеческой эволюции! - с некоторой гордостью уверенно подытожил одиночка.

-Вот, господин депутат, - усмехнулся Славянин - Многие одиночки знают о Зоне больше именитых ученых!

-Ну, я всего лишь плотно сотрудничаю с лабораторией профессора Сахарова - с некоторой обидой подметил владелец СЕВЫ - И потому не могу сказать, что знаю о снорках больше, чем они.

Да, касательно Зоны Скейлз мог утверждать о большей своей осведомленности, чем у членов научных экспедиций, но ему, как человеку, увлекающемуся наукой, было неприятно от обвинения своих коллег в неведении. Вот он и сказал про снорков - относительно конкретных мутантов он действительно знал не больше ученых.

Славянин счел верным промолчать. Группа двигалась по направлению к корпусам Агропрома, и Скейлз решил рассмотреть далекие радостные лица, нарисованные на стенах, отсюда кажущиеся маленькими и скромными. И помимо веселых улыбок увидел блик. Так, выглянувшее в очередной раз солнце легко отразилось от чего-то стеклянного на крыше главного институтского здания... Может, осколок давнишнего неубранного стекла еще со времен Второго взрыва, а может, бутылка водки, забытая там сталкером-романтиком, решившим полюбоваться видами. А может...

-Ложись! - крикнул сталкер, одновременно присев и мощно сбив Плеснецкого ударом плеча в таз. И увидел, даже не увидел, почувствовал, как над ними просвистела пуля.

-Снайпер на институте! - раздался чей-то крик, кажется, Славянина. Если с крыши НИИ работает снайпер, значит, вся группа у него сейчас как на ладони. А ближайшие укрытия в сотне метров впереди. Падать в траву - глупо, ты ему по прежнему останешься виден и быстро прекратишь портить Зону своим присутствием. Остается лишь одно - бежать. Бежать, "качать маятник", двигаясь зигзагами, из стороны в сторону и одновременно пытаясь прицелиться и отработать стрелка... Но в данном случае надежды на это возлагаются на Шрама и Славянина - не снять с механического прицела цель на таком расстоянии, не снять...

А рядом с позицией предполагаемого стрелка расцвел огненный цветок, и невидимая на такой скорости граната пролетела и ударила в почти десятке метров позади сталкера. Несколько мощных ударов толкнуло его в спину, так кстати остановленные броней СЕВЫ - значит, стреляли осколочной ОГ-7В. А еще он боковым зрением подметил, как несколько осколков ударили в Славянина, смяли его и отбросили в сторону...

Прочный забор комплекса НИИ, приближался, но недостаточно, недостаточно быстро! Еще пару раз пальнул гранатометчик, на этот раз безуспешно, стрелял и стрелял снайпер, и как бы сталкеры не "качали маятник", один выстрел оказался успешным - смертоносная пуля насквозь пробила шлем Рембо, и тот, пробежав по инерции несколько метров, тяжело рухнул в высокую траву.

Спасительного забора Скейлз достиг одним из первых. Через пару секунд рядом с ним оказался Шрам, Сазан с Ершом и Плеснецкий, чуть не упавший от такого скоростного и изматывающего бега - все-таки первостепенной целью был именно он. Остальные, впрочем, тоже дышали как быки, да и Скейлз, несмотря на "Лунный свет" на поясе, чувствовал себя, мягко говоря, не отлично.

-Гранатометчик ликвидирован, - хрипя еще сильнее обычного, сухо проинформировал Шрам. "Оперативно", подумалось Скейлзу - снять цель на такой скорости, да еще и виляя из стороны в сторону, это что-то из области фантастики.

И, пытаясь продышаться, сталкер услышал шаги за забором. Осторожные такие, метров в десяти от него вглубь института. Понятно. Вполне ожидаемое прикрытие снайпера и гранатометчика. Которое сейчас кинет пару-тройку гранат, и не успеет ни он, ни Шрам, ни Сазан отправить их обратно - вряд ли это тупые бандиты, после позорной неудачи в депо неизвестные желающие смерти Плеснецкого наверняка привлекли кого-то посерьезнее. И бежать не получится - только выйдешь из-за прикрытия мощного забора, и приляжешь рядом с Рембо и Славянином, упокой их Зона.

Остается лишь одно - действовать на опережение.

Скейлз уже сунул руку в подсумок, как вдруг боковым зрением заметил вспышку на уровне высокой некошенной травы. И грохот пулемета.

Один из неписаных законов зараженных территорий - видишь что-то непонятное, стреляй. А мертвец, вдруг поднявший свое оружие и начавший поливать из него свинцовым дождем людей, пусть и твоих врагов, однозначно является нечтом непонятным. Слыхал Скейлз о одной аномалии, поднимающей свежеубитых мертвецов, но никогда ее не видел, хотя бывал в таких закоулках зараженных территорий, куда, как говориться, контролер кабанов не гонял. И никак не думал, что неведомая аномалия может заползти сюда, почти к границам Зоны.

Впрочем, восставшему из мертвых Рембо однозначно звездец. Переведет снайпер прицел чуть выше мигающей вспышки, и поминай как звали. И, не прекратив тянуть тяжеленькую "эфку" из подсумка, Скейлз вдруг увидел еще одну вспышку, потусклее и поменьше, в нескольких десятков метров от мертвого пулеметчика. Там, где упал Славянин, неподалеку от которого разорвалась осколочная граната из РПГ. И, судя по свету вспышки, стрелял очередной поднявшийся труп в сторону институтской крыши. В снайпера...

Так-так, неужели аномалия, помимо того, что поднимает мертвых, способна еще и сохранять их прежние навыки? И сейчас новоявленный зомби "по старой памяти" вычислил наиболее опасного врага и подстрелил. Конечно, если попал.

Плохо. Очень плохо. С такими врагами воевать будет сложно. Если не успеть. Надо лишь действовать быстро, пока бывший Славянин не успел перевести прицел со снайпера на тебя. Да и мертвый Рембо закончил стрелять и наверняка двигает раскаленное дуло пулемета в его, Скейлза, сторону, выжимая оставшуюся слабину спускового крючка...

-Не стреляй! - внезапно раздался приглушенный противогазом, слегка булькающий тяжелый голос, явно исходивший от трупа Рембо. Вот это да! Неужели мертвецы помимо навыков тренированного тела запомнили еще и его товарищей? Или это просто отвлекающий маневр бывшего еще при жизни хитрым сталкерюги, и сейчас его, на миг остановившего поворот автомата, нашпигуют свинцом?

Было непонятно. А видишь непонятное - стреляй.

-Я живоой! - гулко проорал мертвый Рембо, булькая еще сильнее и отбросив в сторону РПК - Меня ранили!!

Все равно непонятно. Несомненно, можно выжить и при сквозном ранении в голову, Скейлз лично видал такие случаи. Но не потерять при этом сознание, да еще и сохранить возможность парой-тройкой очередей отправить в страну Токоё несколько вооруженных людей?

Вот и Шрам почему-то опустил свой "Винторез" и с неизменным невозмутимым лицом отправился к товарищу... живому или мертвому. Вряд ли поддался на увещевания Рембо, нет, тут что-то иное...

А потом Скейлз чуть не рассмеялся от нахлынувшего на него, словно теплая, блаженная морская волна, чувства простоты и легкости. Правда, к ней одновременно прибавился легкий стыд от того, что он, ветеран не одной горячей точки, забыл такую простую и элементарную вещь, которую он подметил еще на первом привале.

Кажется, Сазан одновременно со Скейлзом понял свою ошибку, или просто прекратил нервничать под влиянием своих спокойных товарищей. У Ерша гримаса ярости сменилась удивлением, и лишь Плеснецкий все не мог отойти.

Сталкер шустро вытащил из рюкзака две светящихся и несколько уродливых "Душ" и вручил их Сазану, коротко пояснив: "Рембо и Славянину" - конечно, вряд ли у столь опытных сталкеров не найдутся лечебные артефакты, просто на всякий случай. А сам двинулся на осмотр поля боя.

Почти перед самым шлагбаумом, бережно оберегаемым сначала учеными из НИИ, а потом "Долгом", разместившим здесь свою неприступную базу-крепость, в луже темной крови разлеглось четверо сталкеров. А вернее, наемников. Профессиональных убийц, исполнителей любой воли любого заказчика - конечно, если она не касается их самих. Скрытный и загадочный синдикат, а по слухам - отделение некоей могущественной частной военной корпорации.

Чавкнув в луже ботинками, Скейлз по очереди стянул с каждого балаклаву, у некоторых успевшую пропитаться кровью - может, кто из команды узнает кого. Небрежно бросив маски рядом с автоматами наемников, одинаковыми и вылизанными M16А4, сталкер отправился в здание института - заглянуть на крышу, к снайперу и гранатометчику.

Осторожно пройдя несколько пустынных пролетов, одиночка дошел до решетчатой железной двери, врезанной в такую же решетку, и довольно прочную, несмотря на налет ржавчины. Отработанным прямым ударом берца выбив замок, Скейлз поднялся на крышу.

Позицию пары он нашел сразу же. Смотри-ка, ящик с гранатами со всех сторон хламом обложили, чтобы вражья пуля не задела и детонацию не вызвала... Взглянув на лица, масок не имеющих и уже подпорченных пулевыми отверстиями, сталкер осмотрел оружие. Ишь ты, и СВД-то у него не обычная, а с углепластиковым цевьем и прикладом, и патроны-то в ней не стандартные пулеметные, а специальные снайперские. Серьезно подготовились наемники, нечего сказать. Обыскав тела и набив карманы едой и дорогими патронами, жадный Скейлз забросил на плечо через шею гранатомет, обратным хватом - винтовку, взял под плечо предусмотрительно закрытый ящик с гранатами, в другую руку схватил свой автомат, и, нагруженный не хуже индийского слона или раба-негра, отправился вниз.

Там, уже переместившись с опасного открытого пространства на территорию комплекса, группа лечила Рембо, Славянина и Плеснецкого - последнего в виде отпаивания водкой. С Рембо сняли шлем, и взору сталкера открылась лысая голова, непропорционально маленькая для чересчур большого шлема. Снайпер, как и положено, воспринял голову единым целым со шлемом, выстрелил и забыл. А пуля всего лишь чуть коснулась большого покатого лба и вылетела наружу, благо свободного пространства между самим шлемом и головой было много. Молодец, Рембо, нечего сказать! И потому, что до такой хитрости додумался, и потому, что несмотря на чуть ли не контузию и обильную кровь, заливавшую глаза, расстрелял гадких наемников! Если человеку даже простым ножом порезать лоб, то, благодаря обилию кровеносных сосудов в нем, кровь застелит негодяю глаза и любой нападающий мгновенно ретируется. А уж семь-шестьдесят вторым калибром... Сейчас его приводили в чувство набором из "Души", залечивая рану и "Лунного света" сбора 2011 года, до второго Сверхвыброса, когда тот нехило защищал от пси-излучения и способен был немного привести в чувства.

Со Славянином было куда проще и одновременно сложнее. Осколки, нафаршировавшие его тело, очень удачно не попали ни в мозг, ни в сердце, ни в другие органы, уйдя "в мясо". Вот он, придя в себя, и снял цель, уже сбросившую его со счетов. Как оказалось, зря.

Теперь небходимо было вытащить все осколки, прижигая открывшиеся раны "Слюдой", дабы остановить мгновенно начинающую течь кровь, а после повесить чуть ниже пупка "Душу" - не зря китайцы называли эту точку местом истока энергии ци - жизненной энергии. Именно там целебное воздействие артефактов усиливается до максимума.

-Обычные наемники - ответил сталкер на вопросительный взгляд Шрама - Серьезно подготовились, ссуки, все предусмотрели. - сложил тот трофейное оружие рядом.

Лечение грозило задержать их тут не на один час, и Скейлз предложил, раз уж первая помощь пострадавшим оказана, перейти в более безопасное место - в сталкерский лагерь, расположенный в нескольких сотнях метров севернее здания НИИ.

Согласившись, вся группа мигом свернулась и, не теряя времени, выдвинулась на север, минуя брошенные ангары и другие постройки неясного назначения.

Вскоре они дошли, неся раненого Славянина в прямом смысле на плечах, до вынесенного изрядного куска забора, открывшего им проход на территорию какого-никакого, а лагеря. Дежурившая пара сталкеров окинула взглядом группу и пустила внутрь, оставшись сторожить территорию от посягательств мутантов и бандитов.

Пройдя по сроду неубираемому "двору" - конечно, если так можно назвать фабричную территорию, до главного здания, сталкеры вошли в один из ангаров. Легкая музыка из магнитофона лохматых годов приятно заливала собой все помещение. Опросив организатора сего действия, большого и на редкость спокойного мужика, на наличие спальных мест и медика, тот добродушно указал им на немаленькую комнатку с явно местными пружинистыми кроватями и на удивление чистыми матрасами, но вот насчет медика только развел широченными плечами, пояснив густым оперным басом в духе "чего нет, того нет", и намекнул на плату за пользование спальными местами. Скейлз, в силу временной недееспособности Славянина принявший на себя роль лидера группы, заказал сразу семь кроватей, после чего пояснил команде - впрочем, не всей, некоторые уже догадались о его задумке, свое решение:

-Мы пока тут отлежимся, и до вечера отоспимся, заодно и Рембо со Славянином малех в чувства придут - усевшись на не преминувшую заунывно заскрипеть кровать, рассказал группе сталкер - А как ночь настанет, там и до Янтаря двинем.

И, предупреждая возможные вопросы, добавил:

-Так меньше шансов, что нас вычислят. Ночью по Зоне никто не шарится, и риска будет меньше. Конечно, наемников это не остановит, но так больше шансов, что мы пройдем незамеченными или что преследователей сожрут мутанты. - на такой оптимистичной ноте закончив пояснение своего нехитрого плана, сталкер откинулся на продавленный матрас, начав двигаться в такт покачивающейся пружинистой сетке. Впрочем, далеко не всех вдохновила эта идея, особенно не понравилась она, судя по кислому лицу, Сазану. Но других вариантов не было, и приходилось принимать имеющийся.

-Подъем в одиннадцать вечера, поэтому чем раньше заснете, тем лучше - закончив заниматься ерундой, Скейлз отключил свой шлем от системы жизнеобеспечение и прямо в СЕВЕ, в обнимку с автоматом, сходу погрузился в глубокий сон, едва коснувшись небритым лицом матраса - лишь мерное дыхание не позволяло признать в нем трупа. Что еще надо сталкеру для счастья? Выспаться, да не на земле, а на продавленном лежаке, зная, что никакая тварь, четвероногая или двуногая, тебя сожрать или пристрелить ради приглянувшихся шмоток не посмеет - вот и все мечты, вот и все желания. Реальные, а не далекие и эфемерные, вроде домика у речки. И не потому ли Испонитель желаний убивает всех своих просителей, что читает их действительное желание, а не тот бессвязную ерунду натипа власти или богатства? - и дает им сон. Вечный и спокойный...

Так же легли и Рембо со Славянином - интенсивное лечение артефактами шло на пользу, глядишь, и медик не понадобится, - и Сазан. Шрам немного потрепался с местными торговцем, техником и все тем же мужиком-заведующим, опрокинул в себя пару стаканов и тоже отправился на боковую.

А вот Ершу с Плеснецким не спалось. Вообще, исскуство сразу погружать себя в фазу глубокого сна доступно лишь немногим профессионалам, и ни Ерш, ни Плеснецкий к ним не относились. Депутат долго ворочался на непривычной лежанке, скрипел пружинами, шептал непарламентские речи в отношении кровати, наемников, их заказчиков и сталкеров, накрывался ладонями, переворачивался, совал голову под мышку и скрипел, скрипел, скрипел...

Ерш просто лег и закрыл глаза. Долго так лежал, и, казалось, только начинал засыпать - но скрип хозина вырывал его из неловких и слабых объятий сна, заставлял устраиваться поудобнее, клясть себя за невзятые таблеточки снотворного и тоже скрипеть и скрипеть...

Наконец, сон взял свое, забрав сознание Ерша, а вот Плеснецкий еще с полчаса тщетно пытался уснуть, и, казалось, только-только погрузился в блаженные объятия небытия, как вдруг...

-Подъем, депутат, подъем. Вставай давай, итить твою бабушку, ты в Зоне или где?

Бесцеремонный голос нагло нудел над ухом, и сон расплывался, нехотя выпуская депутата из тьмы в реальность - страшную и кровавую. Плеснецкий едва разлепил опухшие глаза, как что-то чуствительно и ощутимо ткнуло его в корень носа. Вскрикнув, тот от неожиданной боли чуть не свалился с койки, и протерев глаза от песка, увидел перед собой ухмыляющуюся небритую рожу, подсоединяющую странной формы шлем к костюму и натягивая его на голову. Мысленно обматерив Скейлза, как нерадивую стюардессу, недостаточно мягко разбудившую его после перелета - хотя болезненными тычками в область носа его не смела будить ни одна бортпроводница - мигом бы вылетела с элитной работы за неподобающее отношение к дорогим клиентам, депутат слез со отвратительной скрипящей кровати и попытался приладить снятую массивную кобуру с не менее массивным пистолетом. Увидев его манипуляции, Скейлз пробубнил на это из нутра шлема:

-Вы хоть патроны-то вынули из магазина? - получив в ответ отрицательный кивок Плеснецкого, сталкер только вздохнул, покачал головой и пояснил - Патроны в магазине хранить нежелательно. Одни бы спали - держали бы оружие наготове, но под такой надежной охраной в этом нет нужды. Больше пистолет не портите!

И, не обращая внимание на недовольное фырканье депутата, Скейлз обратился к остальным, уже собравшим свои относительно нехитрые пожитки:

-Все готовы? Ну, тогда выдвигаемся.

Теперь раненые Славянин и Рембо уже были способны ходить и воевать без особых усилий  - работоспособность группы была восстановлена в рекордно короткие сроки благодаря Зоне, за что сталкер шепотом поблагодирал ее. Вот ведь интересная вещь - они чуть не погибли от человеческого фактора, от пуль и гранат агрессоров, а Зона их излечила. Да, воистину, человек в Зоне - лишний и ненужный, в этом стройном организме, словно вредоносная бактерия в организме. Со всей своей агрессией и деструктивным нравом все разрушать и уничтожать. А опасная все равно - Зона. Хотя кто называет ее опасной - все те же люди...

Выйдя стройной колонной с территории дружелюбной фабрики, ныне освещаемой лишь редким светом из окон здания да небольшим аккуратным костром около входа в виде вынесенных плит, команда построилась старым порядком и выдвинулась во тьму под удивленные взгляды сталкеров-сторожей.

Не ходят сталкеры по Зоне ночью. Или в бары стекаются, или в лагеря вроде вот этого, или, если дойти до безопасного, людного места, где можно и хабар сбыть, и словечком с братом-сталкером перекинуться, и водочку в себя опрокинуть, заливая ужас от увиденного в очередном рейде или просто помянуя сгинувшего товарища. Такие сталкеры разводят костер и вахту несут посменно - один стережет покой уставших собратьев, а остальные отдыхают, а потом меняются. Ну, а если ты такой идиот, что пошел в ходку в одиночку, то и сиди около костра в одиночестве и молись Богу, черту и Черному сталкеру, чтоб кровожадные муты не учуяли твой страх, не услышали, как трясутся руки, сжимающие автомат и дрожат зубы, и не увидели твои испуганные, бешеные глаза, едва не вращающиеся от бесконтрольного ужаса. И если такой идиот окажется еще и удачливым идиотом и выживет после ночи Ада, на время, казалось бы, сошедшего на землю, то будет он клясться и божиться, что ни за какие деньги не пойдет в рейд в одиночку. Потому что какие же должны быть деньги, чтобы сталкер вновь согласился испытать тот липкий ужас, выворачивающий душу на изнанку...

Но Скейлз не раз ходил в рейды ночью, и в одиночку в том числе. А в такой команде ни один мутант не страшен - любой кровосос тут же обделается и припустит в обратную сторону, только когтистые пятки засверкают.

Остальные, видимо, были такого же мнения о себе и своих товарищах. Ну, а Плеснецкий и Ерш просто никогда не испытывали такого иррационального и небъяснимого ужаса и просто-напросто особо ничего не боялись - конечно, если это слово вообще применимо в Зоне.

-Фонарики не включать! - скомандовал Скейлз, заметив, что некоторые приготовились врубить поясные фонари - Так пойдем, не отсвечивая.

Даже если кто и был несогласен, то выражал недовольство молча. Хотя Скейлзу все равно было наплевать. Хочешь выжить - что в Зоне, что на Большой земле - научись плевать на мнения других. Брать к сведению - да, рекомендуется, но не обращать внимания. Иначе тебя, такого предусмотрительного, мигом втопчут в грязь, а после еще и возмутятся - как это ты посмел неправильно понять мое "хочу", сволочь? На тебе, сука, на! И чтоб больше такого не было, гнида!

Луна в очередной раз спряталась за массивное облако, и лишь редкие звезды скудным светом озаряли землю Зоны. Красивые они здесь, звезды. Не такие, как за Периметром, а крупные, с кулак. Там они едва сквозь фонари и прочие огни городов пробиваются, вот и мелкие, как семечки. А здесь ближайший фонарь горит в десятке километров, и, понятное дело, не мешает звездам.

Вот глядишь на такую красоту, и лицо само-собой расплывается в дебильной улыбке, столь непривычной для сталкера вообще и Скейлза в частности. Но не зевай, глядя в ночное небо, иначе сожрут тебя, дурачок. Как есть сожрут и не подавятся. Поэтому наслаждаться будешь потом, если не хочешь остаться тут в виде неаппетитной кучи без глаз и вообще органов чувств, а сейчас следи за своим сектором, боковым зрением улавливая и соседский, а то вдруг он так же, как ты, засмотрится на звезды и прозевает очередного радиоактивного урода.

Мимо показалось высохшее болотце - ранее часть озера Янтарь, а ныне вонючая фонящая лужа с мутировавшими лягушками и другими, менее безобидными тварями. Об этом Скейлз полушепотом рассказал Плеснецкому - ибо Славянин был до сих пор ослаблен и передал сталкеру как полномочия командира, так и экскурсовода - пятнадцать осколков не способствуют хорошему самочувствию. И это лишь с артефактами - без них и без госпиталя, пусть и полевого, Славянина можно было смело застрелить и закопать, как покойного Мишу Томографа, чтоб не мучался.

"Как там пелось в одной песне? - вспомнилось Скейлзу, глядящему на представшую перед ними болотистую местность и невольно всплывшую в памяти переделку народной баллады на сталкерский лад - Пред ним расстилался Янтарь?"

Окончательно вспомнив текст, бродяга начал напевать ее под нос, мешая "Зоновский" и обычный манер, попутно прочесывая показавшуюся местность. Вот остов грязных "Жигулей", в котором сидит полуистлевший, черный от гнилья труп. А вот старательно выточенные колья - на них нанизаны головы с обрывками висящей кусками кожи и еще сохранившимися у некоторых "долговскими" капюшонами. А вот, чуть подальше, еще один мертвец, уже целиком нанизаный на ржавую арматурину - только конец торчит из нелепо раскрытого рта. А вон чья-то голова валяется, а неподалеку горка гнилых останков...

Скейлз облизал так и не выбритые в лагере губы и принялся так же, полушепотом рассказывать притихшему, хотя, казалось, что и так был тише некуда, Плеснецкому, историю, произошедшую здесь буквально пару месяцев назад...

"Долг" всегда с учеными сотрудничал. Мало того, что их правительство спонсирует - и украинское, и российское, они еще и рассчитывают, что ученые изобретут способ, могущий ослабить, а то и уничтожить Зоны. Х-ха, наивные идиоты... Даже если те и изобретут такое средство, никогда они его долговцам не отдадут, хоть те притащатся под бункер всем своим скопом и начнут его обстрел из танков и вертолетов. В плане отношения к Зоне ученые всегда больше на Свободу походили, так что "Долгу" не на что надеятся... к счастью. Но пока "Долг" верит своими наивным надеждам, он ведет с экспедициями дела, и артефакты сдает, и охраняет, и малые карательные операции осуществляет, если надо. И вот однажды, промозглым январским утром, пришел к "долговской" охране однажды странный сталкер - худой, низенький, в грубом черном балахоне. Ну, долговцы его пинками прогнали, потому как на мутанта больно сильно смахивал, даже пристрелить хотели, да не смогли, у одного автомат заклинил. Ну, незнакомец и свалил. А через пару часов на бункер поперла толпа зомби. Отстреливались они, отстреливались, а потом поняли, что те как-то странно себя ведут. Не как обычные зомбированные - например, у одного очередью руку почти оторвало, на жалких клочках кожи и держалась, а он все равно по прежнему автомат держал и стрелял. А потом один из долговцев неспешно застрелился. Обстоятельно приставил автомат к зубам и нажал на спусковой крючок. И при этом так безнадежно и страшно он кричал, что даже бывалым "долгарям" не по себе сделалось.

А потом зомби все как один в штыковую пошли - ну, то есть в "прикладную". И одному долговцу его же собственным автоматом челюсть сломало, а сам автомат в воздухе остался и в других стрелять начал. И тут даже долговцы не выдержали, кинулись в бункер, под защиту.

А там, под возмущенные возгласы персонала, у одного долговца сломался палец. Сам под неестественным углом изогнулся и треснул. А потом, у того же долговца рука оторвалась. И в лицо ему вцепилась. Тот сразу и умер - от разрыва сердца. Потому как страшно это - когда рука сама собой, под воздействием злой нехорошей силы отрывается от тела.

Вскоре ученые пришли к выводу - зомби управляет - именно управляет, некая тварь. Телекинезом, причем на высочайшем уровне. И зомбированных она просто перемещала, и покончивший с собой долговец от этого так протяжно и кричал - ужасно, очень ужасно, когда твои руки сами приставляют автомат к голове и нажимают на спуск...

Чуть позже туда на зачистку приехал усиленный отряд "Долга", с гранатометами и экзоскелетами. И все как один полегли. Причем их атаковали и зомби и погибшие рядом с бункером собственные бойцы. В них стреляли - а они все равно идут и не умирают - иному отстрелишь ноги, а он будто про них забывает, и в буквальном смысле дальше летит. Словом, быстро полег тот отряд. "Долг" тем временем думать начал - уничтожить такую угрозу, или ну ее нафиг, себе дороже. А осажденные ученые объявили награду за голову - а желательно тело - той твари, что так развлекается. У одного долговца, что в бункере сидели, височная кость вылетела, а через нее мозг, а у другого банально сердце остановилось. Мутант просто веселился, глядя на забавные потуги этих жалких червей. Хохотал и смеялся.

Многие отчаянные сталкеры пытались покончить с этим. Уже на седьмую попытку мутанта вычислили - а тот особо и не прятался. И когда очередной желающий сорвать большой куш и уважение от ученых подкрался и отсюда, с дороги на Агропром прицелился и выстрелил, пуля ему вернулась. Прямо в дуло, причем насквозь прошила, до приклада. И бежал тот сталкер оттуда так, что беги он так на Олимпиаде, мигом бы золото заработал.

А потом туда пришел еще один. С закрытым лицом - шлем "Заслон" никогда не позволял разглядеть голову его хозяина, и со странной винтовкой футуристической формы. Прицелился через сильно модифицированный SUSAT, поймал на кончик прицельной сетки грязный балахон, прикрывавший затылок мутанта, и прекрасно понимая, чувствуя своим мозгом, тем его особым отделением, что иногда называют интуицией, что тварь видит его, ощущает и смеется, и просто выстрелил.

После чего неспешно закинул винтовку за плечо и побрел в сторону бункера. Потому что ни одна тварь просто не успеет среагировать на сверхскоростной снаряд, разогнанный артефактами... Сверскоростной и единственный.

Скейлз замолчал. Впрочем, от раскинувшейся перед ними картины замолчал бы любой, особенно увидевший ее впервой, чего, правда, о нем сказать было никак нельзя.

Перед ними было чахлое болотце. Неглубокая лужа, вокруг которой росли мертвые, перекрученные деревья. Иссохшиеся трупы отчаянно цеплялись своими худыми корнями за влажную, вонючую землю, пытаясь выжать из серой почвы все, что можно и нельзя, лишь бы продлить свое никчемное существование... как и все в Зоне, и все на Большой земле. Только тут это ярче выражено. Честнее.

Рядом с умирающими деревьями-анорексиками раскинулся высокий железный забор метра под два, с рядом колючей проволоки сверху. А за этим неприступным скрывается, значит, неприступный бункер научной экспедиции.

Дав депутату полюбоваться красивым пейзажем, в свете звезд выглядевшим еще более поразительно, чем обычно, группа осторожно начала спускаться вниз, по почти пологому склону, двигаясь в сторону бункера. Пока все было чисто, ни одного зомбированного и прочих недружелюбных обитателей замечено не было. Неужто разбежались?

Тихо переходя к стороне входа на территорию, команда перешла на противоположную сторону забора. Там было относительно сухо и так же безлюдно.

Приминая истоптанными берцами мертвую траву, группа неслышно вошла в вход забора. Тут же показался бункер - колоссальная, с виду бетонная трапеция с бронированной дверью, врезанной в одну из плоскостей бункера, обращенную к входу. Рядом с дверью на уровне локтей было массивное переговорное устройство с не менее массивной видеокамерой, грозно взирающая черным окуляром на подошедших сталкеров.

Скейлз жестом остановил группу и подошел к панели. Постучав пальцем по ней, он наклонился и почтительно проговорил в динамик:

-Здравствуйте, профессор Сахаров. Будьте добры, откройте, пожалуйста. 

Но в ответ раздался не ожидаемый добрый, чуть суетливый старческий голос, а молодой и напористый гонор:

-Ты кто такой? Вали отсюда - невежливо выругался неведомый хам.

-А вы кто? Позовите профессора Сахарова - со сталкера мигом слетел налет вежливости. В его душу начали закрадываться нехорошие сомнения, что некие уроды вырезали несчастных ученых, но для верности, если это лишь наглый доцент, решил потребовать от него истинного хозяина научно-исследовательского комплекса.

-Пошел нахер, урод, пока не пристрелили - еще более невежливо отозвался невидимка. Интересно, из чего он собрался стрелять?

Так, все ясно. Поскольку, несмотря на плотное сотрудничество, он так и не знал начальника Сахарова, придется поступать проще - сообщить долговцам, чтобы они вскрыли бункер с захватчиками, как консерву. Вряд ли они успели разобраться в сложной защитной системе.

Пробормотав группе, что ученых там нет, сталкер достал КПК, дабы связаться с "Долгом" и обрисовать ситуацию - ему пару раз приходилось пересекаться с ними, вот, даже номер генерала Воронина остался, как вдруг услышал сзади вязкий, тягучий шепот:

-Не дергайтесь.

Рефлексировать было поздно, и ему оставалось лишь приготовиться выхватить свой автомат, предварительно уйдя в перекат, если бронедверь бункера откроется - наверняка очередной и вновь невидимый враг один из новых владельцев лаборатории - зомби так не говорят, да и тихо, неслышно перемещаться они тоже не умеют.

-Вы кто? - так же медленно, спокойно спросил голос.

-Сталкеры - еще ослабленным выдохнул Славянин - К ученым, вот, попасть пытаемся, отдохнуть да поесть, а их там уже и нет. Видимо...

-Как это нет? - недоверчиво перебил его невидимка - Если бы...

-Сахарова нет - мрачно буркнул Скейлз, по прежнему не делая даже попыток повернуть голову.

-Конечно, его нет - более расслаблено произнес неизвестный - Он на Большой земле. С отчетом улетел, на дня три. Только Васильев остался, подчиненный его, ученый.

Застыла неловкая пауза. Вроде и пошевелиться опасно, пока сталкер за кадром команду не дал, или стрелять не начал. С другой стороны, он явно ждал продолжения, или просто размышлял, сможет ли он нейтрализовать такую многочисленную потенциальную угрозу? Может, и сможет. Судя по звучанию голоса, от фланга он стоит метрах в трех. А там, к слову, караулят не новички, а тертые калачи, да и Скейлз инстинктивно держал все под контролем - не задумаваясь об этом, лишь улавливая все звуки, как любой ветеран Зоны и горячих точек. Чисто призрак, раз смог подкрасться так близко.

Молчание затягивалось. Первым его нарушил Славянин:

-Ну так что, пустишь нас к ученым?

Немного помолчав, сталкер ответил:

-Ладно. Только от автоматов магазины отомкните. По одному, медленно - и, судя по знакомому щелканью G36, показал на того, кто, по его мнению, должен первым вытащить магазин.

Мимо Скейлза прошел Славянин. Дверь, немного подумав, отворилась, впустив одиночку. За ним прошел Рембо, Шрам, затем Сазан, Плеснецкий и Ерш. Последним вошел Скейлз, наконец-то сумевший разглядеть неизвестного. Им оказался обычный, с виду, сталкер в "Заре", с чуть отвисшей верхней губой, придававшей ему вид только что вмазавшегося наркомана. "Гроза" грозно глядела в живот Скейлза, готовая выплюнуть порцию горячего свинца.

Отомкнув магазин, Скейлз проследовал в недра бункера, кожей ощущая глядящее в его спину дуло "Грозы".

За обычной стойкой седого профессора ныне расположился крепкий, стриженный ежиком молодой человек, недружелюбно взирающий на кучку грязных бродяг. За его спиной расположились разномастые сверкающие отраженным от ламп светом приборы. В качестве дополнения к интерьеру, а может, заодно и материала для опытов, на столе расположилась клетка с довольно крупным колесом - Скейлз знал, что там жила крыса. Обычная, дикие монстры Зоны мигом разорвали бы ненадежные прутья и покалечили персонал.

-Это вы, значит, Васильев? - издевательски спросил Скейлз, вложив в слово вы максимум сарказма.

-Не Васильев, а профессор Васильев! - недовольно сверля его маленькими черными глазками, ответил ученый.

Не удостоив наглеца ответом, сталкер направился в комнату отдыха - на этот раз не со скрипящим наследием тридцатых, а с нормальными, уже приваренными к стене спальными местами.

Не так намеревался отдохнуть Скейлз, ох не так. Со стариком-ученым у него было много общего, а вот с мрачным, вредным молодым лаборантом (ну не поворачивались у того клетки головного мозга называть его профессором), не настроенным общаться - мало. К тому же он явно впустил их не за просто так и на выходе как пить дать потребует плату. И они оплатят, тот сталкер с "Грозой" и нежелание портить отношение со станцией это обеспечат.

Одиночка достал уже спрятанное ПДА и посмотрел все коммуникаторы в радиусе 50 метров - тот мужик и впрямь обозначался как "Призрак". Действительно, вернее не придумаешь, призрак и есть. А вот по делу...

Скейлз намеревался заглянуть к ученым поесть после сна и дороги, подготовиться к дальнейшему пути, а заодно перекинуться парой словечек с Сахаровым. Но отсутствие профессора решительно исключало третий пункт, а вот слежку наемников - нет, даже наоборот, способствовало ей - если те осадят бункер, Васильев мигом выпрет оттуда депутата, а заодно и его охрану. Поэтому следовало максимально быстро принять пищу и как можно скорее выдвигаться отсюда к Рыжему лесу. Правда, следовало кое-что прикупить у ученого, способное сильно помочь в дальнейшем.

Наскоро сообщив остальным план действий, Скейлз, пока те жуют, направился к Васильеву. Тот уже успел спрятаться в недра лаборатории и сталкеру пришлось пару раз крикнуть того, когда он, наконец, соизволил подойти. 

-Чего надо? - недовольно буркнул тот, несмотря на озвученные сталкером требования.

-Господин Васильев, - максимально деловым тоном начал одиночка - Нам необходимо четыре "Лунных света" сбора 2011 года. Мы готовы...

-Я не имею торговать объектами для исследований, - вкусно, с чувством явного самоудовлетворения протянул ученый - Это нарушает все принципы исследователя, это аморально, в конце концов.

-Двенадцать тысяч за артефакт - объявил цену сталкер.

-Вы меня не поняли. Мы не торгуем...

-Но профессор Сахаров довольно успешно вел торговлю. Эти артефакты постоянно таскают вам сталкеры, их как грязи, я уверен, что у вас одного "Лунного света" больше десятка.

-Увы-увы! - улыбчиво сообщил вредный ученый.

-Пятнадцать тысяч - утвердил Скейлз.

-Мы-не-торгуем-объектами-для-исследований - вновь завел свою прежнюю шарманку неуступчивый ученый. Видит, гад, что нуждаются, вот и измывается.

-Восемнадцать.

Научник продолжал улыбаться, покачивая головой.

-Девятнадцать. За штуку - напомнил Скейлз.

Помолчав, ученый объявил вердикт:

-Тридцать - уверенно заявил Васильев.

-Двадцать два. И то - грабеж.

-Тридцать тысяч за штуку. Нет денег - нет артефактов - продолжал утверждать ученый.

-Но если вы нам откажете, то вообще останетесь без денег - осторожно сообщил Скейлз.

-А и что - лениво пробормотал ученый, почесывая массивный нос - Деньги все равно пойдут Сахарову.

-Разве? - теперь уже сталкер улыбался во весь рот - Профессор Сахаров продал бы их максимум за пятнадцать, а мне - и за первоначальную цену. И когда профессор приедет, вы наверняка сообщите ему, что торговали, как вы условились, максимально честно. Была установлена стоимость - столько на его счет и пришло. А разница ушла вам в карман. Откат, однако.

Ученый продолжал криво улыбаться, но Скейлз, бывший неплохим психологом, готов был поклясться собственным автоматом, что сбил с коррупционера спесь.

Еще помолчав, Васильев вынес вердикт:

-Двадцать три - видимо, восемь тысяч в руках были предпочтительнее, чем пятнадцать в небе.

-Сейчас, схожу.

Скейлз перетек в спальный отсек и направился к Плеснецкому. 

-Господин депутат, необходимо ваше КПК - и тут же ответил на его немой вопрос - На оплату артефактов, способных обеспечить нам проход мимо завода "Янтарь" - там мощный источник пси-излучения, как вы помните, и необходимы защитные артефакты. Двадцать пять тысяч за штуку - уверенно утвердил тот.

Депутат, чуть покопавшись, протянул ему коммуникатор.

-Пароль от счета 908173.

Кивнув, будто не помня комбинацию, увиденную еще в норе Сидоровича, Скейлз направился к стойке. Четыре светящихся синевой артефактов уже покоились в освинцованных контейнерах. Шестьдесят тысяч он закинул на известный ему счет Сахарова, тридцать две - на счет КПК Васильева, после чего подхватил контейнеры и украдкой закинул себе еще восемь тысяч, после чего со спокойной совестью направился в спальни. Там он пояснил остальным свой план, и заодно выдал артефакты. Да, он был рискованным, но других вариантов все равно не было, поэтому недовольных не оказалось.

Сталкер терпеливо постоял, подождав, пока все закончат питаться, после чего отдал команду на сбор. Подождав еще, на этот раз, пока все соберутся, Скейлз вставил в автомат магазин, посоветовав остальным сделать тоже самое. После чего группа оперативно направилась к двери, мысленно надеясь, что подлый Васильев не заблокирует двери и не предъявит им счет за пользование бункером. 

Но нет, все обошлось, видимо, ученый счел покупку артефактов по вдвое завышенным ценам достойной оплатой и не стал их задерживать. Снаружи было все также тихо и спокойно, даже завывания зомби не были слышны. Группа осторожно выдвинулась на север - к заводу "Янтарь", а точнее, к неприметному зданию неподалеку. Там у Скейлза было кое-что припрятано...

В голове появился сначала неслышный звон, усиливающийся с каждым шагом, в десятке метров от того обнесенного забором строения превратившийся в ощутимого комара. А еще начало ломить слегка ломить в висках. И это в "Заслоне", шлеме, обеспечивающем наилучшую защиту от пси-излучения, да причем еще в варианте, лично доработанным Скейлзом путем вкрапления в его систему микроскопических "Каменных цветков"! Словом, не сравнить с тем, что испытывают любой несчастный сталкер, не защищенный вовсе.

Остановившись около углового столбика забора, одиночка вытащил из рюкзака малую пехотную лопатку и срезал слой земли с растущей травой, после чего принялся копать. Преодолев где-то с полметра, Скейлз вытащил оттуда, отряхнув от земли, большой пакет, связанный в узел. Из него он вытряхнул другой, поменьше и прозрачный. В нем весьма компактно уместилось четыре небольших контейнера, весьма схожих с полученными от Васильева, старый, поцарапанный, но все еще добротный ТТ и два десятка патронов, сложенных в запаянный герметичный мешочек.

Отложив в сторону пистолет с патронами, сталкер сложил в рюкзак контейнеры, а остальное так же бережно упаковал, и на уровне дна руками вырыл существенное ответвление в северную сторону и засунул в него пакет, после чего забил землей. Основную яму он забросал землей, после чего аккуратно накрыл его дерном. Привиредливо оценив то, насколько эта область отличается от остальной земли, он развернулся и пошел к команде, ждавшей его в безопасном отдалении, где еще звон не превращается в комара.

-Вот вам еще одна порция артефактов - проинформировал тот и раздал каждому по контейнеру, в котором покоилась гарантия того, что излучение не выжжет его логические центры и он не станет безмозглым зомби раньше времени. Плеснецкий, как клиент, какого следовало беречь, получил двойную порцию; Рембо из-за ранения, ослабившего его пси-сопротивляемость, тоже стал обладателем двух артов; остальным пришлось довольствоваться единичными экзеплярами.

Установив артефакты на поясе, группа, ощетинившись стволами, двинулась в сторону завода, а точнее, чуть левее - к наиболее доступному пути в Рыжий лес.

Комар все сильнее зудел и давил на мозг, а ломка в висках начала напоминать тиски. И в ушах будто раздавался набат, причем в том его варианте, когда ты уже стоишь оглушенный мощным колокольным звоном и ничего не слышишь, только лишь легкий, гремящий в ушные раковины гром. Идти становилось все труднее и труднее, а ведь еще не пройдена и половины пути до эпицентра излучения...

Зомби. Еще один. Они разворачиваются и начинают стрелять, но быстро падают. Кажется, это те, кто плетется сзади, их вынесли...

Зачем, зачем я поперся сюда, зачем я вообще взял этот долбаный заказ... Лучше застрелиться, лишь бы не испытывать этого ужасающего чувства, упрощающего все мысли, заставляющего лишь плестись, потому как если начать бежать, то голова не выдержит и мозг лопнет... Мысли роились в голове, как взбудораженные пчелы из улья. И одной из этих пчел-мыслей была единственная спокойная пчела, сообщающая, нет, пытающаяся докричаться до тебя сквозь этот гудящий улей - ты глупеешь!

Все пчелы будто услышали это и прекратили панику. А ведь и правда, нужно идти, идти быстрее, иначе деградируешь до совершенно животного состояния, будешь среди тех, кого ты только что застрелил, с позорной задержкой. Но атаки на улей продолжались нескончаемым потоком, и пчелы вновь начинали жужжать... Ааа!

Чуть отрезвившийся Скейлз тряхнул головой в попытке освежиться, но в мозг будто воткнули бритву, выломанную из станка, и не одну, и даже не один десяток - сталкер чуть не упал от адской боли.

Боль бывает разная. Но есть боль, способная встряхнуть, взбудоражить сознание, а есть боль, которая только усиливает чувство деградации итого, что ты сейчас, здесь прямо сдохнешь и не дойдешь до цели, будешь валяться с вытекшим из ушей мозгами...

Но ведь есть вероятность и того, что пока ты будешь думать лишь о боли, убаюкивать ее и боятся лишний раз ее вызвать, убийственное излучения выжжет тебе мозги, и будешь ты думать лишь о боли, пока будет чем думать.

Скейлз еще раз тряхнул головой, и вновь тысячи бритвенных станков проткнули мозг - ощущение появилось такое, какое бывает после того, как тебе в драке повторно ударят по уже битому месту. Быстрее, быстрее, быстрее, твою мать! Поганая тряпка, не способная выдержать мало-мальски сильного излучения!

Скейлз отметил, что заводские помещение уже закончились - впереди показалось чистое поле, чистая земля. Но на мозги все равно продолжало давить это чертово излучение. Сталкер нашел в себе силы обернуться. На сложные действия его мозги пока были неспособны, и он лишь отметил, что никто не потерялся, все идут. Оценить, превратился кто в зомби или нет, он не смог. 

Постепенно он почувствовал, что его состояние улучшается, хотя в мозгу все еще гремело. Но он знал, что это было лишь отзвуком прежней атаки, и комар звенел все тише и тише. Скейлз еще раз окинул взглядом группу. Нет, все в порядке. Никто даже не упал и не застрелился.

Зато наемники, даже если их и отследили, точно без артефактов не попрутся сквозь этот выжигатель мозгов. Значит, можно передохнуть и сделать привал - тем более, что они приближаются к Рыжему лесу, а воевать с монстрами лучше на чистую голову, о чем тот и не преминул сообщить уставшим товарищам. Никто и не думал возражать. Споро расположившись на серой траве, из рюкзаков бродяг вылетели концентраты, сухпайки, консервы - у кого что. И, конечно, водка - полевое лекарство на все случаи тяжкой жизни сталкера: и пулевое промыть, и рваную грязными когтями мутантов рану обеззаразить, и успокоить взбудораженные пси-атакой мозги.

Наскоро опрокинув в себя стакан и закусив здоровенным куском говядины, Скейлз, как наименее пострадавший от излучения, продолжил нести вахту возле своих товарищей, оглядывая тьму и вслушиваясь в шорохи. Ничего. Стояла мертвая тишина. Видимо, все, кто был способен издавать какие-либо звуки, уже погибли от смертоносного излучения. И откуда оно там, на Янтаре, взялось? Ученые говорили, мол, лаборатория раньше там была. Забраться бы туда да взглянуть... да только без хорошей защиты от этой дряни там делать нечего. И даже заполучив ее, без хорошо вооруженного отряда туда соваться не стоит - кто знает, какие твари могут скрываться в давно заброшенных подземельях, где человек во имя науки творил такие ужасы, что любой нацистский врач вздрогнет...

Сталкер еще раз окинул своих подопечных взглядом. Пусть отходят, пусть. Уж если он, Скейлз, со своим супер-усовершенствованным костюмом и артефактом до сих пор трясется, чего ожидать от них. Плеснецкий вон вообще тупо на кончик своего ботинка уставился и глядит, даже не моргает. Конечно, сразу столько концентрированного экшна на человека обрушилось, тут любой в ступор впадет, как только все осознает... Ничего, он депутат, его не жалко. Пусть узнает, что это такое - филиал Ада на Земле. 

Бродяге вдруг с усмешкой пришла мысль, что достаточно любого депрессивного суицидника отправить в Зону, как тот сразу излечится от всей своей хандры - если выживет, конечно. Борьба за выживание не оставляет в голове места всякому бреду и мусору. Нет, конечно, борьба за это самое выживание идет и там, на Большой Земле... но как-то неправильно, завуалированно. Тут, в Зоне, все гораздо честнее. Тут ты можешь почувствовать себя человеком, а не тварью дрожащей. Пускай шансы на то, что ты сдохнешь в любую секунду, повышены, плевать. Зато тут ты можешь сдохнуть по-человечески, а не по-скотски. Никакая мелкая чиновничья сволочь тут не будет издеваться над тобой, выселяя из дома или отжимая бизнес, издевательски называя это твоим, как гражданина, долгом. А если какой бандит и попробует - можешь влепить ему со спокойной совестью пулю в лоб, и никто из обывателей не станет вопить: "Убийца, ненормальный!"...

Скейлз чему-то невесло усмехнулся в нечесаную бороду и взглянул на звездное-звездное небо.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.